DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Стивен, эта вечеринка — отстой!

Страхослов / Horrorology: New Tales of Terror by Modern Masters of Fear (антология)

Составитель: Стивен Джонс

Жанр: ужасы, мистика, реализм

Издательство: Клуб семейного досуга

Год издания: 2016 (в оригинале — 2015)

Похожие произведения:

  • другие антологии Стивена Джонса
  • антологии Эллен Датлоу
  • антологии Comet Press
  • антологии серии «Самая страшная книга»

Глядя на рынок хоррор-антологий, русскоязычный читатель может смело заявить: «У нас есть Михаил Парфенов, а в Британии — Стивен Джонс». Кто-то согласится, кто-то вознегодует, не важно. Главное — жанровые антологии продолжают выходить, радуя, если не качеством, то разнообразием имен, нарративов и художественных подходов.

Про качество было упомянуто не зря. Если сравнить ранние антологии, когда Джонс выступал своего рода Кингом от составительского дела, и нынешние, то можно заметить, что по-настоящему оригинальных и первосортных сборников становится все меньше и меньше. В океане унылых выпусков разве что «Книгу ужасов» (2011) и юбилейную «Новую книгу ужасов» (2010) можно считать благоприятными бухтами.

Относительно недавний «Страхослов» (2015), к сожалению, к ним отнести трудно. Казалось бы, «ужасная» дюжина мастодонтов своего дела (Харрис, Кэмпбелл, Ньюман, Баркер), именитый составитель, ранее неизданные рассказы — чем не радость для истинного гика?

Давайте разберемся.

После шаблонного вступления с долькой библиофилии нас встречают «Безликие». История о мужчине, которому не дает покоя то, что с ним произошло в детстве. Он возвращается в родное гнездо, за девственной красотой которого затаилось древнее зло воспоминаний. В неторопливом темпе Джоанн Харрис интерпретирует красивый на первый взгляд и меланхоличный сюжет с налетом «брэдберевских» рефлексий. Воспоминания оживают, а вместе с ними и страхи — классический вариант развития событий, который, к сожалению, скатывается в пустую банальность с послевкусием недосказанности, неполной реализации потенциала.

В «Гиньоле» всегда интересно, потому не постесняйтесь заскочить к Киму Ньюману. И хоть повесть не во всех местах может похвастаться уникальностью сюжета и интересными героями, но декорации Парижа на закате 19 века, сценические мрак и мерзость и искусный оммаж «Ангелам Чарли» Маджинти Никола не способны оставить равнодушными. Чего стоит одна сцена с театром… а какая — узнаете сами! Ах да, и оставайтесь бдительны — отсылок будет много.

«Ведьмы существует» — с этой строчки начинается «Забвение» Мюриел Грей. И знаете, а может так оно и есть? По крайней мере, ситуация, в которую угодил главный герой, Даррен Лоури, может показаться незавидной даже заядлым любителям «Ведьм из Блэра» и Тима Бертона. Да, ничего эксклюзивного, но адекватные истории о дьявольских колдуньях в современных реалиях не особо частое явление.

Рэмси Кэмпбелл — автор бесспорно талантливый и чертовски самобытный. «Кошмар» одним из лучших произведений мастера, да и вообще — «одним из лучших жанровых», язык назвать не повернется, но даже в таких посредственностях Кэмпбеллу есть где развернуться. Имеем жуткую локацию, супружескую пару пенсионеров и кошмар, плетущий паутину вокруг их счастья, их жизней. Своеобразная концовка и интересная метаморфоза в духе Лавкрафта — чем вам не спонсоры парочки часов бессонницы?

От «странного» переходим к безумию. «Одержимость» драматурга Реджи Оливера позволит окунуться в мир фотографа, на темную жизнь которого пытается пролить свет его племянник. Фотоапарат, способный через линзы, матрицы и прочие светочувствительные элементы переселять души является изобретением оригинальным, пускай и попахивает кинговским «Несущим смерть». Но, к сожалению, на этом прелести произведения заканчиваются. Концепция дьявольской техники, равно как и Эдипова комплекса, закравшегося в отношения фотографа Хьюберта Вилье и его сестры, остались далеко за кадром, что не могло не вылиться в сырое послевкусие.

У «Опустошения» Лизы Таттл схожая проблема. Вроде и атмосфера шикарная, и идея «ты — то, что ты ешь» показана под немного другим углом — так казалось поначалу — но все детали и смыслы в рассказе — примитивны, как на ладони, и пресная и ожидаемая концовка тому подтверждение. Слабый и незапоминающийся рассказ.

«Посмертие» Майкла Маршалла Смита изначально не претендовал на лавры чего-то оригинального. Не самых лучших моральных устоев герой накладывает на себя руки и оказывается в загробном измерении. Конечно, ему можно было бы сопереживать, если бы герой стал на светлый путь. А так, очередная адская пешка, на которую и Голливуд не стал бы тратить свои конвейерные силы. «Баян», — как пишет молодежь на имиджбордах.

А вот «Потрошитель» Анджелы Слэттер вписался удачно, не позволив читателю впасть в уныние. Написать хорошую повесть, проливающую свет «фантдопа» на загадочную личность Джека Потрошителя — все равно, что в берцах по тонкому льду озера пробежать. И знаете, госпоже Слэттер это удалось. Зрелищность, динамичность, максимум сюжетных поворотов и минимум воды, истинная магия слова, да еще чуть-чуть «Твин Пикса» плюс «Малхолланд-Драйва» под конец — и вот, вот она, жемчужина всея сборника!

В рассказе «Проклята» Роберта Ширмана речь пойдет о двух сиблингах, сестрах Питт, по приезду которых в местном цирке погибают клоуны. Интересная затравка, да? К сожалению, Ширману не удалось забрать успех Слэттер, и потому взамен чего-то «потрошительного» мы получаем нулевой бэкстейдж, четыре героя, один унылее другого, и… пожалуй, еще один укол разочарования!

«Что за тупая херь!» — выразился один из персонажей «Разложения» Марка Сэмюэлса. Грех с ним не согласиться. Идея об ИИ, совершенствующемся за счет деградация homo sapiens, показана со стороны не техно-хоррора и киберпанка, но психологического реализма, если можно выразиться. Здесь вам и герой-алкоголик, и клейкая паутина бытовухи, но лучше бы этот сценарий — да Кингу под перо. Больше проку было бы.

Рассказ Клайва Баркера «Страх» (не путать с рассказом из второго тома «Книги крови») станет для фанатов хоррора плевком в лицо, если не пощечиной. В случае данного рассказа, как и «Куколки» из относительно недавнего «Вечернего света», применимо следующее противоядие — либо понять, что Баркер уже не тот, либо развидеть эту несуразную зарисовку в духе «Любовь зла — полюбишь и козла». Козлом, естественно, окажется Бафомет. Но несомненным плюсом рассказа можно назвать язык — красивый, образный и поэтичный. Все по классике.

Строй замыкает Пэт Кэдиган и её морозный «Холод». Пускай и неполноценный, но детектив о человеческих подношениях богу весны, своего рода англоязычной Авдотье, обладает и интригой в духе Ю Несбё, и кинематографичностью, но Кэдиган попыталась развернуть фабулу, всю прелесть которой можно уместить в крепкий роман, на каких-то 25 листиках, а как показывает практика — это до добра не доводит.

Вообще, начали за упокой — да так и закончили. Предисловия и послесловия вышли банально смешными, а мастера своего дела выдали не самые страшные концерты, и оттого «Страхослова» можно порекомендовать только самым всеядным поклонникам жанра.

 С напутствием: «Не ожидайте старого Джонса».

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)