DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Нож и черные перчатки

Кроваво-красное / Profondo rosso

Италия, 1975

Жанр: ужасы, триллер, детектив, джалло

Режиссер: Дарио Ардженто

Сценарий: Дарио Ардженто, Бернардино Дзаппони

В ролях: Дэвид Хеммингс, Дария Николоди, Габриэле Лавиа, Маша Мериль, Эрос Паньи, Джулиана Каландра, Глауцо Маури, Клара Каламаи, Николетта Элми

Похожие фильмы:

В 1963 году Марио Бава снял триллер «Девушка, которая слишком много знала», который был сделан в стиле уважаемого им Хичкока. Даже название отсылало к одному из фильмов последнего. Но вот аранжировал Марио «Девушку» по-своему. Чтобы нагнетать саспенс и сохранять интригу, Бава применил метод «камера – глаза убийцы»: зритель видел все его глазами, но не видел лица убийцы – только его плащ, ноги, руки в перчатках, нож в этих руках. Кровавые и необычные, стильные убийства тоже были сняты от первого лица. Для усиления саспенса особое внимание уделялось звукам шагов, скрипу половиц, дверей и окон, дыханию убийцы и жертвы. Все это давило на зрителя психологически. Тревожная музыка усиливала это напряжение. Хрупкая девушка-иностранка случайно стала свидетелем убийства, начав тем самым представлять опасность для самого убийцы и, как следствие, сделавшись целью его охоты.

Этот фильм принято считать первым представителем жанра джалло, получившего свое название от цвета желтых бумажных мягких обложек недорогих книг. В них выпускались непритязательные детективы, фантастика, триллеры. Именно Бава заложил несколько знаковых признаков жанра, перечисленных выше и отличающих джалло от обычного детектива или триллера. Собственно, джалло и есть сплав этих двух жанров, но имеющий собственную эстетику, свой особый стиль. Именно утонченная эстетика и стала стержнем, на который нанизывался сюжет, где преобладали жестокие, необычные, даже странные убийства, обилие крови, страха и саспенса. Также одной из черт джалло стали странные, параноидально-шизоидные психологические портреты персонажей, что привносило в картину изрядную долю сюрреализма в виде снов, видений, воспоминаний. Плюс некоторая вычурность, искусственность и театральность как сюжета и персонажей, так и места действия. Визуальный ряд с яркими, сочными красками, роскошными интерьерами, немалая доля эротики и красивых женщин в кадре тоже вошли в число характерных признаков жанра, которые с его развитием шлифовались, добавлялись, оттачивались и видоизменялись. Но руки в черных перчатках и острое лезвие, полосующее горло и тело жертвы, так и остались неизменным и главным признаком джалло. В итоге этот жанр даже вышел за пределы Италии, найдя воплощение в работах испанских режиссеров. Убийца в джалло часто переодевается в одежду противоположного пола (дань хичкоковскому «Психо»). И хотя по статистике маньяки обычно мужчины, в джалло как раз все наоборот: убивают в них чаще всего женщины, находящиеся далеко за гранью нервного срыва.

Дарио Ардженто, работавший с Марио Бава, многое сделал для популяризации джалло как отдельного жанра детективного евротриллера, совершенствуя его в «Птице с хрустальным оперением» и последующих своих фильмах. В картине «Кроваво-красное» он довел все его составляющие до совершенства, собрав их все вместе. При этом цвета в кадре невероятно яркие. В палитре преобладает красный цвет в разных своих оттенках. Он присутствует в деталях интерьера – обоях, шторах, драпировке, мебели, книгах на полках. И, конечно же, глубокий красный цвет крови жертв. Красная обивка кресел в зале конференции парапсихолога в театре просто бьет по глазам и нервам зрителя, как бы предупреждая, что скоро крови на экране будет целое море. И забившаяся в припадке парапсихолог после входа в ментальный контакт с находящимся в зале убийцей только подтверждает это. Часто звучащая навязчивая мелодия детской рождественской песенки, в которой есть что-то механическое и немного безумное, тоже не предвещает героям фильма ничего хорошего, лишь намекая на глубокую детскую психологическую травму таинственного убийцы. Саму травму мы видим в первых кадрах, когда под эту песенку на вилле по стене мечутся тени двух людей, и слышим истошные крики. Кто-то убивает другого человека огромным ножом, а потом бросает окровавленный нож на пол. И к нему подходит ребенок. Мы видим только его ноги в гольфиках и туфельках. Не понятно даже, мальчик это или девочка. Позже этот случай стал местной легендой под названием «Вилла кричащего ребенка».

Что это за вилла? Кто кого и почему убил там? Кто был этот ребенок? Какое отношение ко всему этому имеет маньяк-убийца в черных перчатках? Эту загадку и пытается разгадать иностранец, джазовый пианист Маркус Дейли, случайно увидевший, как кто-то в черном плаще убивает его соседку по номеру в гостинице, ту самую женщину-парапсихолога. Помогает ему в расследовании журналистка Джанна Брецци, которой нужна громкая статья в газете и еще одно доказательство, что женщины-журналистки ничуть не хуже знают свое дело, чем мужчины, и что женщины вообще ничем не уступают мужчинам, а даже их превосходят. Ардженто тут не упустил возможности поиздеваться над модным движением феминизма, заодно разбавив линию отношений музыканта и журналистки изрядной долей юмора, что пошло сюжету только на пользу.

Маркуса сыграл Дэвид Хеммингс, при этом его музыкант получился как бы продолжением его же персонажа из «Фотоувеличения» Антониони. А роль Джанны исполнила муза Ардженто – Дария Николоди. Эта пара смотрелась на экране живо и очень гармонично. Еще из актерского состава стоит отметить длинноволосую рыженькую девочку Ольгу в исполнении Николетты Элми, снявшуюся во многих хоррор-фильмах. Как-то итальянские журналисты решили определить самых лучших детей-актеров жанра ужасов. Среди девочек лучшей стала Николетта Элми, а среди мальчиков – Джованни Фрецца («Дом на краю кладбища»). Интересна роль Клары Каламаи, сыгравшей мать Карло, музыканта и друга Маркуса, красавицы и очень популярной актрисы 40-50-х годов. Тут она сыграла, по сути, саму себя – бывшую актрису, когда-то невероятно популярную, а теперь всеми забытую. И когда она произносит слова: «Когда-то я была актрисой», то камера оператора скользит по стенам, на которых развешаны ее реальные портреты той поры и кадры из фильмов, в которых снималась Каламаи. Да, и еще, самую важную роль в фильме джалло – руки в черных перчатках, талантливо сыграли руки самого Дарио Ардженто.

Смерти в этой картине самые разные и причудливые, как и положено по канонам жанра. Одна жертва повисает на осколках оконного стекла, перерезающих ей горло. Лицо другой варят в кипятке до кровавых волдырей. Голову третьей разбивают о каменные края стола, пытаясь выбить несчастному зубы, а еще у одной жертвы голова попадает под колесо мчащейся машины. Но самая эффектная смерть припасена на финал, когда застрявшая в дверях движущегося лифта золотая цепочка срезает человеку голову. Атмосферу страшной тайны и безумия создают разбросанные по фильму куколки, сделанные из красных ниток, подвешенные на проволоке пластмассовые пупсы, опутанные шерстью, и механические самодвижущие куклы с загробным смехом. Все, происходящее на экране, сопровождает великолепная музыка группы Goblin. Именно с этого фильма началось многолетнее и успешное сотрудничество Ардженто и этого коллектива под управлением знаменитого сейчас композитора и музыканта Клаудио Симонетти. А ведь попали они в картину совершенно случайно, когда у Pink Floyd, чье участие в фильме планировалось изначально, внезапно изменились планы.

«Кроваво-красное» стал не просто эталонным, классическим фильмом в жанре джалло, в котором Ардженто тщательно отмерил и смешал все необходимые для этого ингредиенты. Этот фильм стал одной из лучших его работ за всю долгую и плодотворную режиссерскую карьеру.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)