DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

КОНКУРС!

Бентли Литтл

Обычно, по умолчанию, считается, что в топ должны попасть десять единиц чего-то. Десять спортсменов, десять актеров, десять текстов, в конце концов. Но жанр хоррора идет наперекор устоявшимся правилам (и на нарушении их как раз и строятся многие сюжеты), поэтому в нашем топе будет семь текстов. Эдакая несчастливая семерка. Причем не только для главных героев этих рассказов, но и для всех тех, кому не повезет оказаться в подобной ситуации. Ведь социальный хоррор тем и страшен, что это может произойти с каждым.

Ушедший год подарил нам немало «темной» литературы, как отечественной, так и зарубежной. Но главное, он дал отечественному читателю надежду, что в следующем году хоррор и мистика будут чаще кочевать из книжных магазинов на наши полки. Итак…

Минувший 2015-ый был воистину ужасным годом. Ушли из жизни видные деятели хоррора, в том числе и Владислав Женевский, который каждый январь освещал читателям путь к хорошей литературе. Теперь тьма забрала его, а нам остаётся только подобрать фонарик и продолжить путь.

В безымянном кинотеатре начинается последний сеанс. Зрители рассаживаются по местам, гаснут лампы под потолком, сгущается темнота. Сквозь тишину пробивается треск из будки механика. В луче проектора можно различить движение потоков пыли. Сегодня тут собрались писатели, в своих произведениях отдавшие дань уважения миру кинематографа. На сеанс приглашаются и читатели DARKER. Но стоит быть настороже. Ведь там, во мраке зрительного зала, тенями застыли не только известные авторы хоррора, но и рождённые ими кошмары.

«Вот такая история» — порой говорим мы, заканчивая что-то рассказывать. Эта история может быть любой: короткой или длинной, весёлой или грустной, забавной или скучной... «Вот такая история» — так мог бы сказать любой из писателей, попавших в топ литературных «исторических» ужасов DARKER. У каждого из них получился свой, отличный от других рассказ, но есть и какая-то общность: все произведения «тёмные» — в той или иной степени. Наши авторы по-своему интерпретируют исторические события и по-новому смотрят на известных исторических персон. Ну что ж, история их рассудит, а мы — почитаем!