DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

джалло

Почему все убийцы в джалло носят перчатки? Кем бы эти злодеи были без них — такими же кровожадными маньяками или заурядными неудачниками? Просто ли это стильный аксессуар или нечто большее? Рассказ из антологии Giallo Fantastique — впервые на русском языке!

Журналистка Ивонн получает от редакции новое задание — взять интервью у таинственного андеграундного скульптора Гормана. Настоящий затворник, он уже несколько лет не показывал своих жутких работ, но теперь, кажется, готов сразить весь мир. Ранее не переводившийся рассказ из антологии Giallo Fantastique. Публикуется с любезного разрешения автора.

Во внутреннем развитии итальянского кинохоррора выделяются два наиболее влиятельных жанровых пласта с соответствующими им периодами. Первоначальный классический период расцвета готического фильма охватил примерно десятилетие с середины 1950-х по 1960-е годы. Появление нового вида спагетти-хоррора – джалло – отмечено рубежом 60-х и 70-х. Что же происходило на стыке этих непродолжительных, но весьма насыщенных жанровых эпох? Рассказывает Глеб Сегеда.

Дебютная картина Серджо Мартино за рубежом известности не снискала. В принципе, она не снискала ее и в Италии, ведь лента 1969 года, которую в русскоязычных источниках указывают под названием «Мир секса», была вполне обычным, проходным мондо-фильмом. Зато в 1971 году творческая история Серджо Мартино стала куда интереснее. В 1971 году итальянский режиссер решил обратиться к жанру джалло. Об этом этапе творческого пути Мартино рассказывает Валерий Лисицкий.

Дарио Ардженто, работавший с Марио Бава, многое сделал для популяризации джалло как отдельного жанра детективного евротриллера, совершенствуя его в «Птице с хрустальным оперением» и последующих своих фильмах. В картине «Кроваво-красное» он довел все его составляющие до совершенства, собрав их все вместе. Этот фильм стал одной из лучших его работ за всю долгую и плодотворную режиссерскую карьеру. Подробности – в обзоре от Ирины Беловой.

Некогда цвет достатка, в XX веке желтый стал ассоциироваться с упадком и гибелью. А в кинематографе в это же время произошло слияние детективной и фантастической традиций. Росс Э. Локхарт собрал под обложкой антологии Giallo Fantastique звездные имена и посвятил ее трем мастерам нового киножанра — Ардженто, Баве и Фульчи. Откройте книгу и узнайте, какой оттенок желтого приглянется вам.

«Птица с хрустальным оперением» – дебют Дарио Ардженто, который прежде работал кинокритиком в газете Paese Sera, а также писал сценарии для других режиссеров. Казалось, Ардженто и в режиссуре дебютирует каким-нибудь спаггети-вестерном или комедией по-итальянски. Однако автор сценариев многих вестернов снял свой первый джалло, в котором еще заметны следы влияния криминальных фильмов США. Обзор фильма подготовил Андрей Волков.

В исконно итальянском поджанре «джалло» есть немало признанных жемчужин, прекрасно отражающих все его основные особенности, и не все они связаны с именем Дарио Ардженто. Картина Паоло Кавары «Черное брюхо тарантула» обладает всем необходимым для того, чтобы считать ее практически эталонным «желтым» хоррором. Такие фильмы не были призваны запечатлеть эпоху, но они сами стали эпохой в жанре ужасов. Детальный обзор картины подготовил Феликс Кривенцов.

Город потрясает весть об убийстве юных любовников. Расследование становится наваждением детектива Амальди. Его напарник раскручивает дело о сгоревшем сиротском приюте. В больнице умирает от рака мозга единственный выживший во время пожара. Кто-то преследует студентку, которая работает волонтером в этой больнице. Город, взбешенный забастовкой мусорщиков, сходит с ума… Катарина Воронцова вспоминает «Чучельника» Луки ди Фульвио.

Есть такие исполнители, которые и не ставили перед собой задачи стать лидерами среди «киношных» композиторов, но судьбе было угодно распорядиться так, что их имена по большей части ассоциируются именно с музыкальной дорожкой фильмов отдельного режиссера. С итальянской прогрессив-рок-группой Goblin так и случилось, но стоит ли им жаловаться на это стечение обстоятельств? Судьбоносное знакомство группы с Дарио Ардженто вылилось в успешное многолетнее сотрудничество, породившее целую отрасль искусства.

Католическую гимназию для девочек захлестнула волна убийств, при этом убийца неизменно оставляет нож в гениталиях жертвы. По сюжету фильма «Что вы сделали с Соланж?» молодой преподаватель Энрико Россини, дабы снять с себя подозрения, вынужден провести собственное расследование, в чем ему поможет его жена. Правда, своих скелетов в шкафу хватает и у Россини, и у его воспитанниц. Подробности – в обзоре от Ирины Беловой.

Италия. Родина душистой пиццы, величественных пантеонов, уникальной архитектуры и бессмертных талантов, которые оставили свой след в истории. И знаковой ветви европейской культуры ужасов – «dark suspiria genre», в широких кругах известной как «итало-хоррор». Но это уже дела давно минувших дней, а о том, как обстоят дела с хоррором на итальянском сапоге сегодня, вам расскажет Максим Деккер.

Вообще, маска для джалло не свойственна Это не значит что её там нет, куда уж. Да только на ум первейшим делом являются облачённые в черную кожу перчаток руки убийцы, а не голова: субъективная камера много раз издевалась над зрителем, проецируя путь убийцы, но не лицо одержимого злодея. В «Водолее» убийца тоже одержим. Но ракурс обратный, так что без маски не обойтись. О «Водолее» Микеле Соави рассказывает Лиза Голядкина.