DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Майкл Паркс: шериф, блюзмен, любимец Тарантино

Часто, говоря об искусстве, особенно о киноискусстве, люди забывают, что создание шедевров — это не заслуга одного только режиссера и исполнителей главных ролей. Чтобы картина имела настоящий успех, а зрителя захватила магия экрана, требуются усилия множества талантливых людей, каждый из которых выполняет свою небольшую работу.

И герой сегодняшней статьи как раз один из винтиков, не слишком заметных, но заставляющих двигаться и работать механизмы шедевров, просто внося свой вклад в общее дело. Майкл Паркс — человек, на долю которого почти не выпадало главных ролей, но умевший делать роли второго плана яркими и запоминающимися.

Простой рабочий парень

О прошлом Майкла Паркса и о его жизни до первых работ в кино известно не так уж много. Родился он 24 апреля 1940 года в небольшом городке Корона, что в солнечной Калифорнии. При рождении мальчишку нарекли Гарри, а полное имя звучало как Гарри Сэмуэл Паркс. Он был одним из пяти детей в семье.

По поводу его родителей достоверной информации нет, но некоторые выводы можно сделать, просто просмотрев список работ, на которых трудился юный Паркс до первых своих ролей. В разное время Гарри успел побывать сборщиком фруктов, водителем, лесорубом, пожарным и даже землекопом. Едва ли отпрыск богатеев или близких к богеме людей смог бы составить себе подобный послужной список, не так ли?

Но происхождение и образование не помешали ему развить и проявить свои таланты: помимо ролей в кино, Майкл Паркс также известен как неплохой музыкант, работавший в жанрах кантри, блюз и джаз, и его альбомы неплохо продавались.

На коне, на море и даже в Раю

Первую свою роль Майкл Паркс сыграл в 1960 году. Сложно говорить о ней как о большом успехе — это был лишь сравнительно небольшой эпизод в сериале «Дымок из ствола», продержавшийся на экранах с 1955-го по 1975 год. Ничего по-настоящему уникального в этом проекте не было, и в некоторой степени его можно назвать очень характерным для карьеры Паркса. Начиная с «Дымка» и заканчивая самыми поздними работами, он зачастую играл людей, так или иначе связанных с широкополыми шляпами, шпорами, звездами на груди и прочей ковбойско-фермерской романтикой. Справедливости ради стоит сказать, что к этому очень сильно располагала даже внешность начинающего актера, запоминающаяся и фактурная.

Первой же работой Паркса в по-настоящему успешном проекте принято считать роль в сериале «Перри Мэйсон», которую многие и вовсе считают его первой ролью. Этот проект стоит несколько особняком в ранней фильмографии актера по той причине, что он и несколько серьезнее большинства его работ того периода. «Перри Мэйсон» принадлежит к более редкому по сравнению с вестерном жанру, который принято условно называть «юридический триллер».

Кроме того, именно сериал о распутывающем сложные уголовные дела адвокате стал первым трамплином для профессионального развития Майкла Паркса. Начинающего актера заметили, и он обрел, пусть пока и не слишком большую, известность в киносреде, куда посторонним вход практически заказан, получая все больше и больше ролей. До 1965 года, впрочем, это были исключительно сериалы.

В 1965-м же фортуна повернулась к Парксу лицом: он получил роль в полнометражной картине. И, более того, это была не роль второго плана! Речь идет о фильме «Возвращение Баса Райли». Это драма, повествующая о моряке, который возвращается домой и узнает, что любимая его не дождалась — словом, классическая для тех времен лента о выборе между бедным молодым романтиком и богатым беспринципным стариком. Сказать, что картина пользовалась бешеным успехом, нельзя, но и провальной она не стала.

Затем последовали «Дикое семя», «Последние крутые люди», «Захват в Северном море» и даже «Библия», где Паркс сыграл роль Адама… но в первую очередь герой сегодняшней статьи оставался актером сериалов и телефильмов, которые не выходили в кино. Росшим в 90-е, к слову, наверняка приятно и любопытно будет узнать, что отметился он и в культовом когда-то сериале «Крутой Уокер», после которого мальчишки повально учились бить ногой с разворота «как Норрис».

Впрочем, будь наш герой исключительно звездой вестернов, драм и детективов, едва ли он попал бы на страницы DARKER, не так ли?

Ужасный Майкл Паркс

И если говорить о «темной» стороне карьеры Паркса, то начать стоит, разумеется, также с сериалов. И первым из них, как хронологически, так и по значению, будет «Час Альфреда Хичкока», появлявшийся в эфире с 1962 года по 1965-й. Рассказывать о нем едва ли есть смысл — кто не слышал о легендарном «Часе»? В рамках данной статьи он важен как первая ступень, пройденная актером на пути к фильмам, которые и принесут ему широкую популярность…

Хотя произойдет это нескоро. Следующей картиной в фильмографии Паркса, которую можно без обиняков причислить к детищам темного кинематографа, был «Оборотень из Вудстока» 1975 года. В то время термин «треш» еще не использовался так широко, как сейчас, но именно он и описывает происходящее в этой ленте точнее всего. Весь сюжет — это, по сути, большая спекуляция на костях знаменитого хипповского фестиваля. До кинотеатров нетленка так и не добралась, отправившись прямиком в телеэфир Америки… что в данном случае даже хорошо.

Впрочем, ругать именно «Оборотня из Вудстока» было бы не слишком справедливо. В конце концов, Паркс успел поработать еще в большом количестве телеужастиков самого разного качества. Есть в его послужном списке и практически забытые «Ночные стоны» (Night Cries), и «Любовь и магия 2: Колдунья», фильм не слишком популярный, но в определенных кругах довольно высоко ценимый, — словом, ничего по-настоящему выдающегося. Обычная ситуация для исполнителя второго плана: Майкл снимался фактически в любых фильмах, не особенно обращая внимание на их качество.

Судьбоносным для актера можно назвать 1990 год, когда судьба столкнула его с Дэвидом Линчем. И самые прозорливые, конечно, уже поняли, о каком проекте идет речь. Да, Паркс оказался среди счастливчиков, прошедших кастинг в один из самых обсуждаемых, загадочных и неоднозначных сериалов современности — «Твин Пикс». В сновидениях Лоры Палмер ему довелось изобразить Жана Рено, старшего из трех братьев. Это, конечно, тоже не самая большая роль, да и, возможно, не самая значительная (хотя есть ли в «Твин Пикс» незначительные роли — вопрос спорный), но достаточно сложная и многогранная. И актер справился с ней отлично.

Таким образом, можно сказать, что Дэвид Линч сделал для героя этой статьи то же самое, что в свое время сделал Квентин Тарантино для Сида Хэйга, — вдохнул новую жизнь в его карьеру, открыв доступ к проектам совершенно другого уровня. И да, скандальный любитель кровавого веселья в кадре тут не для красного словца упомянут. Ведь дальше он стал для Паркса… ну, продолжая аналогию, скажем так: на пару с Робертом Родригесом он стал для него тем же, кем для Хэйга стал Роб Зомби.

В кровавом зените

В 1996 году Майкл Паркс появился в фильме Родригеса «От заката до рассвета», который, думается, тоже не нуждается в отдельном подробном представлении. Ему досталась роль шерифа Эрла Макгроу, снова не слишком большая, но колоритная и ставшая запоминающейся исключительно благодаря мастерству исполнителя.

Харизма Паркса до такой степени впечатлила Тарантино, что он неоднократно приглашал немолодого уже актера сниматься, причем дважды — в образе того же шерифа. С Макгроу зритель встречается в двух триллерах Тарантино: «Убить Билла» и «Доказательство смерти» (которое вернее было бы перевести как «Смертестойкий» или «Смертеустойчивый»). Уже полюбившегося зрителям сурового слугу закона возвращал на экраны и Родригес, когда-то его породивший, в разудалой «Планете страха». Таким образом, герой статьи поучаствовал в обеих частях проекта «Грайндхаус», причем исполняя фактически одну и ту же роль.

С Тарантино у Паркса вообще вышло довольно плодотворное сотрудничество: актер снялся почти что во всех его успешных картинах, последняя из которых — «Джанго освобожденный», кровавая повесть, снова вернувшая Паркса к ковбойской тематике.

Наверное, красиво было бы закончить рассказ фразой, что таким образом круг замкнулся, но не упомянуть «Бивень» Кевина Смита — настоящее преступление. Пожалуй, мало кому удалось бы так же раскрыть перед зрителем Говарда Хоу, сумасшедшего любителя моржей. Несмотря на то, что эта картина породила в свое время настоящую бурю негодования и получила очень и очень спорные отзывы, ее с полным основанием можно считать одной из самых запоминающихся и ярких в карьере Майкла Паркса.

* * *

9 мая исполнилось 3 года со дня смерти актера, подарившего нам множество ярких персонажей, а в апреле он мог бы отпраздновать свой восьмидесятилетний юбилей. Так что можно считать, что у любителей темного кино есть двойной повод почтить память лицедея. Тем более что сделать это несложно: достаточно пересмотреть любимую картину с его участием и еще раз оценить огромный талант этого человека, хорошо заметный даже в эпизодических ролях.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)