ЗАКЛЯТЬЕ. НАШИ ДНИ

…Поймали и этого еще не одетого

И съели в саду под бананом…

из песни А. Городницкого

…однажды в Петербурге я наткнулся на объявление — на заборах расклеены были огромные плакаты: показывали диких людей, папуасов, которые людей едят.

А. Ремизов. «Дикие», 1913

 

В конце 1970-х в мировом кино возник резкий интерес к фильмам о диких племенах каннибалов. Он не продержался и десятка лет, но оказался весьма плодотворным для «каннибальского кино», которое развилось в особое направление фильмов ужасов, отличающееся натурализмом и обилием сцен не для слабонервных. Период «каннибал-бума» последовал за успехом первых каннибальских фильмов 70-х, которые, конечно, возникли не на пустом месте, а уходят своими корнями в старые приключенческие фильмы.

Здесь прежде всего нужно упомянуть снятый в 1965 году в буше Южной Родезии с участием актеров преимущественно из Южной Африки американский приключенческий фильм «Голая добыча» (The Naked Prey), во многом предвосхитивший настроение и своеобразную эстетику каннибальских фильмов. Середина XIX века. Европейцы, приехавшие в Южную Африку для охоты на слонов, проходя через территорию одного из племен, отказываются оплатить традиционную въездную дань для местного вождя. Оскорбленные африканцы жестоко убивают всех участников экспедиции, кроме главного героя — для него придумали еще более изощренную казнь, белого выпускают в саванну голышом, вооруженного только страхом существа, превратившегося в чью-то добычу, и устраивают безжалостную охоту. На протяжении всего фильма исполнитель главной роли известный американский актер, бывший спортсмен Корнел Уайлд — он же и режиссер, продюсер и один из композиторов фильма — отчаянно сражается за свою жизнь не только с негритянскими войнами, но и с беспощадной местной фауной. Экшн-сцены перемежаются с кадрами, живописующими красоты африканской природы или демонстрирующими жестокость борьбы за существование в мире животных — позднее это станет одной из основных «фишек» в фильмах итальянских режиссеров каннибальского кино. Из сценария «Голый добычи», как из хорошей поэмы, было убрано все лишнее — редкие диалоги африканцев на английский не переводятся, главный герой за весь фильм по сути произносит всего несколько фраз, а его имени мы так и не узнаем, в титрах он назван строго и просто — The Man.

Новаторский минимализм сценария фильма произвел такое впечатление на специалистов, что в 1967 году он выдвигался на «Оскар» в номинации «лучший оригинальный сценарий», но уступил французскому фильму «Мужчина и женщина». Кстати, сценарий был создан на основе реальных событий, правда, произошедших на другом континенте — в Америке, и несколько раньше — в самом начале XIX века. В 1808 году точно такую же охоту в роли жертвы пришлось пережить трапперу Джону Колтеру, который на протяжении нескольких суток убегал от индейцев племени черноногих. Причины, по которым киностудия отказалась от создания очередного вестерна и перенесла действие в Африку, прозаичны и первоначально были совсем не связаны с интересом к африканской экзотике: съемки на Черном континенте обходились в разы дешевле. Но от смены декораций фильм только выиграл. А у каннибальского кино появился фильм-предшественник. Конечно, «Голая добыча» — не хоррор, но адреналин и атмосфера страха здесь присутствуют, а фантазия, которую проявляют африканцы в казнях и издевательствах — вполне в духе будущих фильмов о людоедах: так одного из пленных обмазывают глиной и поджаривают на огне.

Другой картиной, оказавшей влияние на генезис фильмов о каннибалах, стал известный вестерн «Человек по имени конь» (A Man Called Horse, 1970). Высокомерный английский аристократ (ирландский актер Ричард Харрис, Дамблдор в первых фильмах о Гарри Поттере) приезжает в Америку на охоту и попадает в плен к индейцам. В неволе ему приходится полностью изменить свое мировоззрение, научиться уважать совершенно чужую и непонятную поначалу культуру, что позволяет совершить впечатляющий карьерный рост — от бесправного раба до уважаемого воина, мужа сестры вождя (ее роль исполняет вовсе не индианка, а греческая красавица, «Мисс Вселенная 1964» Коринна Тсопей). Конечно, истории о том, как главный герой завоевывает уважение дикарей и покоряет сердце прекрасной дикарки весьма распространены в приключенческой литературе и кинематографе, но фильм подкупает серьезностью подхода к теме, вниманием к другой культуре, подробной демонстрацией ритуалов индейцев, в том числе — жестокого обряда инициации, который проходит главный герой.

А что наиболее интересно в контексте данной статьи — «Человек по имени конь» вдохновил итальянца Умберто Ленци на создание фильма «Человек с глубокой реки» (Il paese del sesso selvaggio, 1972). Именно эту кинокартину принято считать родоначальником «каннибальского жанра»,хотя сами каннибалы появляются в ней всего на пару минут. Фактически «Человек с глубокой реки» пересказывает сюжет своего американского прототипа, но в атмосфере таинственного Востока. Лондонский фотограф Джон Брэдли путешествует по Таиланду, но случайно совершает преступление и вынужден скрываться в джунглях на границе с Бирмой на западе страны. Здесь он становится пленником полудикого племени, обитающего в отрыве от цивилизации. Так же, как и в «Человеке по имени конь» Брэдли медленно зарабатывает уважение туземцев, учится понимать их, завоевывает сначала свободу, а потом — сердце дочери вождя. Пройдя мучительный обряд, он становится полноценным членом племени. Людоеды из племени куру, главные враги племени Брэдли приступают к своему черному делу только минут за двадцать до конца фильма и особо разгуляться им не удается, но в целом именно «Человек с глубокой реки» сформировал основные признаки жанра: анатомические подробности людоедских пиршеств, странные туземные обряды, многочисленные эротические сцены и жестокие сцены с участием животных, вызывающие справедливое возмущение защитников последних. Исполнители главных ролей фильма Иван Рассимов и Ми Ми Лай стали одними из наиболее заметных актеров каннибальского кино: впоследствии они снялись еще в двух важнейших фильмах этого направления — «Ад каннибалов 3» (Ultimo mondo cannibale) и «Съеденные заживо!», они же «Ад каннибалов 2» (Mangiati vivi!). Фактурный итальянский актер, серб по национальности, Иван Рассимов, настоящая фамилия Джерасимович, брат актрисы Рады Рассимов, достаточно известен по своим ролям в итальянском жанровом кино — фильмах ужасов, спагетти-вестернах и детективах. А вот британская актриса бирманского происхождения Ми Ми Лай попробовала свои силы и в фильмах других жанров — например, комедии «Месть Розовой пантеры» и криминальной драме Ларса фон Триера «Элемент преступления».

В начале 70-х годов весь мир облетела сенсационная новость: в джунглях филиппинского острова Минданао найдено племя тасадай-манубе, совершенно не знакомое с цивилизацией и остановившееся в своем развитии на уровне палеолита. Посмотреть на тасадай приезжали даже звезды — к примеру, итальянская кинодива Джина Лоллобриджида. О тасадай писали все крупные географические журналы мира, в советском «Вокруг света» появилась пара нашумевших статей. Открытие тасадай-манубе стало одной из крупнейших этнографических сенсаций века, которая лет через пятнадцать обернулась грандиозным скандалом: выяснилось, что роль дикарей исполняли за определенную плату жители соседних деревень, совсем не такие дикие и прекрасно знающие, что такое деньги. Открывший дикарей миру политик Мануэль Элисальде сбежал вместе с собранными для помощи тасадай 35 миллионами долларов. Но в конце 70-х открытие тасадай казалось чудом.

Статья об этом племени в одном из журналов вдохновила итальянских сценаристов на создание фильма «Ад каннибалов 3», хотя под их пером миролюбивые тасадай, живущие в гармонии с природой, превратились в кровожадных дикарей. Первоначально фильм планировался как продолжение «Человека с глубокой реки», были приглашены Рассимов и Ми Ми Лай, на роль постановщика планировался Ленци, однако он к тому времени был уже известным и довольно дорогим режиссером, поэтому продюсеры позвали более молодого, но уже опытного Руджеро Деодато. И он не подкачал. История о том, как преуспевающий бизнесмен (в главной роли Массимо Фоски) оказывается пленником кровожадных дикарей, обитающих в пещерах в джунглях острова Минданао (именно там, а не в Новой Гвинее, как зачастую ошибочно сообщают в некоторых аннотациях к фильму) и «восполняющих дефицит белка» самым негуманным способом, заинтересовала зрителей. Фильм ругали за излишнюю жестокость и натурализм, но нельзя не признать, что он не глуп и несет в себе определенные размышления о хрупкости налета цивилизации, который слетает, как шелуха, с человека, попавшего в нечеловеческие условия. В русском видеопрокате фильм вышел под названием «Ад каннибалов 3», но обратите внимание, что он появился на свет в 1977 году — на три года раньше собственно «Ада каннибалов», к тому же, кроме имени режиссера и общей тематики эти два фильма ничего не связывает.

Успех фильма Деодато положил начало так называемому «каннибальскому буму» конца 70-х — начала 80-х годов, когда за несколько лет вышел (в основном в Италии) целый ряд фильмов на эту тему, хотя часть фильмов имеет к каннибалам только косвенное отношение. Знатный специалист по коммерческому кино Аристиде Массаччези, более известный под псевдонимом Джо Д`Амато, работавший в разных жанрах, но чаще всего — в области эротического кино, также отдал дань моде на каннибалов. В 1977 году он выпустил очередной фильм с «черной Эмманнуэль» Лаурой Гемсер — «Эммануэль и каннибалы» (Emanuelle e gli ultimi cannibali). Сюжет прост, как игра Лауры Гемсер: журналистка Эммануэль отправляется в Амазонию для поиска последних каннибалов. На фоне эротических приключений Эммануэль каннибалы несколько уходят на задний план, а сцены каннибализма выглядят немного нелепо. Через год Д`Амато снял скучный эротический фильм «Папайя, богиня любви каннибалов», с дикарями из джунглей не связанный. Вдохновленные успехами итальянцев, свой довольно наивный фильм о жестоких дикарях выпускают индонезийские кинематографисты — «Primitif» (1978).

В 1980 году выходит на экраны легендарный «Ад каннибалов» (Cannibal Holocaust), второй фильм из условной каннибальской трилогии Руджеро Деодато. Многочисленные запреты и скандалы сделали его одним из самых знаменитых фильмов ужасов в истории. Во многом успех картины был обусловлен выбором музыкального сопровождения — нежная пасторальная мелодия знаменитого композитора Рица Ортолани удачно диссонировала с шокирующим визуальным рядом. Впрочем, подобный прием Деодато использовал еще в «Ultimo mondo cannibale». Основная идея фильма была вполне ясна: «цивилизованный человек» оказывается куда более страшным и жестоким существом, чем самые дикие каннибалы.

А что же главный конкурент Деодато Умберто Ленци? В том же 1980 году он приготовил достойный ответ — «Съеденные заживо!». Иван Рассимов играет здесь лидера тоталитарной секты Джонаса, обосновавшегося в джунглях Новой Гвинеи по соседству с землями злобных людоедов. Джонас — очевидный намек на проповедника Джима Джонса, за пару лет до этого погубившего несколько сотен своих последователей в джунглях Гайаны. В 1981 Ленци выпускает еще один культовый фильм — «Каннибалы» (Cannibal Ferox). И в «Съеденных заживо!», и в «Каннибалах» он использует наработки, опробованные еще в «Человеке с глубокой реки», но с большей степенью откровенности и натурализма. Так, сцена с поеданием обезьяньих мозгов из разрубленной мечом черепной коробки трансформировалась в «Каннибалах» в такую сцену с человеческой головой. Но настоящим чудовищем в здесь опять оказывается человек современной цивилизации, убивающий ради развлечения или наживы. А дикари… просто «восполняют дефицит белка». Фильмы Деодато и Ленци стали вершиной жанра. Вскоре интерес к каннибалам упал. Впрочем, поэксплуатировать эту тему успели многие. Чего стоят хотя бы поделки испанского халтурщика Джесса Франко — к примеру, «Белая богиня каннибалов» (Mondo cannibale, 1980). Массовка, состоящая из людей с разным цветом кожи с глупо раскрашенными лицами, изображает свирепое племя, но больше походит на туристов на карнавале, добавим сюда джунгли, снятые в ближайшем парке, глупый сценарий и отвратительную игру актеров. Фильм «Режь и беги» (Inferno in diretta, 1985), завершающий «каннибальскую трилогию» Руджеро Деодато, фактически ознаменовал и конец «каннибал-бума». Хотя каннибалов в фильме нет, а есть просто свирепые и жестокие индейцы в джунглях Амазонии, да это и не хоррор, а триллер. Правда, любителей хоррора порадует появление на экране Майкла Берримана, специализирующегося на ужасах известного американского актера с весьма выразительной внешностью.

Так завершилась короткая, но яркая эпоха интереса к каннибальскому кино. Более подробно о наиболее известных фильмах этого направления вы сможете прочитать в отдельных материалах, целью же данной статьи было напомнить об истории возникновения «каннибал-бума».

Но каждую пятницу, лишь солнце закатится,

Кого-то жуют под бананом…

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх