DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Типа современный Прометей

Я, Франкенштейн / I, Frankenstein

США, Австралия, 2013

Жанр: фэнтези, боевик, приключения

Режиссер: Стюарт Битти

Сценарий: Кевин Гревье, Стюарт Битти

В ролях: Аарон Экхарт, Ивонн Страховски, Миранда Отто, Билл Найи

Похожие фильмы:

  • «Другой мир»
  • «Ван Хельсинг»
  • «Макс Пэйн»

Адам — создание Виктора Франкенштейна, изгой, сшитый из девяти мертвых тел, чужой как в мире людей, так и в мире мифических созданий. Сотни лет он живет в одиночестве. Люди не знают о нем, зато о существовании Адама известно злобным демонам и их врагам горгульям. А потому ему уготована роль пешки в нечеловеческой игре.

В 1981 году в книге «Пляска смерти» Стивен Кинг сформулировал основные «архетипы» страшных существ: среди них вампиры (главный представитель — Дракула), оборотни (доктор Джекил и его оборотная сторона мистер Хайд), призраки и… безымянное Нечто. В качестве представителя «Нечто» Кинг выбрал монстра Франкенштейна: сшитый из фрагментов свежевыкопанных трупов, мертвый по сути и живой по недоразумению, жертва безответственного эксперимента, вызов естественному ходу вещей — он вполне подходил на роль бесформенного Нечто, которое в наше время куда сильнее ассоциируется с «зомби в ассортименте», плюс целая когорта ксеноморфов во главе с Чужим и самым настоящим «Нечто» из одноименного фильма Карпентера. Еще одна причина, по которой Кинг выбрал неуклюжего «монстра» с шаркающей походкой и замедленной речью — его проверенная временем литературная основа — как и «Дракула» Брэма Стокера, и «Доктор Джекил и Мистер Хайд» Роберта Стивенсона, «Франкенштейн, или Современный Прометей» Мэри Шелли стал отправной точкой для целого жанра хоррора разной степени «страшности» — как литературного, так впоследствии и кинематографического.

Впервые «Франкенштейн» был экранизирован еще в 1910 году режиссером Сирлом Доули. Впрочем, настоящая кинослава пришла к персонажу в 1931 году с фильмом «Франкенштейн» Джеймса Уэйла. Актер Борис Карлофф, благодаря специфическим чертам лица и гриму, стал похож на «нечеловеческого человека» задолго до эры спецэффектов, став «каноническим» Франкенштейном, и появился в нескольких сиквелах, войдя в условный пантеон монстров киностудии «Universal».

Попытки «актуализировать» Франкенштейна предпринимались несколько раз, но самой яркой стала работа Кеннета Браны, снявшего свою киноверсию «Франкенштейн Мэри Шелли» в 1994 году с самим Робертом де Ниро в роли монстра. Увы, несмотря на многочисленные заслуги актера, чудовище не стало его «звездной ролью» — и дело тут не только в самом актере. Собственно, кого ему пришлось играть? Медлительного, неразговорчивого субъекта, бредущего сквозь снег со страдальческим видом. Если у де Ниро не получилось, что оставалось «ловить» другим актерам в этой роли. Да и по сравнению с другими «героями» славной троицы, упомянутой Кингом, вампиры и оборотни чувствуют себя гораздо лучше (спасибо «Сумеркам»), а роль «безымянной твари» успешно занята многочисленными зомби и борцами с ними.

Все эти соображения не остановили Кевина Гревье — сценариста и по совместительству актера («Планета обезьян», «Люди в черном 2», «Другой мир») — придумавшего историю про целую когорту «хороших» и «плохих» мифических существ, сражающихся за Франкенштейна, как тренеры спортивных команд за перспективного атлета. Впрочем, по бюджетным соображениям из главных героев противоборствующих сторон остались только условные демоны в человеческом обличье и… горгульи. Режиссуру доверили австралийцу Стюарту Битти, поставившему до сих пор лишь провальный ремейк «Вторжение: Битва за рай» 2010 года, что объясняет практически тотальный австралийский каст на главных ролях (за исключением англичанина Билла Найи).

Итак, «Я, Франкенштейн»… Простите, кто? Мэри Шелли, оставившая своего главного героя безымянным, сыграла с читателями (а позже и со зрителями) злую шутку. Да, создателя монстра звали Виктор Франкенштейн, а в безымянности его создания были свои глубинные причины (вспомним классификацию Кинга), но на кого, скажите на милость, ссылаться фанатам? «Тот мертвый парень»? «Монстр, которого сделал Франкенштейн»? Народная молва уцепилась за имя Франкенштейна «на безрыбье» — так было удобнее: таким он и остался в истории поклонников жанра, оставив след многочисленными «Франкен»-корнями: от «Франкенвини» Тима Бёртона до какой-нибудь «Франкенрыбы».

Авторы фильма не стали плыть против течения и вынесли «неправильную» интерпретацию имени монстра аж в название (не забыв о приятных ассоциациях с картинами «Я — легенда», «Я, робот» и даже «Я, зомби»), но при этом снабдив своего героя персональным именем Адам. Каким должен быть «обновленный» монстр XXI века? Как это ни удивительно, вступление фильма до боли напоминает версию Браны. Мы вновь видим медлительного, неразговорчивого субъекта, бредущего сквозь снег. Да-да, все с тем же со страдальческим видом.

Первый «сдвиг парадигмы» Кевин Гревье устроил зрителям довольно скоро, приписав своему герою… убийство невинной женщины, супруги Виктора Франкенштейна. Как говорится, большая ошибка. Да, хорошие герои порой тоже бывают вынуждены «замарать руки». Но одно дело, когда, например, Питер Паркер невольно оказался пособником смерти своего дяди — и его превращение в Человека-Паука отчасти становится искуплением. А тут имеем подлое убийство, совершенное Адамом, а затем — практически сразу — «замораживание» до смерти своего создателя, Виктора Франкенштейна. При этом оставшуюся часть хронометража зрителю «подают» Адама, как «хорошего» страдальца, который и мухи не обидит (демоны с резиновыми головами и излишне агрессивные горгульи не в счет). Хочется ли «болеть» за такого героя? Как-то не очень.

Переходим к главному — тем самым мифическим существам, вознамерившимся принять Адама в свои ряды. Просто произнеся вслух: «Демоны и горгульи сражаются за Франкенштейна», трудно сдержать улыбку. Но при этом мы видим на экране не угарный трэш (каменная образина летает! демоны открыли свое НИИ!), а самое что ни на есть серьезное действо, где герои не могут себе позволить ни капли юмора (кто-нибудь заметил на лице Аарона Экхарта хоть подобие улыбки?).

Демонов можно еще как-то стерпеть (хотя визуализация их жуткого образа явно подкачала — у Ламберто Бавы в 80-х демоны выглядели на порядок страшнее), но горгульи? Мужики с крыльями? Прецеденты в кино, конечно, встречаются (от «Легиона» с Беттани до комедийного «Майкла» с Траволтой), но сделать горгулий персонажами высокобюджетного боевика? Ближе всего к этой теме приблизилась, пожалуй, далекая от мифологии киноверсия игры «Макс Пейн», где герою Марка Уолберга под кайфом виделись крылатые опасные существа. Но Битти предпочел действовать в лоб — горгульи значит горгульи. Сидят каменные клуши на башнях, но время от времени превращаются в писаных красавцев (Сократис Отто) и экс-толкиеновских героинь (Миранда Отто). Как это можно было увидеть в «серьезном» ключе, остается загадкой.

А что же наш главный герой — Адам? Аарон Экхарт — отличный актер, способный потянуть на себе и главную роль («Здесь курят»), и второй план («Эрин Брокович», «Темный рыцарь»). Еще совсем недавно мы видели его в образе президента США («Падение Олимпа»), и вдруг — такой дауншифтинг. В заданных условиях играть Экхарту нечего — как ранее до него Роберту де Ниро. Де Ниро еще повезло — у него хотя бы история была близка к первоисточнику. Экхарту же приходится расхлебывать бюджетно порезанную фантазию Гревье. За что борется его Адам? Какова его мотивация? Вопросы без ответов, на которые хороший сценарист должен был бы ответить еще до написания первой сцены. А какое развитие может получить «любовная линия» между Адамом и девушкой-ученой? Даже жена Робокопа понимала, что ее возлюбленный больше «не вполне мужчина» — что уж говорить о «слепленном из трупов» Адаме? Ему, простите, мужское естество тоже пришили от трупа? Какая уж тут романтика!

«Подержав» героя Адама в прошлом, авторы могли показать хоть какое-то развитие персонажа, но они резко скакнули в «настоящее», пытаясь разыгрывать аллюзии то ли на «Горца», то ли на «Другой мир». Не получается. «Осовремененный» и модно причесанный герой Экхарта в настоящем еще более нелеп, чем в исторических декорациях.

Его экранная партнерша с выразительным именем Ивонн Страховски уже успела отметиться в неплохих австралийских хоррорах «Пропавшие» и «Каньон». Играть в «любовь» с Адамом ей по вышеуказанным причинам трудно, а в остальном ее персонаж является типичной нереальной грезой голливудских сценаристов — красавица-супермодель в белом халатике с умным видом произносит псевдонаучный бред — да еще и на фоне опутанной проводами дохлой крысы.

Хоть как-то с доставшейся ему ролью справляется Билл Найи, потеснивший австралийских актеров явно для ассоциаций с похожим по цветовой палитре «Другим миром». Кажется, он один понимает, в каком высокобюджетном трэше снимается, выдавая просто невыносимые зубодробительные реплики с серьезной миной. Одно жалко: в образе демона актера совершенно не видно за «резиновой маской» — а ведь даже в облике Дейви Джонса можно было угадать его черты.

Что остается зрителю, не получившему ни литературного первоисточника, ни продуманных сюжетных линий, ни интересного героя? Смотреть спецэффекты! Увы, «детский» рейтинг PG-13 превратил сражение чудовищных существ в бескровное зрелище, по накалу близкое к детсадовскому утреннику. Демоны и горгульи красиво рассыпаются в искрах желтого или белого цвета, причем спецэффект этот повторяется снова и снова, словно на другие трюки ни денег, ни фантазии не хватило.

Что ж, результат закономерен — фильм с бюджетом 65 миллионов долларов собрал в США лишь 17 миллионов. Как бы перспективно ни выглядела на бумаге идея осовременить классику и ввести новых необычных персонажей (да-да, это про горгулий), готовый продукт оказался ненужным ни зрителям, ни снимавшимся в нем актерам. Так что «Я, Франкенштейн», увы, прозвучало не гордо, а как-то стеснительно-стыдливо. Мол, «ну да… ну, я Франкенштейн… извините, я уже ухожу».

Комментариев: 9 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Caspian 26-02-2014 02:29

    Не смотря на свой нехилый бюджет, даже пресловутый 3D толком сделать не смогли. Получилось хуже, чем у отечественного "Вия".

    Учитываю...
  • 2 Мельник 25-02-2014 18:31

    Спасибо за рецензию, подробненько так. Еще по трейлерам отпали все сомнения в целесообразности просмотра этого фильма. Не ошибся.

    Учитываю...
  • 3 bruja77 21-02-2014 00:46

    инфантилизация в американском кино достигает своего апогея...все таки комикс-культура негативно влияет на моск. Про " Бесславных ублюдков " молчу уже.

    Учитываю...
  • 4 Парфенов М. С. 20-02-2014 14:41

    Первый «сдвиг парадигмы» Кевин Гревье устроил зрителям довольно скоро, приписав своему герою…

    Так это прямая отсылка к роману Шелли. Монстр Франкенштейна убивал невесту Виктора (а до этого невинного ребенка), а в конце погибал во льдах сам Виктор. При этом сам монстр страдал, горевал из-за смерти своего создателя, о чем также говорится в самом романе. Так что тут никакого сдвига парадигмы не наблюдается.

    Учитываю...
    • 5 Василий Рузаков 20-02-2014 20:43

      Так Миш, я об этом и говорю: то, что автор рецензии считает спорной находкой режиссера - прямиком взято из романа. Претензия рецензента не по адресу.

      Учитываю...
    • 6 Pickman 20-02-2014 23:12

      Это даже и в первой юниверсаловской экранизации было - точнее, была попытка убийства, но она не удалась.

      Учитываю...
  • 7 Василий Рузаков 20-02-2014 10:29

    Временами тонкость мысли автора от меня ускользала.

    1. "Неразговорчивому" герою Де Ниро у Браны было нечего играть? Это в единственной-то на моей памяти экранизации, где была сделана попытка передать философию исходного романа? А Карлоффу, который молчал весь фильм, стало быть, было, что играть? Меня от одного монолога де Ниро о любви и ненависти до сих пор мороз продирает.

    2. "Сдвиг парадигмы", который якобы устроил герою режиссер фильма, ему устроила еще Мэри Шелли: и убийство жены, и последующее преследование Виктора во льдах - события книги, которую пролог фильма бегло пересказывает.

    3. По поводу "мужского естества", раз уж этот вопрос так волнует автора: а где, собственно, сказано, что монстр - бесполый? Напротив - еще в книге Шелли четко говорится, что чудовище требовало создать себе пару, а Виктор боялся, что они могут стать родоначальниками новой расы.

    4. Ну и, кстати, если речь шла о классическом Робокопе, то, насколько я помню, героиня Нэнси Аллен была его напарницей, а не женой. Причем знакомы они были один день, так что говорить о большей любви не стоит.

    Но в целом, если говорить о фильме "Я - Франкенштейн", то с рецензией можно согласиться: слабое, невыразительное кино.

    Учитываю...
    • 8 Saneshka 20-02-2014 13:50

      Эээ... У Робокопа была жена, в классическом фильме. И дочь, кажется?

      Учитываю...
      • 9 Василий Рузаков 20-02-2014 20:42

        Была жена, но никакой роли в сюжете не сыграла и что она там понимала о робокопе - бог знает. Я героиня Нэнси Аллен, которая рядом с ним ошивалась - именно напарница, без какой-то влюбленности.

        Учитываю...