ГОЛЕМ

Кирилл Гольцов: «Большинство авторов хотят видеть на обложке своё имя, но для меня это всегда было второстепенным»

Александр Варго — это имя известно многим приверженцам хоррора на земле русской, а не в американском забугорье. Можно по-разному относиться к книгам, которые выходят с логотипом «MYST», но факты остаются фактами: Варго читают, а серия отечественного хоррора здравствует вот уже пять лет. Журнал «DARKER» рассказывал о трех представителях этого проекта, пришла пора познакомить читателей с очередным «Александром Варго». Итак, встречайте — Кирилл Гольцов. Московский писатель, поэт и автор нескольких романов (издавались «Дом на цилиндрах», 2011 и «Остановка последнего вагона», 2012). Творчество - его хобби, а в обычной жизни он занимается образовательными проектами, преимущественно связанными с дистанционным обучением. Именно перу Кирилла Гольцова принадлежит роман «Камень».

Здравствуйте, Кирилл. Расскажите нашим читателям, как Вы примкнули к проекту «Александр Варго»? Долго обдумывали решение? Не показалась ли такая идея сомнительной?

В ответ на высланный текст моего романа «Трюфельный холм», я получил приглашение от издательства «Эксмо» принять участие в рассматриваемом проекте. До этого момента об Александре Варго и серии «MYST» я ничего не слышал. Возможно, потому, что из отечественной литературы с удовольствием перечитываю только классические произведения. Посмотрел тематическую информацию по серии в Интернете, и мне это показалось интересным. Разумеется, большинство авторов хотят видеть на обложке своё имя, но для меня это всегда было второстепенным, поэтому никаких сомнений я здесь не испытывал.

Перед тем, как поставить свою подпись в договоре, Вы не прощупывали почву, не изучали «родословную» Варго? Интересовались мнением читателей о проекте? Может, сами читали коллег по серии?

Я познакомился с информацией об Александре Варго в Интернете только в общих чертах, в том числе, конечно, поинтересовавшись популярностью проекта. Работы коллег-Варго не читал и вообще был несколько удивлён, что именно мой роман «Трюфельный холм» рассматривается «Эксмо» в контексте этой серии. Тем не менее, именно это показалось забавным и интригующим, что вылилось в положительное решение.

Ваш роман в серии «MYST» вышел под названием «Камень». Сразу же возникла путаница: многие принимали книгу за литературную основу одноименного триллера с Сергеем Светлаковым в главной роли. Как считаете, издательство сознательно пошло на этот шаг, чтобы привлечь к роману больше внимания, или это простое совпадение?

Сложно строить предположения о мотивах поступков других – со мной новое название книги не согласовывалось, что, впрочем, было предусмотрено нашим договором. В любом случае, «Камень» - не такая уж плохая смысловая альтернатива «Трюфельному холму».

Изначально книга была почти на треть объемнее. Чем пришлось пожертвовать, чтобы попасть в формат серии? Не просил ли редактор добавить «кровавых подробностей»?

«Пожертвовать» пришлось немногим – по большей части, небезынтересными воспоминаниями главного героя, созвучными происходящим в книге событиям. Полагаю, «Камень» от этого особенно ничего не потерял. Никаких просьб по сюжету романа от издательства мне не поступало, за исключением уже упомянутого объёма произведения.

Вы довольно быстро пишете, затрачивая на роман около трех месяцев. В чем секрет такой производительности? Особенно учитывая тот факт, что писательство для Вас скорее хобби.

Наверное, именно потому, что писательство – хобби, а не работа, оно идёт быстро, легко и всегда находится время, чтобы дописать несколько абзацев к новой главе. Особенно хорошо это получается по дороге, когда всегда под рукой не только ноутбук или КПК, но и масса интересных жизненных ситуаций, которые, буквально по ходу, лишь немного литературно обработав в контексте сюжета, очень удачно вставляются в произведение. А вот совсем маленькие паузы лучше всего заполняются стихами.

Ваши романы «Дом на цилиндрах», «Остановка последнего вагона» и «Камень» связаны вымышленным подмосковным городом Тиндо и несколькими сквозными персонажами. Более того, действие новых романов («Лица в лепестках» и «Потерянные улицы Тиндо») проходит все в том же городе. Чем он так привлекает Вас, как автора? И какова издательская судьба двух новых книг? Стоит ли ждать их под именем Александра Варго?

Я предпочитаю в романах плавно переходить грань от вполне реальных мест, но вымышленных событий, до описания действительных ситуаций, но в несуществующем городке. А вообще Тиндо – собирательный образ множества мест в Подмосковье, где я когда-то побывал по разным поводам. Романы «Лица в лепестках», «Потерянные улицы Тиндо», «Вторя уходящим» и первые главы «Степени прерывания» сейчас рассматриваются издательствами, в том числе, и «Эксмо», но никаких достойных предложений я пока не получал. Однако, конечно, надеюсь в ближайшее время порадовать читателей выходом и этих произведений.

Вы всегда сами рисуете обложки к своим книгам. Что это: очередной вариант творчества, или Вы считаете, что лучше автора никто не определит, как должна выглядеть обложка? Не расстроились, когда «Эксмо» остановилось на своей иллюстрации, проигнорировав Вашу?

Просто я пытаюсь донести до читателей суть своего романа и в такой наглядной форме. Хотя, разумеется, «художник» из меня – тот ещё. А с «Камнем» никаких поводов для «расстройства» не было – мы с издательством сразу определились, что иллюстрацию, соответствующую стилистике серии «MYST», делают они. Поэтому свой вариант я даже не предлагал.

За книгами Александра Варго закрепилась репутация не самого качественного чтива, частенько романы обвиняют в заимствовании идей из американских фильмов ужасов. Вот и в первых отзывах на «Камень» проводились параллели с «Кладбищем домашних животных» Стивена Кинга. Как относитесь к таким аналогиям и следите ли вообще за читательской критикой в Сети?

Думаю, всё в нашей жизни, в том числе, и сюжеты романов, во многом перекликаются между собой. Иначе и быть не может. А проводить между чем-то параллели или воспринимать нечто, оторвано от остального – уже индивидуальное дело каждого. Что же касается аргументированной читательской критики, то она представляет несомненный интерес для автора, в том числе, в плане эффективной работы над новыми произведениями.

Ставите ли Вы перед собой задачу напугать читателя? Возможно ли это в принципе в нашей и без того невеселой стране? И если да, то какими инструментами, по-вашему, эффективнее всего можно нагнать жути на среднестатистического фаната хоррора?

В творческом плане я ставлю перед собой единственную задачу – изложить то, что хочу, в максимально интересной и доступной форме. Поэтому, разумеется, приходится прибегать, в том числе, к «страшилкам», которые неизменно привлекают внимание людей. А «нагнать жути» на читателей, как мне кажется, не сложно – достаточно «вывернуть» самые обыкновенные вещи наизнанку и подать это в мрачном контексте.

Как Вы пришли к писательству? Есть ли автор, которого могли бы назвать своим учителем? Кем видите себя в литературном мире, скажем, лет через десять?

Писать я начал ещё с первого класса – наверное, потому, что нравилось и, на мой взгляд, получалось. Сначала это были маленькие рассказы, очень быстро перешедшие в исписанные мелким почерком «общие» тетради. Мне, разумеется, хочется считать свой стиль индивидуальным, но, скорее всего, при желании, и здесь можно провести массу аналогий с кем-то другим. Сам я этим никогда не занимался. Относительно творческих перспектив – конечно, надеюсь, что все мои нынешние и грядущие работы будут опубликованы и любимы читателями. А кто из писателей хочет другого?

Чем вдохновляетесь во время работы над книгой? Музыка, кино, литература, свежий воздух? Как к писательству относятся Ваши домашние?

На творчество меня вдохновляет исключительно обилие интересных, даже необыкновенных жизненных ситуаций, которые я неустанно подмечаю и записываю. Собственно, и придумывать-то ничего не надо – важно, с какой стороны посмотреть, как это интерпретировать и подать. Жена со старшим сыном Михаилом одобряют моё творческое хобби, хотя ни одной моей книги не читали, только детские сказки и стихи. А младший сын Никита, которому недавно исполнился месяц, пока предсказуемо не торопится высказать своё мнение.

Среди читателей «DARKER» немало тех, кто все еще мечтает о карьере писателя, причем желательно с золотыми горами в придачу. Что можете посоветовать начинающим литераторам?

Мне кажется, что писать – это естественный способ самовыражения, где награда – создание достойного произведения. Но никак не работа для славы и «золотых гор». Наверное, разность этих главных целей и является гранью между настоящим писателем и тем, кто просто пытается им быть из неких соображений. Поэтому, пишите для своего удовольствия и только ради него – тогда это предсказуемо понравится и другим.

Спасибо за беседу, Кирилл. Удачи!

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх