DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Маленький (пре)красный джалло

Маленькое красное платье / In Fabric

Великобритания, 2018

Жанр: ужасы, триллер, комедия, нео-джалло

Режиссер: Питер Стриклэнд

Сценарий: Питер Стриклэнд

В ролях: Гвендолин Кристи, Сидсе Бабетт Кнудсен, Кэролайн Катц, Марианн Жан-Батист, Джулиан Бэррэтт, Хейли Сквайрс, Лео Билл, Ричард Бреммер, Стив Орам, Сузанна Каппельяро и др.

Похожие фильмы:

  • «Суспирия» (1977)
  • «Синий бархат» (1986)
  • «Студия звукозаписи «Берберян»» (2012)

Что приходит на ум в меру искушенному любителю жанрового кино при упоминании итальянского словечка «джалло»? К вящему удивлению неподготовленных полиглотов, настоящие ценители хоррора прекрасно знают, что к желтому цвету термин не имеет почти никакого отношения. Скорее, на ум сразу же приходит красный. Кроваво-красный. А еще гротескные и шизофреничные персонажи, буйство болезненно ярких цветов и контрастных кадров, эстетизация ультранасилия с жуткими сценами убийств, параноидальная хичкоковская атмосфера с явным постмодернистским налетом, заигрывание с оккультной тематикой и сатанизмом, неприкрытый фетишизм, и граничащий с легкой порнографией кричащий эротизм. Одним словом, голубая мечта любого прогрессивного итальянского кинорежиссера 70-х.

Как ни крути, джалло – знаковое явление своего времени, и далеко не только у себя на родине. В той или иной форме оно повлияло на целый пласт мировой киноиндустрии, оставив свой заметный след, и, помимо прочего, во многом предвосхитив в дальнейшем появление поджанра слэшера. Неудивительно, что спустя десятки лет после своего головокружительного расцвета и столь же скоротечного угасания этот субжанр, словно диковинный артефакт, манит своей ретро-эстетикой многих талантливых и перспективных концептуальных режиссеров современности. В последнее время его черты особенно часто можно заметить на больших экранах многочисленных фестивальных площадок: какие-то отголоски прослеживаются в прошлогоднем «Мэнди» Косматоса, отдельные реверансы в качестве необходимой дани уважения оригиналу сделал ремейк «Суспирии» Гуаданьино, ну а в относительно недавнем «Пирсинге» Николаса Песке «уши» джалло бесстыдно торчат из-за всех диванов. Что же касается «Маленького красного платья», то, в отличие от вышеперечисленных работ, мы имеем уже полновесный и неприкрытый оммаж всем этапным работам жанра, и в особенности фильмам Ардженто. Впрочем, режиссер Питер Стриклэнд не просто нарочито стилизует, заимствует основные приемы и делает визуализированное признание в любви итальянским мастерам, а показывает свой неповторимый авторский стиль, создавая на выходе нечто совершенно уникальное.

Формально фильм разделен на две небольшие новеллы, связанные, на первый взгляд, лишь одним ужасающе кровожадным предметом гардероба кроваво-красного цвета, что само по себе весьма любопытный прием. В первой новелле скромная мать-одиночка Шейла (Марианн Жан-Батист), устав от серых будней банковского работника и безнадежного ожидания несбыточного возвращения ушедшего из семьи мужа, однажды заходит в модный бутик, прельстившись новогодней распродажей в надежде обновить свой гардероб к встрече с очередным потенциальным ухажером.

Устав от активной половой жизни живущего с ней под одной крышей взрослого сына, который учится на художника и еженощно предается разврату со своей странноватой и довольно наглой подружкой Гвен (весьма неожиданная роль звезды «Игры Престолов» Гвендолин Кристи), Шейла тоже решает вплотную заняться поисками своего женского счастья и коротает вечера за просмотром анкет на страничке знакомств в местной газетенке. Собственно, роскошное вечернее красное платье, от которого не оторвать глаз, и на которое так кстати действует заманчивая скидка, как раз необходимо для свидания с очередным стареющим чернокожим газетным аполлоном со звучным именем Адонис. Хотя так ли уж и необходимо? Странного вида продавщица мисс Лакмур, которая больше напоминает оживший манекен Мартиши Аддамс, а не ведущего консультанта пафосного бутика модной одежды, уверяет Шейлу , что это платье исполнит чуть ли не все ее самые заветные желания, как только она станет его хозяйкой. Эта потребительская магия действует на героиню крайне гипнотически, и, поведшись на посулы загадочной продавщицы, Шейла покупает платье.

Но обольстительная вещица вовсе не так проста, как кажется, а прошлое ее единственной прежней владелицы таит в себе страшную тайну. В конечном итоге, как часто бывает, товар оказался вовсе не таким, каким его описывала реклама, а Шейла, надев демоническое платье, живущее своей жизнью, вместо обретения нового счастья запускает цепочку ужасных и кровавых событий, которые резво подводят ко второй новелле фильма. В ней интонация повествования довольно круто меняется, и роковое платье из уценки попадает в руки молодому мастеру по ремонту стиральных машин Регу Спиксу (весьма говорящая во всех смыслах фамилия), а позднее и к его невесте Бебс. На самом Реге предмет женского гардероба также успевает побывать.

Вполне ожидаемо, что ничего хорошего из этого не выйдет, и поломка стиральной машинки из-за коварного платья является лишь первым звоночком в череде страшных бедствий. Сдать злополучное платье-убийцу героям не удается, так как управляющий бутика мистер Ланди (похожий на что-то среднее между съехавшим с катушек Мефистофелем-кутюрье под тяжелыми веществами и всеми загадочными болезненно бледными злодеями Линча разом) в фирменном стиле всего этого шабаша «от кутюр» открещивается экзистенциально-правовыми заклятиями в духе «обмену и возврату не подлежит». Впрочем, дьявольский магазин тоже не избегнет зловещего рока, довлеющего над проклятой вещью. Концовка фильма эффектно завершает обе истории и изящно связывает их между собой, оставляя после себя особое послевкусие с тонкими нотками абсурда, за которым таится филигранно выстроенная структура.

Но и сюжет, по-своему довольно незамысловатый, и основные идеи и смыслы картины (к слову, довольно интересно и крайне иронично обыгранные режиссером в рамках сценария) здесь отступают на задний план перед ее величеством Формой. На аудиовизуальной составляющей построена львиная доля очарования этого маленького постмодернистского шедевра. Игра с композицией и цветом в кадре способна вызвать в памяти классическую «Суспирию». Недаром многие западные кинокритики называют In Fabric (англоязычное название картины) большим продолжателем картины Аржденто, чем недавний ремейк. С первого кадра цвет играет огромное значение, буквально бросаясь в глаза на крупных планах: красный лак на ногтях, кроваво-красная ткань платья, тусклые багровые интерьеры инфернального бутика, где в погоне за дешевым потребительским счастьем несчастные обыватели рискуют ненароком продать свои души.

Не отстает и звуковое сопровождение. Саундтрек от Cavern Of Anti-Matter вызывает едва уловимую ностальгию по далеким 70-м одновременно с постепенно нарастающим параноидальным чувством иррациональной угрозы. Все вместе это производит поистине гипнотическое воздействие на зрителя, подобно тому, как в самой картине влияют на человеческое сознание дьявольские формулы розничной торговли из уст ведьминского персонала бутика или ободряющие и приводящие окружающих в восторг мантры-объяснения строения стиральных машин из уст Рега Спикса.

При этом все основные приметы джалло-хоррора присутствуют, но режиссер идет дальше и периодически меняет правила, играя с жанрами и манипулируя имеющимся в его распоряжении инструментарием для достижения абсолютно густой и потусторонней атмосферы. Порой на экране внезапно появляются вставки с закольцованными криками, руками-манекенами и вырезками из глянцевых журналов, придавая происходящему какой-то особый оттенок психоделии и превращая картину в поп-арт от хоррора. А сцены в скрытых помещениях магазина одежды вызывают непередаваемое чувство иррациональной жути, словно погружая в самые безумные отрывки психотриллеров дедушки Линча.

«Маленькое красное платье» – это предельно авторское, артхаусное и глубоко эстетское кино для своих, которое, копируя, не становится копией, иронизируя, не скатывается до фарса, а пытаясь вызвать дискомфорт, не прибегает к банальным приемам. Эстетика потустороннего ужаса здесь запросто соседствует с черным юмором и социальной сатирой, а визуальная избыточность и поглощенность стилем не обесценивает заложенных идей и метафор. Пусть в чем-то оно далеко не идеально и едва ли найдет отклик у широкой аудитории, это самая настоящая маленькая диковинка, нео-джалло, чудом пробившееся в отечественный широкий прокат. И этому можно только порадоваться.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)