DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

КУКЛОВОД

Первые: женщина — серийная убийца в США

Список мужчин — серийных убийц насчитывает не одну сотню человек — в то время как такой же список, но уже женщин, едва-едва эту самую сотню наскребет. Ответ на вопрос «почему?» не лежит в сфере интересов этой статьи, хотя сам по себе бесспорно любопытен. Ведь не обязательно душить жертв, резать их ножами или тюкать топориками по темечку — старый добрый яд не менее эффективен, но куда более демократичен по гендерному признаку.

Конечно, женщины — серийные убийцы были и в эпоху каменного века, и в Древнем Риме и даже в Средневековье. Ну не могло их там не оказаться! Просто кто-то из них оказался так и не пойманной, кто-то — пойманной, но не осужденной, а кто-то — пойманной, осужденной и даже казненной… но не учтенной как «первая женщина — серийная убийца».

Так что придется нам следовать безжалостной статистике (которая сама смахивает на маньяка) и обратиться к документам.

 

Пять гостей — уже рупь!

Итак, Лавиния Фишер — первая официальная женщина-серийная убийца в США. Забегая вперед, отметим, что она завоевала еще один приз сомнительного достоинства — первая женщина в США, казненная через повешение. Произошло это 18 февраля 1820 года.

Да, конечно, даже такие одиозные фигуры, как Салтычиха или графиня Батори, жили и творили свои кровавые дела задолго до миссис Фишер. Но что уж поделать, если документация в США велась более скрупулезно, чем в Российской Империи или Венгрии?

О том, кем были родители Лавинии (хотя, судя по данному дочери имени, люди эти имели неплохое образование), откуда она родом и как вообще дошла до жизни такой, история умалчивает. Строго говоря, вообще очень сложно понять, где в ее биографии реальные факты — а где досужие сплетни, вымыслы и, наконец, легенды.

Родилась Лавиния в 1793 (или 1792) году и всю известную историкам часть жизни прожила в США. Была ли она уроженкой североамериканского континента, или прибыла туда еще ребенком, вместе с очередной волной переселенцев — тоже неизвестно. Да более того — никто не может сказать, как она выглядела! Да, существует портрет весьма привлекательной молодой женщины с не менее привлекательным попугаем, который с завидным упорством помещают во все интернет-статьи, посвященные Лавинии Фишер — но штука в том, что он принадлежит кисти известного портретиста Джошуа Рейнольдса (а значит, легко атрибутируется) и изображает действительно Фишер, но... Китти. «Китти Фишер с попугаем» называется он, а искомая Китти скончалась еще за 25 лет до рождения Лавинии, да и вообще — была английской куртизанкой и натурщицей. Периодически к радости падкой на сплетни публики грызлась с женой своего любовника, леди Ковентри; умерла молодой, то ли от оспы, то ли от туберкулеза, то ли от отравления свинцом, который содержался в модных ту пору косметических белилах. В общем, никакого отношения к нашей Фишер не имеет. Так что нужно меньше верить всему тому, что появляется в интернете.

 

Не та Лавиния Фишер.

Достигнув определенного возраста, Лавиния, как приличная девушка, вышла замуж за Джона Фишера, и семья поселилась в Чарлстоне, одном из богатых городов южных штатов (благодаря порту, через который проходили корабли, везущие хлопок). Они вели весьма доходный для портового города бизнес — держали небольшую гостиницу Six Mile Wayfarer House. Такое заковыристое название на самом деле было банальным обозначением географического положения — в шести милях к северу от Чарлстона. Была ли семья богатой? Достоверно неизвестно. Некоторые «исследователи», опираясь на тот самый портрет Китти Фишер, разглагольствуют о том, что Лавиния была красивой дамой, ведущей светский образ жизни — однако это уж вряд ли. Владельцы постоялых дворов на отшибе могли не бедствовать, но времени на безделье у них не было. Да и если Six Mile Wayfarer House приносил хороший доход, разве семейка Фишер стала бы заниматься тем, чем занималась?

В 1819 году в местную полицию поступило несколько жалоб на исчезновения в этом районе путешественников и торговцев. Пара жалоб пришла даже от владельцев гостиницы Six Mile Wayfarer House — мол, гости пропали, не заплатив. Семейная пара была на хорошем счету, имела много друзей среди местных жителей, поэтому подозрения на нее не пали. А зря.

Вскоре на дороге, ведущей от гостиницы, обосновалась банда. Она нападала на обозы, идущие в Чарлстон, грабила их, а в случае сопротивления — убивала сопровождающих. На самом деле — ничего необычного, стандартные будни криминальной Америки XIX века. У полиции не хватало людей, да и не очень-то и хотелось соваться к хорошо вооруженным преступникам. Поэтому инициативная группа горожан — тоже по стандартной традиции — решила, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Хватило нескольких дней расспросов и сопоставления фактов, чтобы выяснить: путников грабили на отрезке дороги между двумя гостиницами — Six Mile Wayfarer House и Five Mile Wayfarer House (фантазией хозяева обоих отелей были явно обделены). Значит, наводчики сидели в одной из них. Сначала под горячую руку разъяренных мстителей попала гостиница на пятой миле. Постояльцы были выселены, здание обыскано — а затем сожжено. Хорошо еще, что без владельцев внутри.

Затем настал черед Six Mile Wayfarer House. По какой-то причине палить домишко не стали — только выселили гостей и обыскали каждый угол. Уставшие, но довольные, горожане возвратились домой, оставив в гостинице своего человека, некоего Дэвида Росса. Он-то и рассказал потом, что через некоторое время в Six Mile Wayfarer House ворвалась толпа дюжих мужчин, которые поколотили его и выкинули на улицу. А когда он попытался обороняться и вернуться в дом (мол, у него там остались какие-то вещи! Неплохо же он ходил мстить, со всем скарбом) — то миссис Фишер набросилась на него, стала душить, а потом сунула его голову в окно и от всей души ударила ставней! В высшей степени захватывающая история.

Россу — помятому, но живому — удалось сбежать, а потом положить на стол шерифу официальное заявление. Однако на сигнал снова никто не обратил внимания. Ну подрались граждане, с кем не бывает?

Однако уже следующая жалоба на супругов Фишер взбаламутила полицию не на шутку. Оно поступило от некоего торговца Джона Пиплса. Якобы тот хотел остановиться в гостинице Six Mile Wayfarer House, но милая хозяйка сообщила, что мест нет — и предложила выпить чаю. Чай в то время считался напитком средним, да и качество его было отвратительным, так что Пиплс предпочитал кофе. Чтобы не обижать даму, он тайком вылил чашку в горшок с цветком, продолжая болтать о том о сем, рассказывать о своих планах и делах. И тут — приятная неожиданность! — выяснилось, что все-таки одна свободная комната есть.

То ли Пиплс был всегда таким подозрительным, то ли его что-то насторожило в обходительности хозяйки, но он не стал ложиться в кровать, а прикорнул на стуле у двери. Это поведение вовсе не причуда параноика, а вполне логичная в те времена предосторожность — достаточно путешественников в те годы заканчивали свой путь после удара топором в темечко в гостинице. Посреди ночи Пиплс проснулся от грохота — и увидел, как его кровать опускается в подпол. Торговец, недолго думая, выскочил в окно — и уже через полчаса был у шерифа.

А вскоре в гостиницу нагрянули с обыском.

Дальнейшую историю уже невозможно отделить от перепутанных с нею легенд. Кто-то рассказывал о том, что в подвале обнаружилось несколько десятков скелетов и сундуки, набитые вещами жертв. Мол, в рецепт «фирменного чая» миссис Фишер входили ядовитые листья олеандра. Постояльцы засыпали беспробудным сном, кровать через некоторое время опускалась в подвал, где жертву ожидал мистер Фишер с топором. Любители настоящих ужасов возражали — никакого топора, это же банально! Кровать не опускалась, а просто переворачивалась, и гость падал в подвал, прямо на острые штыри! Те же сплетники, которые хотя бы немного знали об отравлении олеандром (тошнота и галлюцинации, а не крепкий сон), болтали о том, что несчастные гости помирали в муках, а супруги потом лишь проверяли, достаточно ли те трупы.

Совсем уж безумной выглядит байка о том, что Лавиния, оказывается, была рабыней-негритянкой (по правилу «одной капли крови» негром мог считаться даже голубоглазый блондин, если у него в роду были рабы-чернокожие), а Джон — влюбленным в нее сыном богатого плантатора. Мол, он выкрал красавицу у хозяина и бежал с ней в другой штат, где заранее под чужим именем (то есть «Фишер») купил гостиницу. Там влюбленные и обвенчались. И вот тот самый Пиплс был в действительности не незадачливым торговцем-счастливчиком, а одним из вымогателей, которые шантажировали «Фишера» и требовали за молчание кругленькую сумму.

Как бы то ни было, но суд длился по тем временам долго (обычно хватало пары дней, чтобы вздернуть обвиняемых): слишком уж много подозрений и сплетен, слишком уж мало реальных фактов. Фишеры даже попытались сбежать: 13 сентября 1819 года они свили из простыней веревку и, закрепив ее на решетке, стали спускаться. Джону даже удалось спрыгнуть на землю — но веревка оборвалась, оставив Лавинию в камере, и муж решил не бросать жену. Он просто обошел тюрьму и попросил надзирателя вернуть его обратно за решетку.

Ближе к моменту казни легенды сгущаются, как тучи. Якобы в те времена в Южной Каролине существовал закон, по которому нельзя было казнить замужних женщин. Так что в приговоре было отдельно указано, что Джона повесят первым, так что Лавиния пойдет на эшафот полноценной вдовой. Но миссис Фишер, все еще надеясь на свою счастливую звезду, надела в последний путь свадебное платье — авось, кто-то из зевак влюбится с первого взгляда и тут же позовет замуж. Однако подобный эпизод из любовных романов не случился — и огорченная Лавиния прокричала толпе: «Если у кого-то из вас есть сообщение для дьявола — говорите, я передам!» — и прыгнула в люк эшафота.

Красиво, что и говорить… Правда, у виселицы Чарлстона не существовало люка — осужденных банально вздергивали. Да и подвенечного платья на миссис Фишер надето не было — все их имущество сгорело в подожженной кем-то во время судебного процесса гостинице.

Сколько же людей убила миссис Фишер? Никто не может сказать точно. В материалах дела мелькает несколько десятков — но нигде их не приписывают лично Лавинии. Так, муж и жена одна сатана, поэтому пусть будут виноваты оба. А в действительности, может быть, она всего лишь свечку и держала…

Более того, современные историки, внимательно изучив документы, весьма сомневаются, что у супругов вообще была гостиница. Судя по всему, в их доме просто квартировалась та самая банда с большой дороги. А значит, никаких леденящих кровь историй о чае из листов олеандра и переворачивающейся кровати и быть не могло. Но ведь… они были? В чем же дело?

Весьма вероятно, что супруги Фишер попали под банальный передел власти и финансовых потоков в Чарлстоне. Судопроизводство тогда велось из рук вон плохо, полиция предпочитала от греха подальше карать — а миловать только в случае совсем явных белых ниток, апелляции (а их Фишер послали аж две) вообще не рассматривались.

Так что вполне может статься, что первая серийная женщина-убийца США на деле была всего лишь невинной жертвой оговора. А это, как цинично ни звучит, означает, что мы так никогда и не узнаем имя настоящей «первопроходицы».

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)