ФОБИЯ

Доктор Смерть, но не Менгеле. Любитель носить черную шляпу, но не Боярский. Мастер препарировать трупы и делать из них экспонаты, но не Коллекционер. Напоминающий Мрачного жнеца из «Седьмой печати», но никогда не снимавшийся у Ингмара Бергмана. Патологоанатом, хирург, создатель шокирующих выставок по всему миру, и просто эксцентричная личность — это все он. Профессор Гюнтер фон Хагенс. Султанбек Аббасов побывал в берлинском пластинариуме знаменитого профессора и вернулся с массой впечатлений.

Поверьте: все люди — одинаковые. Правда, лишь со снятой кожей… (с)

Доктор Смерть, но не Менгеле. Любитель носить черную шляпу, но не Боярский. Мастер препарировать трупы и делать из них экспонаты, но не Коллекционер. Напоминающий Мрачного жнеца из «Седьмой печати», но никогда не снимавшийся у Ингмара Бергмана. Патологоанатом, хирург, создатель шокирующих выставок по всему миру, и просто эксцентричная личность — это все он. Профессор Гюнтер фон Хагенс.

Будущий эстет смерти появился на свет в суровом январе не менее сурового 1945 года, в некогда великой державе Третьего Рейха. С малых лет увлекался чтением, и особенно его завораживали «грошовые ужасы», занесенные в Германию прямиком из Америки. Будучи нелюдимым и болезненным мальчишкой, он часто проводил время не в беззаботных играх с местной детворой, а на больничных койках — то с гриппом, то с астмой, то и вовсе с синяками, полученными от сверстников… Но в отличие от них, Гюнтер не унывал из-за постоянного пребывания в обществе врачей, а даже напротив — стремился узнать как можно больше о медицине или, чем черт не шутит, побывать на настоящей операции! Да хоть на вскрытии!

Заветная мечта исполнилась, когда фон Хагенсу было семнадцать. С той самой поры, как юный Гюнтер увидел, как скальпель врезается в мертвую плоть, рассекая ее, словно бумагу, он загорелся идеей самому овладеть этим мрачным искусством. Стоит ли говорить, что он оказался на редкость целеустремленным парнем и вскоре сам виртуозно овладел хирургическим инструментарием?

Но мы хотим рассказать вам не о всех перипетиях, поджидающих Гюнтера на его пути к известности, а о том, что именно воздвигло его на вершину врачебного Олимпа. О пластификации.

Изобретенная самим фон Хагенсом, эта методика позволяет сохранять трупы в первозданном виде очень и очень долгое время — правда, забудьте о трагических погибших красотках, чья молодость останется вечной благодаря пластификации. Максимум –разложения избегут сухожилия и мышцы. А вот от кожи придется отказаться совсем.

Но Гюнтер — не просто современный мастер мумификации, творчески переработавший секреты древних египтян. Прежде всего, он — художник. Созидатель. Для кого-то безумец, для кого-то — гений. Одни зовут его чокнутым, мясником и некрофилом, другие чуть ли не боготворят. И сложно судить, кто прав, а кто нет — ведь от моральной стороны вопроса никак не откреститься, и споры могут продолжаться бесконечно. Достаточно лишь переступить порог Body Worlds, чтобы очутиться в другом измерении, полном самых шокирующих, но от того не менее впечатляющих экспозиций.

Любовники, чьи тела сплетены в порыве страсти. Бегун, который будто вот-вот сорвется с места. Акробат, навечно прикрепленный к трапециям. Беременная женщина, чей плод так никогда и не созреет. Кокетка, от чьей сексапильности осталась лишь зазывная поза. Все они — мертвецы. Когда-то живые люди, со своими мыслями, чувствами, надеждами, а ныне — лишь безмолвные экспонаты в полумраке жуткой выставки. Здесь и домашние любимцы вроде кошек и собак, и разъяренные львы, и крадущиеся пантеры, и телята, пытающиеся ухватить коровье вымя. А как вам жеребец, с помощью рога нарвала и искусственных крыльев превращенный в кроваво-красного единорога? А двуглавые создания, рожденные радиацией? А паразитические близнецы? Словно параллельная реальность, застывшая во времени. Куда там Кунсткамере или Костнице

Естественно, подобные выставки ну никак не могли стать причиной скандала — и не одного. В чем только не обвиняли Хагенса — и в надругательстве над покойниками, и в безбожии, и в психическом расстройстве, и в еще сотнях и тысячах вещей. Когда речь заходит об эксцентричном немце, многие не стесняются в эпитетах — что, впрочем, вполне объяснимо. Исков, поданных против доктора различными ассоциациями, от католиков до мусульман, да и просто отдельными личностями, буквально не счесть. Чего стоит история, когда в одном из трупов, выставленных в музее фон Хагенса, одна из посетительниц узнала своего бывшего сожителя. Как ей это удалось и что в итоге получилось — отдельная история, по которой можно снять целый фильм. Ну а нехороший случай с трупами бездомных, проданных фон Хагенсу русским профессором? А останки заключенных, доставленных прямиком из китайской тюрьмы? А попытки еще молодого Гюнтера похитить несколько покойников из морга? А все те рассказы очевидцев, утверждающих, что в руки к пластификатору попали тела их родных, которые лежали в могилах, но по какой-то причине оказались эксгумированы и выставлены на показ? А миллионы долларов, полученных фон Хагенсом благодаря продаже мертвецов, равно как и отдельных их частей, не только различным университетам, но и неким подозрительным коллекционерам? В общем, на долю фон Хаггенса пришлись не только слава и почет, но и зависть, ненависть и презрение. Что, впрочем, тоже не удивительно.

 

Автору данной статьи довелось наведаться в печально известный пластинариум, находящийся по соседству с музеем восковых фигур Мадам Тюссо и Берлинским подземельем. Пожалуй, передать все впечатления от посещения Body Worlds будет очень и очень непросто — они варьируются от немого ужаса до неподдельного восхищения, от сомнений в правильности происходящего до пламени неугасающего восторга. Осознание того, что все мы — лишь плоть на костях, мешки из мяса, но мы же — целая вселенная, сокрытая в этих самых мешках. А еще — размышления о том, уместно ли было бы фотографироваться рядом с покойниками? Ну, если относиться к ним как к экспонатам и не более того, но при этом надеяться на то, что их души находятся в лучшем мире — то почему бы и нет? Более того, автор не видит особой разницы между мавзолеем Ленина и пластинариумом, равно как и не находит причин не считать Body Worlds чем-то вроде необычного кладбища, где покойники погребены не под землей, а над ней.

Рассказывать обо всей гамме чувств, испытанных в недрах склепа, названного Body Worlds, можно долго и с упоением, однако порой лучше один раз увидеть. Несколько наиболее невинных фотографий, сделанных там, в пластинариуме, и прилагаются к этой статье с надеждой, что они не покажутся вам чересчур шокирующими…

Надругательство над мертвыми или высокое искусство — каждый решит для себя сам. Ясно лишь одно: Body Worlds не оставят равнодушным никого.

Оставьте комментарий!

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

(обязательно)

⇧ Наверх