DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Нарисованный Лавкрафт

Г. Ф. Лавкрафт. Пишущий в ночи / Howard P. Lovecraft, Celui qui écrivait dans les ténèbres (графический роман)

Сценарист: Алекс Николавич

Художник: Джервасио-Эйон-Ли

Жанр: биография

Издательство: fanzon

Серия: Комиксы. Современная классика

Год издания: 2019 (в оригинале — 2017)

Перевод: Татьяна Адаменко

Похожие произведения:

  • Барбара Сток «Винсент»
  • Лоран Куэйсси, Мауро Маркези «Филип К. Дик. Биография в комиксах»

Биографический комикс о Говарде Лавкрафте охватывает период с 1925 по 1937 год. Двенадцать лет тяжелой, полной тягот и лишений жизни мэтра уместились на сотне страниц этой небольшой, но по-своему яркой графической новеллы.

Пересказывать ее сюжет не имеет особого смысла, поскольку он в точности повторяет подлинную историю Лавкрафта, со всей скрупулезностью воспроизводя факты его биографии. Гораздо более полное знакомство с ними, понятное дело, предоставляют полноценные биографические издания, первое место среди которых по праву принадлежит знаменитому труду Лайона Спрэга де Кампа.

Впрочем, если верить примечаниям переводчицы Татьяны Адаменко, сценарист комикса Алекс Николавич все же допустил некоторые вольности — или неточности? — в своем маленьком, но таком важном для всех настоящих фанатов рассказе о ГФЛ. Так, во время своего визита в Нью-Йорк, который предшествовал путешествию к миссис Минитер, Лавкрафт должен был встретиться с супругой Соней, чтобы одолжить у нее 35-долларовый саквояж для своих дальнейших передвижений. Однако в книжке друзья говорят Говарду, что Соня покинула город еще до его приезда!

Разбираться, кто тут на самом деле прав, мы оставляем наиболее искушенным знатокам лавкрафтовской биографии. Простые же смертные могут насладиться высоким вниманием к деталям, которое объективно присутствует в данном комиксе: корректные номера домов и названия улиц, действующие лица и их характеры — все это взято из жизни. Приятным бонусом послужат вышеуказанные примечания, из которых можно будет почерпнуть немало полезной информации. К сожалению, эти заметки да еще авторское предисловие — единственные дополнительные материалы, на которые расщедрились издатели, что несколько странно, учитывая малый объем книги.

Из-за лаконичности изложения сюжет «Пишущего в ночи» получился довольно сумбурным. Вот Лавкрафт начинает свой «Ужас Данвича» в деревенской глубинке. А вот он уже в Нью-Йорке. Еще пара страниц — и великий визионер лицезреет виды неведомого Кадата, путешествуя по другим американским городам, чтобы тут же оказаться в долине Шенандоа и спуститься в пещеру в поисках вдохновения для своих «Хребтов безумия». Локации, люди, события сменяются с такой быстротой, что не успевают оставить хоть сколько-нибудь глубокого впечатления. Учитывая медленную и размеренную манеру повествования самого ГФЛ, такой прием выглядит не совсем уместно.

Некое подобие структурированности дает разделение комикса на четыре части, заголовок каждой из которых — как и название самой книги — является отсылкой к одному из произведений Говарда Филлипса. Как вам, к примеру, «Красные ночи Ред-Хука» или «Хребты Одиночества»?

При всем при том, образ главного героя авторам скорее удался. И реплики, и изображения ГФЛ вполне вписываются в те представления о нем, которые были сформированы более ранними биографическими книгами и статьями. Конечно, не обошли вниманием и легендарный расизм Лавкрафта: прибывая в Бруклин, он бросает злобный взгляд исподлобья на проходящего мимо чернокожего, а затем отпускает весьма нелестные комментарии при виде парочки стереотипных евреев, забредших в местное кафе.

Комикс нарисован в небрежной, если не сказать, карикатурной стилистике. Выпученные глаза, оскаленные зубы и жутковатые ухмылки производят скорее комический эффект, что несколько не вяжется с мрачным тоном самой истории, в которой много говорится о смерти, нищете и разочаровании. В отдельных фреймах в физиономии Лавкрафта начинают проглядывать азиатские черты — надо полагать, к его вящему неудовольствию на том свете (впрочем, сам Говард был убежденным атеистом, о чем авторы тоже любезно упомянули).

Что художникам удалось по-настоящему — так это пейзажи, сельские и городские, летние и осенние, реальные и фантастические. Разумеется, графическая биография Лавкрафта не могла обойтись без визуализации пантеона Древних. Увы, последних тут почти нет, но уж Ктулху-то нам покажут!

Нельзя не отметить и исключительно приятную колористику.

Особо упертых ценителей «великого и могучего» локализаторы порадовали переведенными уличными вывесками и прочими встречающимися на протяжении всего повествования надписями.

Завершается эта удручающе короткая история — только не сочтите за спойлер — страшной смертью Говарда Филлипса Лавкрафта, показанной максимально неприглядно. И, разумеется, создатели не забыли о самом очевидном для данного случая эпиграфе, который приведен здесь в следующем переводе: «Не мертво то, что в вечности лежит, и смерти даже смерть не избежит». Аминь.

В целом, Николавич, Джервасио, Эйон и Ли сваяли любопытную для фанатов, но необязательную для всех остальных биографическую новеллу, которая дает самое примерное представление о последних двенадцати годах жизни великого писателя. Едва ли она произведет на вас такое же впечатление, как полновесная биография или хотя бы запомнится своим рисунком, однако ее вполне можно будет полистать в ознакомительных целях, чтобы решить, а стоит ли браться за многостраничные тома без картинок, в которых история джентльмена из Провиденса будет представлена уже во всех ее ужасающих подробностях.

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Механьяк 26-07-2019 21:17

    Ежкин корень, я в десять лет лучше рисовал Х) Именно графика отвратила меня от покупки это книжки, хотя я как раз из её целевой аудитории.

    Учитываю...