DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ужасы

Известная серия «Страшилки» издательства «Эксмо» в 80-х –90-х годах XX века пользовалась популярностью у юных русскоязычных читателей. Но если внешнее и внутреннее оформление серии было неизменно качественным и стильным, то издаваемые в ней произведения, к сожалению, не всегда отличались высоким литературным уровнем. Пример тому — повесть Елены Усачевой «Хозяйка старого кладбища».

Британец Адам Нэвилл в совершенстве владеет крупной формой. Творчество писателя ставят в один ряд с произведениями таких корифеев жанра, как Рэмси Кэмпбелл, Клайв Баркер и Стивен Кинг. А что насчет рассказов? Ситуации, в которых оказываются нэвилловские герои, заставляют испытать дискомфорт… Илья Пивоваров говорит об авторском сборнике «Что-то не заснет».

У этой болезни необычные симптомы. Сначала выпадают зубы. Затем тускнеют глаза: радужка сливается в одно целое с мутным белком. Дальше — больше. Кожа становится прозрачной, человек словно превращается в студенистое желе. У этой болезни нет названия. Как нет имени и у ее переносчиков. В разных концах вселенной их называют по-разному. На земле они зовутся — томминокеры.

Во второй половине двадцатого века цивилизованный мир жил космической мечтой. Открытие новых горизонтов вызывало одновременно надежду и страх. Оптимизм сочетался с опасениями — не таится ли на безграничных просторах мироздания нечто гораздо более страшное, чем стремительно летящий к Земле астероид. Колин Уилсон в романе «Космические вампиры» сплетает причудливый узор из надежд и фобий…

В антологии «Кровь? Горячая!» хоть и присутствуют вампиры, их нельзя назвать яркими или темообразующими персонажами, да и сами рассказы с их участием не выделяются на фоне остальных историй. Основной массив текстов выглядит весьма достойно, учитывая скользкую и в приличном обществе табуированную тему секса, которую надо было отработать не только читабельно, но и «ужасно».

Чтение сборника рассказов Глена Хиршберга «Два Сэма: истории о призраках» чем-то напоминает посещение заброшенного дома, в котором, по слухам, водятся привидения. Здесь нет места киношным сценам с перемещением предметов, лязганьем цепей, шорохами и расплывчатыми силуэтами. Здесь встречает давящая пустота, гнетущая тишина и щемящая обреченность — идеальная атмосфера для появления призраков.

При чтении некоторых рассказов Стивена Кинга часто испытываешь лютое негодование: ах, какой мог бы получиться роман или повесть! Зачем такую идею разбазаривать на маленький рассказ! Но, наверное, в том и заключается талант Кинга — знать, когда стоит остановиться… Совсем недавно, к юбилею Мастера, мы уже вспоминали о сборнике «После заката», а теперь представляем свежее мнение Елены Щетининой.