DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Франкенштейн

Вот уже более 100 лет история о Викторе Франкенштейне и сотворенном им чудовище служит источником вдохновения для создания кинокартин, и в наше время интерес к данному сюжету не иссякает. Оригинальные образы Мэри Шелли, воплощенные на экранах, претерпевали множество трансформаций, и экранизация Теренса Фишера «Проклятие Франкенштейна» (1957) кажется нам одной из наиболее значительных в плане смены точки зрения на образ барона Франкенштейна.

Технологии всегда воспринимались неоднозначно. С одной стороны, без них мы до сих пор бы собирали корешки и запивали их водой из ручья, а с другой – всегда есть опасность, что то, что помогает сегодня, может уничтожить нас завтра. Атомные электростанции подают электричество, но мало кому удалось пережить два атомных взрыва подряд.

Культы, секты – странные, на самом деле, понятия: любая, даже самая крупная религия, в какой-то момент считалась сектой. И любая может однажды ей стать… Как правило, мы боимся сект – в лучшем случае, считая их мошенниками, в худшем – опасными злодеями, но есть в них что-то бесконечно притягательное. А потому и номер, который вам предстоит прочитать, вышел довольно разнообразным.

Фильмы ужасов. Для кого-то это легкое вечернее развлечение, для кого-то серьезное испытание нервов, а кому-то они дают психологическую помощь – но мало кто знает, что фильмы ужасов наиболее ярко и полно отражают общественные фобии. Что они, скрупулезно и точно, фиксируют то, чего боялись люди – и то, чего людей заставляли бояться.

Горбун Игор – такая же неотъемлемая часть произведений о Франкенштейне, как и сам Франкенштейн. а долгое время образ этого прислужника Виктора Франкенштейна и других именитых князей тьмы и безумных ученых стал привычным кинолюбителей. Более искушенные зрители, поддавшись странному очарованию неказистого и трусоватого слуги барона, открывают для себя роман «Франкенштейн, или Современный Прометей», дабы узнать о нем из первоисточника и… разочаровываются.

Мир знает две классические серии фильмов ужасов: американскую от студии Universal и английскую от Hammer. Киновселенная Universal родилась в 1931 году. Хаммеровская появилась на свет позже, в году 1957-м, и первым фильмом в ее рамках стал «Проклятие Франкенштейна». Рассказ об этой эпохальной картине подготовил Иван Иванов.

Спустя всего год после того, как на парижском бульваре Капуцинок знаменитые братья Люмьер впервые познакомили изумленную публику с миром кино, родился жанр кинохоррора. И хотя первые фильмы ужасов были немыми и существенно уступали современным в плане спецэффектов, среди них есть работы, считающиеся классикой жанра и по сей день. О том, что это за фильмы и в чем их уникальность, рассказывает Феликс Кривенцов.

За двести с лишним лет история Франкенштейна и его создания стала настоящей легендой. Легендой литературы — и легендой ужасов. Сейчас невозможно представить себе, чтобы роман Мэри Шелли напугал кого-то, но в былые времена он был ещё каким хоррором! И несмотря на то, что оригинальная история английской писательницы несколько затерялась в более поздних воплощениях и переосмыслениях, книга по сей день остаётся востребованной. Старую добрую классику вспоминает Виталий Роговой.

Что такое ретро и почему оно, в конечном счете, живучее любого авангарда? О чем рассказывается в номере, который этому самому ретро посвящен? И почему шестьдесят — очень неплохая цифра для хоррора?

Некоторым книгам везет: их экранизируют. Некоторым книгам очень везет: их экранизируют дважды. А с некоторыми случается беда: экранизаций оказывается три и больше. Роман Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей» оказался среди последних. Елена Щетинина рассказывает о сериях экранизаций романа студиями Universal и Hammer.

«Франкенштейн встречает Человека-волка» – это ни много ни мало первое экранное противостояние монстров из классической серии фильмов ужасов студии Universal, и состоялось оно в 1943 году. То, что сегодня назвали бы словом «crossover», тогда обозначили «ensemble»; сегодня между именами персонажей в названии поставили бы «против», а тогда писали просто «встречает».

Киборги, роботы, големы, клоны, монстры Франкенштейна, всяческие альрауне и сильфиды... да даже и куклы! Все эти существа похожи в одном: всё это — творения рук человеческих. Искусственные люди; те, кто похож на нас с вами! Вероятно, именно поэтому «франкенштейновщина» популярна уже который век, а злобные роботы не дают спокойно спать писателям-фантастам. Илья Снежински перечитал немало литературы об искусственных людях и рассказал о тварях не-божьих в обзорной статье.

Выйдя из тяжелого новогоднего состояния, DARKER постарался трезво оценить минувший год по его достижениям в области темного кинематографа. Редакторы и авторы журнала вспомнили фильмы, которые западали им в душу в 2014 году глубже других. А заодно заглянули в недалекое будущее, сосредоточив внимание на жанровых премьерах наступившего 2015-го, и прикинули, какие из них стоит ждать с особым нетерпением.

Несмотря на кажущуюся внешнюю простоту и добродушие, Лон Чейни-младший вошел в историю хоррор-кинематографа как актер, сыгравший чуть ли не всех главных монстров студии «Universal». Воплощенные им образы, среди которых были наиболее значительные для жанра — Человек-волк, граф Дракула, монстр Франкенштейна, Мумия, — возвели его в ранг хоррор-икон. Самые яркие роли легендарного актера осветил в своей статье Глеб Колондо.

Создатели книжной серии «Классика литературы ужасов» подошли к своему детищу со всей ответственностью. В рамках проекта вышли не только избранные романы и сборники рассказов знаменитых писателей, оставивших заметный след в жанре хоррора, но и оригинальные подборки произведений. Даже спустя несколько лет после очевидного закрытия серии в планах издательства «АСТ» появлялись названия двух антологий: «Голем. Немецкая готика» и «Английская готика. XX век». К сожалению, эти книги так и не вышли, но три подборки всё же увидели свет — и две из них DARKER уже рассмотрел. Теперь Дмитрий Квашнин ознакомился с «Вампиром» и его «древними» собратьями.

Недавняя мокьюментари-вариация на тему Второй мировой «Армия Франкенштейна» поразила обилием созданий безумного доктора. Они настолько многообразны, что, пожалуй, каждый хоррор-фэн может найти в фильме монстра, удовлетворяющего его индивидуальным предпочтениям. DARKER пообщался с человеком, чья фантазия породила всех этих созданий, — нидерландским режиссером и художником Ричардом Рапхорстом.