Хеллоуин (антология)

Составитель: Парфенов М. С.

Жанр: ужасы, мистика

Издательство: АСТ, Астрель-СПб

Серия: Самая страшная книга

Год издания: 2015

Похожие произведения:

На календаре почитателя жанра хоррор наряду с привычными праздниками обязательно должен быть отмечен и Хеллоуин. Ночь, когда размывается грань между нашим миром и потусторонним, а улицы человеческих городов наводняет нечисть. Бесы, призраки, оборотни и зомби разгуливают среди нас, ряженые шумят и веселятся, но... Среди них есть те, чьи костюмы слишком реальны. Почему волдыри на коже обугленного мертвеца по-настоящему пахнут горелой плотью? Почему старая ведьма не может снять изуродованное бородавками лицо? Почему у безглазой девчонки в черных провалах на лице копошатся могильные черви? Да потому что это Хеллоуин. Ночь, когда одни надевают маски, а другие могут показаться в истинном обличье. Празднику нечисти и посвящена новая антология М. С. Парфенова, продолжающая серию «Самая страшная книга».

Как и в «13 маньяках», открывающим идет Максим Кабир. В его рассказе «Классные рога, чувак!» переплетаются городское фэнтези и страшная зимняя сказка, маньячный триллер и мистика, человеческая жестокость и нечеловеческое сострадание. История татуировщика Захара, к которому странный клиент пришел набивать изображение пропавшей девочки, дает поразмыслить на тему добра и зла, обволакивает атмосферой заснеженного города и оставляет удивительное ощущение теплоты. Не света, а именно теплоты. Потому что иногда рождественское чудо прекрасно сочетается даже с огнем преисподней. Кабир держит марку, цепляет харизматичным героем и общей кинематографичностью, обеспечивая читателю дозу темных эндорфинов и задавая положительный настрой перед знакомством с остальными рассказами.

Следом располагается изменивший традиции господин составитель, чьи рассказы ранее всегда шли под тринадцатым номером. Впрочем, как ни переставляй «Мост», он останется в числе лучших и в антологии, и в творчестве М. С. Парфенова. Рамки привычного бестиария здесь расширяются, ведь фольклорный образ тролля под мостом у нас пока не заезжен и используется редко. Причем забредший к нам из чужеземных сказок тролль тут прячется в тени, а вот сам мост предстает полноценным персонажем. Мудрым, увядающим великаном, который стал свидетелем трагедии, произошедшей под его сводами много лет назад. И «трагедия» в данном случае не просто жанровый ярлык, а целая жизнь — с блеском выписанный путь главного героя сквозь время и боль. От преступления к наказанию. Это тяжелая, эмоциональная история с очень сильной психологической составляющей. Она бьет точно в цель и требует какого-то времени, чтобы переварить непростые впечатления. Штучная работа, украшение сборника.

Андрей Сенников в рассказе «А за окном снежинки тают...» напоминает о том, что нехорошо брать чужое. А если уж решился, тщательней выбирай жертву. Позарившись на айфон в руках старой карги, воришка по прозвищу Кит Авторучка не догадывался, в какой кошмар попадет. Долго ждать последствий не понадобилось... Как всегда у Сенникова, повествование неспешное, вязкое, с обилием деталей, которые погружают читателя в мир главного героя, дают возможность освоиться в его реальности до того, как автор нарисует на ней трещину. Ужас нагнетается без суеты, со знанием дела и с упором на атмосферу. В итоге получилась отличная жанровая вещь. Мрачная, холодная, жутковатая.

Для читателя, не понаслышке знакомого с современным русским хоррором, авторский состав каждой новой антологии априори большого секрета не представляет. Есть сформированный костяк, кочующий из книги в книгу, есть люди, без которых и вовсе трудно представить подборку «ужасов по-русски», но почти всегда есть и новые имена. Или имена подзабытые. Проявившие себя давным-давно писатели, ныне ушедшие в тень, из жанра, из литературы. Одним из таких «старых новых» авторов является Леонид Негуляев. Действие его рассказа «Богохульник» происходит в послевоенные годы. Молодой политрук, перебрав с выпивкой и устав от подначек, решил доказать сослуживцам свою смелость. А заодно и то, что ни Бога, ни нечисти не существует. Оставалось сделать сущий пустяк: прийти ночью на кладбище и воткнуть кол в могилу садиста по кличке Вурдалак... История простенькая, хоть и предполагает двойную трактовку. Главный герой вышел малосимпатичным, блеклым, поэтому волноваться за его судьбу не приходится. С саспенсом тоже не сложилось, так что на выходе получилась этакая мистическая байка — небезынтересная, но бедноватая на эмоции.

«Маршрут выходного дня» Марии Артемьевой отлично смотрелся бы в ее же антологии «Темная сторона дороги», но и здесь обедни не испортил. Видно, что тема дорожных ужасов автору близка и интересна. Самое главное — Артемьева умеет найти к ней подход. Попав вместе с героиней рассказа в древний ЛиАЗ, моментально чувствуешь себя неуютно. Гнилостный запах в салоне, тусклый свет, странные разговоры пассажиров, а уж сами пассажиры... Автобус тащится сквозь тьму слишком долго — ни остановок, ни очертаний города за окном. А когда на дворе 31 октября, подарков от мироздания ждать не следует. Подарки на Хеллоуин получают иные сущности. Рассказ коротенький, но объем не мешает проникнуться висящей в салоне безысходностью, ощутить на себе все жуткие взгляды и с содроганием ждать конечной остановки. Финала. И навсегда запомнить, что не все маршруты одинаково полезны.

«Сгоревший» Бориса Левандовского подкупает размеренной, обстоятельной подачей. Автор умело манипулирует читательским интересом, постепенно раскручивая историю, вводя новых персонажей и разбрасывая по сюжету щепотки ужаса. В центре внимания — Жанна, несчастная женщина, чей жених погиб в автокатастрофе. Причем не просто погиб, а, зажатый в машине, сгорел живьем на глазах у героини. Такой инцидент кого хочешь выбьет из колеи, нанесет удар по психике, но что, если сгоревшему суждено вернуться? И отнюдь не с добрыми намерениями. Левандовский приготовил для своей героини немало испытаний, затягивая ее в потусторонний кошмар, из которого не выбраться. Хорошо удалось передать ужас, ставший вечным спутником Жанны, ее проклятьем. Однако при этом явления антагониста достаточно однообразны и стандартны, хоррор-сценам не хватает изобретательности. Что же до финала, то он выглядит каким-то поспешным — не разочаровывающим, но и не дающим полного удовлетворения. Все это чуточку смазывает впечатление от очень крепкого в целом произведения. Зато жук-точильщик без сомнения может претендовать на звание самого запоминающегося персонажа заднего плана во всей антологии. Его звездный час был короток, но весьма эффектен.

Ольга Зинченко в «Практических занятиях» поведала довольно банальную историю, скрестив зомби-хоррор с сюжетами о сумасшедших докторах и ученых. Точно такие же гибриды встречались неоднократно, но рассказ не остался без изюминки, ведь события разворачиваются после Крымской войны. Перепелки на ужин, разговоры о сословиях, старательная стилизация с непременными «голубушка» и «папенька» неожиданно сочетаются с экспериментами над человеческой плотью и ожившими мертвецами. В остальном же все стандартно: профессор со странными стремлениями, семейная тайна, специально оборудованное под хирургические опыты помещение. Напряжение присутствует, но его сложно поддерживать при выбранном стиле изложения — архаичные словоконструкции и диалоги саспенсу не помощники. Однако внимания рассказ все же заслуживает. Хотя бы как эксперимент с новым фоном для старой тематики или литературный экскурс в прошлое.

«Сияние ее глаз» Александра Матюхина располагается на стыке психологического хоррора и магического реализма. Узнаваемый стиль и тематика сразу напоминают о лучших «маньячных» вещах автора. Характеры выписаны четко, композиция выверена, сюжет похож на раскадровку: каждая картинка, каждый образ на своем месте. Нить нереального вплетается в общее повествование гармонично, давая истории дополнительный нерв. Единственное, что бросает тень сомнения на продуманность этого рассказа, так это страховая фирма, в которой работает главный герой и которая, как и все прочие, не слишком заинтересована в выплатах клиентам. Каждому, кто застрахует свою жизнь на десять лет, будет вовремя платить ежемесячный взнос и продержится весь срок без серьезных проблем со здоровьем, она обещает солидный денежный бонус. Вот только на деле часть «счастливчиков» умирает от рук сотрудников фирмы. Очень сложно при описанной схеме работы поверить в организацию, годами устраняющую своих клиентов и не разоблаченную соответствующими органами после пары-тройки случаев. Особенно несерьезно эта затея смотрится из-за эпизода, когда основатель фирмы сам прокрадывается в дом клиента и несуразно пытается решить проблему с помощью молотка. Впрочем, авторское допущение еще никто не отменял. Тем более что все остальное сделано на привычно высоком уровне.

«Поединок» Михаила Киосы в свое время выиграл конкурс «Ужастики» на форуме журнала «Мир фантастики». Финал тогда судила редакция DARKER, а этот интересный автор, будущий Апостол Тьмы, впервые прикоснулся к темному жанру и попал на заметку составителю. Герой рассказа — педантичный пенсионер. У него всегда есть список дел, он всегда знает, чем займется. Самое главное — знает, чем занимался. Но однажды он начинает терять память... Казалось бы, не слишком богатое поле для выращивания ужаса, однако Киосе удалось найти выразительные средства, чтобы достоверно показать, как привычный мир пожилого человека распадается на части. Эпизод за эпизодом, день за днем стираются из его памяти. Из жизни. И у автора отлично получилось передать тревогу, которая идет бок о бок с необычной амнезией. На этом фоне чуточку слабее смотрится мистическая составляющая, зато она добавляет главному герою читательской симпатии. Ведь невозможно не переживать за одинокого старика, который не сдается напасти, а бросает ей вызов.

Александр Вангард в рассказе «ЯR» взялся препарировать тему двойников и приоткрыл дверь в чарующее зазеркалье. Там все очень похоже на наш мир, но в то же время по-иному. Там обитают те же люди, наши копии, но при этом они неуловимо другие. И у них может быть своя жизнь. Таинственный мир за зеркалом всегда интриговал ощущением чужой реальности, привлекал легкой неправильностью, манил к себе. Вангард удовлетворил это детское любопытство и провел туда, где по умолчанию должно жить чудо. Получился красивый мистический рассказ — не страшный, но с ощутимым налетом грусти. История о поиске себя и своего места. В каком бы из миров оно ни находилось.

Владимир Кузнецов зарекомендовал себя как мастер сочетать темные жанры с исторической прозой. Не изменил он себе и на этот раз, пригласив читателя на экскурсию по Венеции времен инквизиции. Детально воссозданная эпоха, скрупулезно выписанный фон, аутентичные персонажи и интригующий детективный сюжет — Кузнецов преуспел везде. Мы слышим плеск волн в каналах, мы видим людей в карнавальных масках, мы ощущаем страх граждан перед героем — секретарем трибунала инквизиции. А еще мы чувствуем, что там, в тени города, скрывается некто (или нечто), причастный к странным событиям в Венеции. Что и говорить, эффект погружения мощнейший. «Венецианская маска» — еще одна большая удача антологии.

Наиль Убырович Измайлов, в миру известный как Шамиль Идиатуллин, в «Обмене веществ» рассматривает проблему истощения природных ресурсов под довольно любопытным углом. Поначалу рассказ напоминает бегущую строку в выпуске новостей: Газпром, ОПЕК, энергетическая комиссия ЕС... На деле же это оборачивается мистическо-сатирической историей о том, как два мира нефть, газ и уголь делили. Если последствия нехватки ресурсов у нас мы себе представляем, то на том свете все куда интереснее. Лимиты энергопотребления в аду? Давно пора. Черти, греющие руки над коптящей бочкой? Теперь и по ту сторону есть свой Гарлем. «Обмен веществ» местами сумбурен и хулиганист, местами забавен и злободневен. Он профессионально скроен, но тематически придется по душе далеко не всем.

Нынешнее творчество Михаила Павлова сильно тяготеет к weird fiction — странной, непонятной прозе. Рассказ «Рудник» написан около пяти лет назад, так что в этом плане он более традиционен. Хотя и здесь не обошлось без приятных любому ценителю жанра «непонятностей». Троица героев отправляется в заброшенный шахтерский поселок — несложно догадаться, что там ее не ждет ничего хорошего. Сюжет на новизну не претендует (задействована стандартная схема «подростки забрели в плохое место»), но «Рудник» в очередной раз доказывает: можно соорудить приличный рассказ, не изобретая тематический велосипед. Павлов делает ставку на атмосферу — и выигрывает. Пустые дома, разбитые окна, огонек костра и мрак, подкрадывающийся со всех сторон... Играет каждая деталь, каждое решение: от личины зла до специфических отношений героев между собой. Рудник и его тайна западают в сердце по-настоящему. Одна из лучших вещей сборника.

Некоторые читатели «Самой страшной книги 2015» характеризовали «Сучий объект» Майка Гелприна как «Псы-воины по-русски». Что ж, пришла пора передать этот ярлык дальше, ведь с фильмом Нила Маршалла гораздо больше сходств имеет рассказ Дмитрия Козлова «Последний бой Дениса Давыдова». Если бы не выбранная временная эпоха и известная историческая личность в главной роли, эта вещь воспринималась бы не иначе как фанфик. Слишком уж узнаваем сюжет о столкновении группы военных с оборотнями, параллели прослеживаются даже в мелочах. Тем не менее, антураж, зубодробительный экшен и гусары вместо привычных вояк делают свое дело: вторичность уходит на задний план, а рассказ обретает собственное лицо. Знакомое, не без родовых сходств, но довольно симпатичное.

Лучшее произведение антологии принадлежит перу Дмитрия Тихонова. От его «Ряженого» веет стужей и смертью, от него разит свалявшимся мехом старого тулупа и кровью, после него в голове звучат голоса колядовщиков и слышится хруст снега под тяжелыми шагами. В коротеньком рассказе автору удалось передать и атмосферу святочных гуляний, и холод деревенской ночи, и ужас ребенка перед неведомым существом. Перед чудовищем в маске козла. Прекрасный стиль, занятная тема, умелое нагнетание жути — чего еще желать от рассказа ужасов? Тихонов с задачей справился на все сто процентов.

Завершает книгу рассказ Владислава Женевского «Атеист» — красивая философская притча о потустороннем мире. О вере. Женевский — безупречный стилист. Вот и здесь в тексте выверено каждое слово, каждая буковка. Изложено умело, стильно, поэтично. Вкусно. С литературой точки зрения к рассказу не подкопаешься. С остальным чуть похуже. Потому что это тот случай, когда в ходе чтения понимаешь: тебя не увлекает сюжет, ты не проникаешься смыслами, ты просто любуешься словами, образами — как полотнами в картинной галерее. Впрочем, в качестве финального аккорда «Атеист» смотрится достойно.

Подводя итог, следует признать: серия «Самая страшная книга» действительно развивается. От тома к тому улучшается качество издания, а литературный уровень держит высоко задранную планку. Это книги от людей, которые любят и понимают хоррор. И которые слишком дорожат своей репутацией, чтобы под громкой вывеской подсовывать читателю суррогат. Антология «Хеллоуин» — настоящий подарок для ценителей жанра ужасов. И теперь каждый желающий может устроить себе праздник нечисти в любой момент, не оглядываясь на календарь. Достаточно открыть эту книгу и приступить к чтению.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх