DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Баллада о маньяке

Птица с хрустальным оперением / L'uccello dalle piume di cristallo

Италия, ФРГ, 1970

Жанр: триллер, джалло

Режиссер: Дарио Ардженто

Сценарий: Дарио Ардженто

В ролях: Тони Мусанте, Сьюзи Кендалл, Энрико Мария Салерно, Ева Ренци

Похожие фильмы:

  • «Окно во двор» (1954)
  • «Фотоувеличение» (1966)
  • Итальянский хоррор, где всегда ценилась утонченная визуализация ужасов, когда-нибудь должен был прийти к джалло. Описать этот жанр кратко не получится: слишком уж он противоречив. Единой школы джалло в Италии никогда не было, и все режиссеры, работавшие в этом направлении, стремились изобразительными средствами создать атмосферу ужаса, передать страх в глазах жертвы, и острый нож, занесенный над ней, воспринимался почти как орудие Рока. Мы ни от чего не застрахованы и все ходим по тонкой грани, отделяющей жизнь от смерти, а безумие – от холодного разума.

    Дарио Ардженто наверняка читал те самые криминальные истории, по цвету желтой обложки которых и назвали целый жанр. Правда, произошло это гораздо позже, уже после того, как нуар в США окончательно умер. Зато перед самой смертью он успел заронить семя на плодородную почву итальянского кинематографа, где пророс кроваво-красный цветок, удобренный работами Марио Бавы и Риккардо Фреды, но взращенный именно Дарио Ардженто, чье имя всегда ассоциируется с жанром джалло.

    «Птица с хрустальным оперением» – дебют Дарио Ардженто, который прежде работал кинокритиком в газете Paese Sera, а также писал сценарии для других режиссеров. Казалось, Ардженто и в режиссуре дебютирует каким-нибудь спаггети-вестерном или комедией по-итальянски. Однако автор сценариев многих вестернов снял свой первый джалло, в котором еще заметны следы влияния криминальных фильмов США. Впрочем, он уже полон образами безумия и смерти.

    «Птицу с хрустальным оперением», безусловно, можно рассматривать в качестве подступа к своеобразному хоррор-ремейку шедевра Микеланджело Антониони «Фотоувеличение». Хотя можно выдвинуть и другую теорию, что сюжет о свидетеле, который видел что-то очень важное, от философской притчи Антониони вновь вернулся к своим корням – «Окну во двор» Альфреда Хичкока.

    «Птица» Ардженто значит для джалло почти столько же, сколько классический триллер Альфреда Хичкока для своего жанра. Сцены нападений безумного маньяка в черном одеянии выдержаны в непривычной для триллеров тех лет нервной стилистике. Само нападение показано глазами убийцы, словно для того, чтобы зрителю передались его безумие и жажда крови. Но маньяк не призрак в темной ночи. Это всегда человек, одержимый комплексами, чаще всего из детства, что резко отличает джалло от триллеров и детективов, где преступниками владели земные мотивы. Фрейдистское толкование зла подчеркивается и сексуальными сценами, ведь часто маньяк еще и насильник. Убийство для него как половой акт, а нож как фаллический символ.

    Иностранец в чужой стране, излюбленный мотив Ардженто, присутствует и в первом его фильме. Сэм Далмас, американский писатель, который искал в Италии вдохновение для книги, словно инопланетянин в чужой стране. Он наиболее беззащитен, поскольку не вписан в итальянскую культуру, и многое ему кажется странным и непонятным. Но, как оказалось, маньяки есть не только в США, а для злодея Сэм Далмас стал нежелательным свидетелем. Что же видел Сэм в картинной галерее? – вокруг этого вопроса строится вся интрига фильма. Вроде бы простое дело – маньяк напал на жертву. Но что реальность, а что только кажется?..

    Дарио Ардженто хорошо усвоил уроки Микеланджело Антониони, а через его творчество и феноменологические идеи. Мир, каков он на самом деле? И что за пределами нашего сознания? Режиссер приспособил философскую максиму к саспенсу, выстроил интригу вокруг припоминаний и сомнений. Кроме того, Дарио Ардженто прекрасно использует особенности человеческого восприятия: мало кто обращает внимание на детали. Оттого лицо убийцы в «Кроваво-красном» можно увидеть задолго до финала, а внимательный зритель наверняка раньше Сэма догадается, что же происходило в картинной галерее. Режиссер совершил рискованный ход, ничего не скрывая от зрителя. В конце концов, мы почти никогда не обращаем внимания на частности, хотя они могут прояснить суть.

    Дарио Ардженто, как и Альфред Хичкок, также выделяется особым чувством юмора, оттеняющим ужасы в его мрачных полотнах. Вот и в «Птице» наверняка кого-то позабавит безумный художник, который выходит из дома через окно и держит кучу барсиков. Мир сошел с ума, а мы свидетели его агонии.

    В начале была «Птица». С нее началась долгая и славная карьера итальянского мастера ужасов. Ардженто никогда не мог объяснить, как к нему приходят такие сюжеты, ведь в обычной жизни он вовсе не мрачный мизантроп. И здесь вновь уместно вспомнить Фрейда: творя страшные полотна, человек очищает свою душу от зла. Оно притягательно. Вот и маньяки Ардженто приковывают к себе внимание. Они кажутся инфернальными созданиями в черном плаще и с опасной бритвой, но это лишь видимость, скрывающая от нас обычных закомплексованных людей, однажды решивших переступить опасную черту. И каждый может оказаться на их месте.

    Комментариев: 0 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)