DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Вот такая история...

«Вот такая история» — порой говорим мы, заканчивая что-то рассказывать. Эта история может быть любой: короткой или длинной, весёлой или грустной, забавной или скучной...

«Вот такая история» — так мог бы сказать любой из писателей, попавших в топ литературных «исторических» ужасов DARKER. У каждого из них получился свой, отличный от других рассказ, но есть и какая-то общность: все произведения «тёмные»  в той или иной степени. Наши авторы по-своему интерпретируют исторические события и по-новому смотрят на известных исторических персон.

Ну что ж, история их рассудит, а мы — почитаем!

 


10. Бэзил Коппер «Блистание полированных лезвий»

Открывает наш топ Бэзил Коппер, писатель, отечественному читателю, вероятно, не слишком хорошо знакомый. Тем не менее, в первой половине 90-х его рассказ «Янычары из Эмильона» обрёл некоторую популярность. А в последние несколько лет его произведения нет-нет да и встречались во вновь выходящих антологиях.

В «Блистании полированных лезвий» автор обращается к образу одного из самых известных преступников прошлого. Впрочем, не ожидайте каких-то откровений от произведения Коппера, оно представляет собой всего лишь дневник злодея. Ничего экстраординарного, даже ничего мистического!

А всё-таки есть на что обратить внимание. Хотя бы на то, как замечательно блестят эти хорошо отполированные лезвия...

09. Жан Рэй «Смерть людоеда»

Жан Рэй на протяжении своего творческого пути всегда обращался к теме истории. Его интересовала историческая Европа, доказательством чему могут послужить такие произведения как, например, «Переулок святой Берегонны», «Исповедь палача» или известный роман «Мальпертюи».

«Смерть людоеда» относится к позднему этапу творчества «бельгийского Эдгара По» и обращается к образу Людоеда, встречающемуся во многих европейских сказках. На съезде фольклористов в 1911 году доклад на эту тему зачитал месье Фенестранж. Он предполагал, что прообразом фольклорного каннибала послужил Жиль де Рэ.

Позже несколько специалистов заблудились в незнакомой местности, но сумели добраться до жилища Фенестранжа. Тут они выяснили, насколько месье заинтересован легендами об этом страшном каннибале. Он, правда, утверждал, что Людоед мёртв, но...

08. Ким Ньюман «Дракула Энди Уорхола»

Наибольшую известность Ким Ньюман получил благодаря роману «Эра Дракулы», ставшему началом одноимённого цикла произведений о вампирах. На счету автора ещё несколько романов, в том числе переводившиеся на русский «Семь звёзд» и «Собака д'Эрбервиллей», а также произведения по миру «Warhammer FB», но именно кровосос вспоминается в первую очередь при упоминании имени Ньюмана.

Вот и повесть «Дракула Энди Уорхола» относится к тому же вампирскому циклу. На страницах произведения нашлось место многим культовым персонажам массовой культуры и реально существовавшим людям во главе с Энди Уорхолом. Автору удалось передать стиль и ритм американской жизни 70-80-х годов прошлого столетия, причём с такими подробностями, что неподготовленный читатель может и не уловить большую часть аллюзий и реминисценций. Так что даже такая история, как у Кима Ньюмана, — альтернативная — может сойти и за реальную.

07. Роберт Говард «Delenda Est»

В творчестве «техасского мечтателя» можно обнаружить множество произведений, обращающихся к разным периодам истории. Писатель очень интересовался различными эпохами прошлого и помещал действие своих рассказов в римскую Британию, средневековую Европу, Ближний Восток или Африку эпохи Великих географических открытий.

Мистический рассказ «Delenda Est» интересен появлением реального исторического лица, так сказать, почти что во плоти. Варвары плывут из Северной Африки — с земель уничтоженного Карфагена — в Рим. Какой приём им там ожидает? Чего ещё не знает Гейзерих, вождь вандалов?

К Империи Говард испытывал неприязнь, как он сам утверждал, не вполне понятную даже ему самому. В «Delenda Est» он ввёл особенный персонаж: старого, побитого, но несмирившегося врага Рима, мечтающего отомстить даже спустя столько лет...

06. Карл Эдвард Вагнер «Одна ночь в Париже»

Карл Эдвард Вагнер. Последователь Роберта Говарда — и в какой-то мере наследник Мэнли Уэйда Уэллмана. Создатель бессмертного воина-колдуна Кейна — и незаурядный автор ужасов. Характерный сплав фэнтези и хоррора присущ многим вещам Вагнера, где-то — в большей степени, где-то — в меньшей.

Это касается и произведений цикла об Адриане Бэккере, авантюристе и наёмнике. Самое известное из них — «Одна ночь в Париже». Действие действительно разворачивается в столице Франции: на дворе 1870 год, и город в осаде. Адриан Бэккер со своим старым приятелем Стэнли Саттоном скрываются в соборе от шальной пули или пушечного ядра. Однако им грозит и иная опасность: поблизости бродит оборотень...

Несмотря на место и время действия, на декорации и персонажи, рассказ наполнен юмором и иронией, чего от Вагнера, казалось бы, и не следовало ожидать. Но Вагнер умеет удивлять, а Беккер — не Кейн, хотя в других произведениях об этом герое атмосфера не такая весёлая.

05. Джо Р. Лансдейл «Бубба Хо-теп»

Ещё один уроженец Техаса, Джо Лансдейл, уже стал современным классиком хоррора. Библиография писателя впечатляет как объёмом, так и разнообразием произведений. Неудивительно, что на его творчество обратили внимание и кинематографисты. По произведению, оказавшемуся в середине нашего топа, в 2002 году был снят одноимённый фильм.

Элвис умер? Джо Лансдейл вовсе так не думает. Более того: он знает, что король рок-н-ролла жив! И здравствует себе... Хотя, пожалуй, «здравствует» — слишком сильно сказано... Элвис Пресли обитает где-то в приюте, и остаётся ему только вспоминать лихую молодость. Впрочем...

Однажды и для Элвиса, дряхлого и, казалось бы, ни на что уже не годного, нашлось дельце! Вместе с приятелем Джеком, то есть мистером Кеннеди, он встанет на пути древнеегипетского зла в лице Буббы Хо-Тепа. И тогда ещё надо будет посмотреть, чья возьмёт! В самом деле, ведь рок-геро не умирают! А уж короли рок-н-ролла — живее всех живых!

04. Бентли Литтл «Вашингтонцы»

В последнее время творчество Бентли Литтла стало привлекать всё больше и больше внимания. Его более или менее активно издавали на рубеже тысячелетий, но в новом веке интерес к автору постепенно утих. И только в прошлом году он, можно сказать, триумфально вернулся.

Всё вышесказанное относится к романам Литтла, однако его произведения малой формы также заслуживают внимания. Подтверждением этому может послужить рассказ «Вашингтонцы», в котором писатель задумался: а что, если вся история — такая, как нам её рассказывали, — ложь? Какие ужасные тайны могут от нас скрывать? Свидетельства каких ужасных преступлений этих милых людей: борцов за свободу и независимость — могут быть похоронены в секретных архивах?

Фантазия Бентли Литтла разыгралась... «Вашингтонцы» действительно способны напугать, в первую очередь — своими метаморфозами. Радует только то, что это всё-таки «дела давно минувших дней» — достояние истории, которое нас уже не касается напрямую... Или касается?..

03. Мэнли Уэйд Уэллман «В лунном свете»

Мэнли Уэйд Уэллман немало потрудился на «палповой» ниве. Начав писать в конце 1920-х годов, он посвятил этому занятию более полувека. Он стал другом и наставником таких писателей как Карл Эдвард Вагнер и Дэвид Дрейк, но и сам не забывал об учителях.

Эдгару Аллану По посвящён рассказ «В лунном свете». Да не просто посвящён: знаменитый американец является главным его героем!

Сочиняя эссе о погребении заживо, По вспомнил один случай, слухи о котором доходили до него. Работа продолжалась и уже близилась к концу, когда писателю вдруг пришла в голову неожиданная мысль: почему бы не узнать побольше о той истории? Он взял шляпу, плащ и вышел на улицу. Ну что ж, прогулка вышла весьма интересная, хотя совсем не такая спокойная, как ожидал мистер По...

02. Говард Филлипс Лавкрафт, Зелия Бишоп «Курган»

Лавкрафт часто работал в качестве «литературного негра». В зависимости от того, с каким материалом (и каким его объёмом) приходилось работать, получались рассказы разной степени интересности. Но то, что порой получались замечательный атмосферные истории ничуть не хуже того, что написал сам «джентльмен из Провиденса» сольно, — факт.

С Зелией Бишоп Лавкрафту, по всей видимости, повезло. По крайней мере, с тем произведением, что получило название «Курган». Писательница приложила к этому тексту руку в минимальном объёме: ей принадлежат идея и однострочный синопсис. Так что Лавкрафту оставалось пустить воображение, в общем-то, в свободное плавание, что он с успехом и проделал.

Где-то в Оклахоме стоит курган, который местным внушает непонятный страх. Исследовать таинственный холм приезжает археолог — и обнаруживает свиток испанского конкистадора Панфило де Замакона. Ему открываются секреты того, что скрыто под этим курганом... Тайны эти не только ужасны, но ещё и невероятно стары. Ведь, по собственному уверению археолога, «только в самое последнее время американский Запад перестали считать новой землёй»...

01. Амброз Бирс «Случай на мосту через Совиный ручей»

Амброз Бирс как автор рассказов на тему Гражданской войны в США не нуждается в особом представлении. У него в запасе не одна душещипательная история об ужасах войны. Ведь именно эти произведения считаются лучшими в его творчестве, несмотря на то что на счету писателя ещё и рассказы о привидениях.

Но даже среди себе подобных «Случай на мосту через Совиный ручей» стоит особняком. По крайней мере, это самая известная вещь Бирса, и популярность она заслужила по праву! Пэйтону Факуэру, приверженцу дела южан, не повезло: северяне схватили его у моста через Совиный ручей. За расправой далеко идти не пришлось: казнь через повешение была назначена на том же мосту. Но вдруг Факуэр, падая в пролёт...

Вот здесь и остановимся. Рассказывать, что случилось дальше, — значит убить всё удовольствие от замечательной истории Амброза Бирса.


 

Лики исторических ужасов более многообразны, чем удалось представить в этом топе. Это не только произведения с историческим фоном (где-то — прописанным более детально, где-то — лишь небрежными мазками), или с участием каких-либо исторических персон, или с упоминанием различных исторических событий. Это ещё и произведения с использованием мифологии разных народов мира, где даже исторический фон может быть намечен лишь пунктиром. Примером последних могут послужить «Дом Арабу» Роберта Говарда или «Бог Дельфы» Ганса Гейнца Эверса.

Так или иначе, история всегда привлекает внимание. Писатели, специализирующиеся на литературе ужасов, порой специально обращаются к «тёмным» периодам, или наоборот  ищут ужасы в более или менее благополучных исторических эпохах. И ведь сделать это несложно: надо только внимательно посмотреть в глубь веков...

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)