DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Сны великого Сновидца

Имя Говарда Филлипса Лавкрафта неотделимо от плоти и крови современной хоррор-культуры. Едва ли удастся найти человека даже среди нелюбителей жанровой литературы, который не был бы знаком с произведениями маэстро ужасов. Во всяком случае образ спящего на дне океана Ктулху повсеместно известен и беспощадно эксплуатируется не только поклонниками творчества писателя: изображение Великого Древнего можно встретить порой в крайне неожиданных контекстах. В этом смысле Ктулху уже давно покорил порядочную часть нашего мира. Однако сегодня мы поговорим о не столь популярной, но не менее достойной этого стороне лавкрафтовского наследия — о Цикле Снов.

Творчество Лавкрафта обладает единством атмосферы, тематики, сквозными героями и узнаваемой топографией, поэтому деление его на циклы условно. По сложившейся традиции исследователи и поклонники выделяют несколько основных произведений писателя в рассматриваемый цикл, хотя упоминания тех или иных мест, событий и героев из Страны Снов встречаются и во множестве других рассказов и повестей писателя. Попробуем разобраться, что лежит в основе такого деления.

Страна Снов — это один из параллельно существующих миров, в который способен попасть только герой, обладающий определенным набором качеств, — сновидец. Одни — более опытные — сновидцы могут делать это осознанно, при первом желании, проходя через пещеру Пламени и Врата Глубокого Сна, подобно Рэндольфу Картеру, другие — с помощью различных «экзотических» наркотиков, как герои рассказа «Гипнос». В особых случаях бывает и так, что человек встречает проводников в Страну Снов: команду «Белого корабля» в одноименном рассказе или эскорт, прибывший из Селефаиса, чтобы забрать своего повелителя домой.

Наличие целостной системы персонажей, связанных друг с другом в реальном мире, является доказательством объективности существования Страны Снов. Во время приключений Рэндольф Картер встречает череду известных читателю по другим произведениям героев: Куранеса, Пикмана и Атала. Страна Снов также обладает уникальной топографией: зловещее плато Ленг, Селефаис, гора Нгранек и Ултар, которые посещает Картер, встречаются и в других рассказах Лавкрафта.

Благодаря своеобразной фэнтезийной «оболочке» становится возможным местами чисто сказочное описание местностей, нарушение течения времени, искажение пространства. Страна Снов живет по своим законам независимо от привычной нам реальности, поэтому долгие века, проведенные Бэзилом Элтоном в землях Сона-Нил («Белый корабль»), никак не отразились на жизни героя в реальном мире, а путешествие Куранеса («Селефаис») в зазвездные бездны оказалось возможным без космического корабля.

Основательная часть рассказов и повестей цикла либо написана от третьего лица, либо имеет объективный голос рассказчика и характерную повествовательную манеру. В некоторых произведениях используется вводное «говорят», что дает установку на некоторую условность изображаемого. Такие рассказы по форме близки к легендам («Карающий рок над Сарнатом», «Кошки Ултара», «Иные боги»), события в них происходят либо на заре мира, либо в неотдаленные «прежние времена» и связаны с разъяснением появления народов, городов, законов и обычаев, в них прямо или косвенно обязательно принимают участие божества.

К этим произведениям примыкают тексты героических сказаний, в форме которых поданы приключения опытных сновидцев: здесь и некая загадочная локация (Селефаис, Закатный город, Кадат), на поиски которой отправляется исключительная, героического типа личность, и различного рода мелкие божки и грозные боги, которые чинят препоны сновидцу, столкновение со сверхъестественными явлениями и мифологическими тварями, что готовы помочь нашему герою преодолеть препятствия. Опытный сновидец всегда обладает неким тайным знанием или необходимым опытом, а порой даже хитростью и банальной смекалкой (в большей степени эта характеристика подходит Рэндольфу Картеру). Все вышеперечисленные рассказы и повести можно назвать стилизацией под эпические фольклорные жанры, в основе которых лежит мифология (легенды, сказания), и главный текст здесь — «Сомнамбулический поиск неведомого Кадата», своеобразная энциклопедия Страны Снов. В нем особенно ярко развиваются мотивы пути, поиска, испытания (часто по канону утроенные), встречаются образы животных-помощников и магических персонажей-проводников. И хотя все вышеперечисленное характерно и для многих рассказов, повествование в которых ведется от лица самого персонажа, между ними есть существенное различие. О нем стоит поговорить подробнее, более пристально взглянув на основной типаж лавкрафтовского героя.

Герой Лавкрафта обладает чередой характерных признаков: чаще всего это довольно молодой человек благородных кровей, бледный, несколько болезненный, всегда находящийся в поисках тайного знания или своей собственной terra incognita. Возможность столкновения с неизведанным вырастает из характера самого героя, крайне чуткого ко всему загадочному и потустороннему. Это человек по природе своей уникальный. Его интересуют вещи за гранью человеческого понимания, серая действительность убивает в нем волю к жизни, и он стремится сбежать из нее — через тайное знание, поклонение давно забытым божествам или сновидения. Последнее требует особых, врожденных способностей. Сновидец обладает поражающей жаждой приключений, смелостью и упорством и, что важнее всего, стремлением к покою. Это герой-искатель, утративший гармонию с самим собой и окружающим миром. Подобные персонажи хотят найти в Стране Снов дом — в прямом и переносном смысле, — место, где они смогли бы достичь свободы и полноты жизни, но обретение желаемого не всегда оправдывает ожидания героев: какая-то смутная, плохо ими осознаваемая потребность двигаться вперед, к неизведанным краям, заставляет их покидать насиженные места. Ключ к разгадке этой тайны лежит в основополагающем произведении цикла — «Сомнамбулическом поиске неведомого Кадата» (за рамками нашей статьи остались произведения о дальнейших похождениях Рэндольфа Картера — «Серебряный ключ» и «Врата серебряного ключа», вопрос о включении которых в Цикл Снов спорен).

Когда Рэндольф Картер встречает Куранеса, повелителя и создателя Оот-Наргая, тот, пресытившись красотой и пышностью Страны Снов, уже воссоздал в своем царстве уголок старой Англии, в котором он когда-то провел детство. Куранес предупреждает Картера — и этим самым пророчествует о конце его путешествия, — что поиски Закатного города бессмысленны и не принесут Рэндольфу в конечном итоге ни радости, ни покоя. В этом отношении истории двух героев запараллелены: Картер, как и Куранес, сам создал город из воспоминаний обо всем, что когда-либо было ему дорого, поэтому пробуждение героя в конце произведения можно воспринимать как крайне оптимистическую концовку, ведь он, в отличие от умершего в реальной жизни Куранеса, получает возможность во плоти вернуться в родные места.

Любовь Лавкрафта к Новой Англии, тоска по временам детства нашли отражение в историях этих персонажей. Мотив поиска давно утраченной детской чистоты и гармонии хорошо прослеживается и в рассказах «Белый корабль» и «Поиски Иранона», герои которых стремятся добраться до заветного места, что всегда оказывается вне пределов их досягаемости. И Иранон, и Бэзил Элтон являются, в противовес Куранесу и Картеру, трагическими персонажами. Оба они, не будучи опытными сновидцами, терпят поражение. Такие герои могут окончательно заблудиться между явью и сном, подобно центральному персонажу «Полярной звезды» (мы позволили себе включить в рассматриваемый цикл это произведение, основываясь на том факте, что в нем присутствует рассказчик-сновидец, а местная топография отсылает к Стране Снов — в Ломаре проводит какое-то время и Иранон).

Творческая сила персонажей Лавкрафта всегда связана с потусторонним: герои черпают вдохновение в запределье (подобно Эриху Цанну и Калосу — героям рассказов из цикла Macabre Stories), являясь при этом медиаторами потусторонних сил, или, что для нас является наиболее важным, приобретают способность к созиданию через приобщение к Стране Снов. Именно благодаря этому Картер и Куранес оказались способны в той или иной степени добиться желаемого: первый создает Закатный город, второй — долину Оот-Наргай, а затем и уголок дорогой его сердцу Англии. Оба они — демиурги Страны Снов, их созидательная сила находит приложение в этом мире. Можно сказать, что они — божества, заключенные в плен телесной оболочки в чуждой им — нашей — реальности. Поэтому Куранесу удалось, не утратив рассудка, вернуться из зазвездных бездн, где не существует формы, а Картер смог побывать на Кадате, выжить и не сойти с ума после встречи с самим посланником Иных богов — Ньярлатхотепом.

Для Лавкрафта рассказы цикла были своеобразной отдушиной: чего только стоит образ Куранеса, который во всем искал лишь красоту, был старомоден и мыслил не так, как другие писатели (не прямой ли это портрет самого Лавкрафта, консервативно настроенного джентльмена, воспевателя красоты?). Неслучайно автор не раскрывает читателю настоящего имени героя: через этого персонажа он получил возможность выразить самого себя, свои взгляды и устремления. Рассуждения повествователя в начале рассказа о детстве полны тоски и невероятно лиричны:

Детьми мы слушаем сказки и мечтаем, но мысли наши еще не приобрели завершенной формы, и в зрелости мы тщетно пытаемся вспомнить их, уже отравленные ядом прозаичной и скучной жизни. Но некоторые из нас просыпаются в ночи, очарованные странными видениями волшебных холмов и садов, поющих в солнечном свете фонтанов, нависших над шепчущими морями золотых утесов, тянущихся к спящим городам из бронзы и камня долин, кавалькад призрачных героев, оседлавших белоснежных коней и скачущих по опушкам дремучих лесов. И тогда мы осознаем, что заглянули в прошлое сквозь ворота из слоновой кости, в мир чудес, который когда-то был нашим, до того, как мы стали мудрыми — и несчастными.

«Селефаис» с его щемящей концовкой, сорвавшейся на описании толстого миллионера, сколотившего состояние на торговле пива, — гимн канувшему в Лету аристократизму.

Стоит особо упомянуть также и о том, что Лавкрафту наконец удалось разгуляться и воспеть самых совершенных, по мнению маэстро, существ на земле — кошек. Отдельно пушистым созданиям посвящен рассказ «Кошки Ултара», но более подробно особенности жизни и обычаев кошачьего племени описаны в «Сомнамбулическом поиске неведомого Кадата», где коты помогают Картеру в его приключениях. У Лавкрафта были довольно необычные взгляды на этих животных, связанные с отношением к эстетике, культуре и человечеству вообще (эссе «Коты и собаки»), поэтому герои, которым писатель симпатизирует, всегда с почтением относятся к кошачьим.

О творчестве Лавкрафта можно говорить бесконечно, едва ли найдется тема в рамках жанра хоррор, которой он так или иначе не касался в своих произведениях. Затронутые нами ключевые моменты Цикла Снов лишь малая часть художественного мира писателя.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)