DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

БЛИЗНЕЦЫ

Между Пуаро и Ван Хельсингом

Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена / Terror on the Links (авторский сборник)

Автор: Сибери Куинн

Жанр: детектив, мистика, триллер, ужасы

Издательство: АСТ

Год издания: 2018 (в оригинале — 2017)

Серия: Мастера магического реализма

Переводчик: С. Денисенко

Похожие произведения:

  • цикл произведений о Шерлоке Холмсе Артура Конан Дойла
  • цикл произведений об Эркюле Пуаро Агаты Кристи
  • Современная массовая культура тяготеет к размыванию жанровых границ. В романтической истории героем-любовником вместо знойного красавца может стать бледный вампир или полуразложившийся зомби. В криминальном романе за действиями злодея помимо склонности к насилию и убедительного мотива может обнаружиться одержимость потусторонними силами. Американский писатель Сибери Куинн задолго до наступления постмодернистской эклектики рискнул привнести в детективные сюжеты долю мистики. Согласно своеобразным заповедям жанра, разработанным Рональдом Ноксом и Стивеном Ван Дайном, сверхъестественный элемент должен быть полностью исключен, иначе расследование преступления уподобится соревнованию по гребле, где один из участников тайком использует мотор. Сибери Куинн пошел наперекор канонам — его рассказы кишат привидениями, вампирами, оборотнями и прочими монстрами. Впрочем, когда в дело вступает знаменитый сыщик Жюль де Гранден, чудовища становятся не более опасными, чем обычные преступники.

    Популярный персонаж впервые появился в 1925 году на страницах журнала Weird Tales и сделал своего создателя одним из популярнейших авторов этого издания, где регулярно публиковались Роберт Говард, Говард Лавкрафт, Кларк Эштон Смит. Детективный цикл, насчитывающий девяносто три произведения, растянулся до 1951 года. С течением времени истории о таинственном вырвались из жанрового гетто, и многие имена обрели известность, полновесность и признание как у широкой аудитории, так и у заносчивых критиков. Сибери Куинну повезло меньше — из-за своей невероятной плодовитости он прослыл графоманом, строчащим стереотипную прозу исключительно ради гонорара. Его творчество мало известно даже зарубежным поклонникам темного жанра, а на русском языке опубликована всего пара историй. Издательство «АСТ» рискнуло перевести вышедший в прошлом году первый том полного собрания рассказов о Жюле де Грандене.

    Обычные уголовники на пути этого персонажа встречаются редко — чаще ему приходится противостоять сектантам, сатанистам, маньякам, а то и вовсе сверхъестественным существам или неведомым тварям. Хотя внешне он напоминает Эркюля Пуаро, его сфера деятельности больше соответствует Абрахаму Ван Хельсингу. Несмотря на свою оккультную специализацию, Жюль де Гранден — типичный сыщик из классического детектива: чудаковатый характер, проницательный ум и постоянная готовность выручить беспомощную полицию. За комичным внешним видом и забавной речью (кто еще обратится к испуганной девушке «моя капусточка»?) скрывается железный характер и удивительная судьба. Жюлю де Грандену в прошлом довелось побывать светилом медицинской науки и сверхсекретным разведчиком, но к моменту первого появления в рассказах Сибери Куинна он уже переключился на криминалистику и оккультизм. Былые навыки с годами не утратились: знаменитый сыщик способен выйти один на один с ужасным чудовищем или перестрелять целую толпу каннибалов. Жюль де Гранден доброжелателен к друзьям, беспощаден к врагам и не отягощен излишней скромностью («Мое честное, заслуженное самоуважение — это не пустое хвастовство»). Даже из самой запутанной тайны он с легкостью вытряхнет факты, «как матушка вытряхивает украденное печенье из куртки своего enfant».

    Яркий, сочный, прекрасно проработанный образ главного героя, бесспорно, играет на руку каждому рассказу. Вместе с тем он полностью затмевает других персонажей — все они прописаны крайне бледно. Конечно, строго ограниченный объем (все-таки приключения Жюля де Грандена создавались для журнальных публикаций) не дает возможности развернуть галерею судеб и характеров, но, например, Артуру Конан Дойлу никакие рамки не мешали. Цикл произведений о Шерлоке Холмсе изобилует интересными персонажами. Нескольких точных деталей, штрихов, характеристик достаточно, чтобы вдохнуть жизнь даже во второстепенного героя. Разве можно забыть устрашающего доктора Гримсби Ройлотта, обворожительную Ирен Адлер, непреклонного Джефферсона Хоупа? Сибери Куинн полностью сосредотачивается на образе Жюля де Грандена, превращая всех остальных в бледные, порой еле различимые тени. Ужас, безумие, страсть и другие состояния персонажей изображаются в приглушенных тонах. В словах, мыслях и поступках не чувствуется искренности, психологизма, убедительности.

    Сибери Куинн — большой мастер выдумывать таинственные истории, но, чтобы подогреть интерес к приключениям «оккультного Пуаро», он обращается к проверенным, уже зарекомендовавшим себе идеям. В сборнике встречаются отсылки к «Убийству на улице Морг» Эдгара По и безумные ученые («Ужас на поле для гольфа»), дома с привидениями («Древние огни»), «проклятие фараонов» («Улыбающаяся мумия»), беспощадные маньяки («Дом ужаса»). Впрочем, скатываться в штампы и банальности Сибери Куинн себе не позволяет: зловещий рок, карающий осквернителей древнеегипетских гробниц, находит вполне реалистичное объяснение, а активность полтергейста в старинном особняке приводит к воссоединению влюбленных, разлученных предрассудками и смертью. Хотя за Жюлем де Гранденом закрепился статус «оккультного детектива», некоторые его расследования обходятся безо всякой мистики. Устрашающий лик древнего бога может оказаться маской из папье-маше, но менее жутко от этого не становится. Сибери Куинн не стремится к нагнетанию ужаса, и все-таки некоторые сцены — вроде подвала, где томятся изуродованные обезумевшим хирургом девушки — весьма ощутимо бьют по нервам.

    Один из главных недостатков сборника «Ужас на поле для гольфа» заключается в неправдоподобности многих рассказов. Детективная литература вообще имеет мало общего с рабочей рутиной борцов с преступностью, но Сибери Куинну порой недостает достоверности и убедительности даже в пространстве вымышленной условности. Развязка детективной интриги тоже не всегда выглядит достаточно обоснованной: к раскрытию злодеяния чаще ведет не четкая последовательность фактов и умозаключений, а удачная гипотеза, основанная исключительно на домыслах. Спутник и биограф Жюля де Грандена — доктор Троубридж — в лучших традициях доктора Уотсона неспособен самостоятельно распутать клубок загадок и потому искренне восхищается детективными талантами коллеги, хотя здесь более уместен был бы кто-нибудь вроде Даны Скалли из «Секретных материалов» — человек, способный выступить в качестве скептика и усомниться в основанных на мистике предположения.

    Сборник «Ужас на поле для гольфа» получился очень неровным и неоднозначным. Философской глубины или леденящего ужаса на его страницах не найдется, и все же прочитать эту книгу определенно стоит ради колоритного главного героя, потрясающего перевода и нетривиальных вариаций привычных идей. Классический детектив иногда сравнивают с кроссвордом — ведь все приемы этого жанра направлены на то, чтобы максимально усложнить процесс поиска ответа на вопрос «Кто убийца?». Рассказы Сибери Куинна — это тоже своего рода кроссворды, вот только в них с учетом мистического элемента в заданное количество клеток может поместиться гораздо больше букв…

    Комментариев: 1 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)

    • 1 AG 20-07-2018 09:06

      Ну, собственно не Сибери Куинн "задолго до наступления постмодернистской эклектики рискнул привнести в детективные сюжеты долю мистики", вандайновские законы и были "придуманы" чтобы отделить настоящий, "чистый" детектив от всяких примесей с мистикой, коих с начала XX века и до начала Второй Мировой хватало с лихвой. У Элджернона Блэквуда был доктор Сайленс, у Ходжсона - Кранакки (который в последнее время пережил ренессанс и вновь стал довольно известным), были романы Абрахама Меррита, Сакса Ремера, Денниса Уитли и огромное количество ныне позабытых авторов. Так что Куинн не был предвозвестником постмодернизма, нарушителем законов жанра - он просто шел потоке, который русскоязычному читателю не слишком знаком.

      Учитываю...