DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

КОНКУРС!

Уильям Хоуп Ходжсон «Демоны моря»

William Hope Hodgson «Demons of the Sea», 1923 (с)

 

— Иди-ка на деку да погляди, Чернявый! — заорал Джепсон, устремляясь к полупалубе1. — Кэп говорит, будто рядом подлодка прошла: море вокруг помутнело и вспенилось!

Подчиняясь восторженным интонациям Джепсона, я проследовал за ним. Он был прав: привычная океанская лазурь подёрнулась грязноватыми мутными пятнами, и время от времени её гладь нарушали крупные пузыри, дабы через мгновенье с громким хлопком раствориться. Кормовой, капитан и три его помощника вышли на ют2 и через стёкла своих биноклей вглядывались в поверхность воды. Пока я любовался на мягко колеблющиеся волны, с противоположной движению ветра стороны в вечерний воздух — и притом довольно-таки далеко от нас — взмыло нечто необыкновенное. Этот объект вполне сошёл бы за пучок водорослей, если бы не зловещий плеск воды, с которым эта штуковина нырнула обратно. Тут же, вслед за этим удивительным событием, солнце стремительно, словно в тропиках, скрылось за горизонтом, и последние его лучи подарили окружающим нас вещам некую странную иллюзорность.

Команда в полном составе собралась внизу, кроме, пожалуй, одного помощника да рулевого, оставшихся на корме. Впереди, на коротком баке можно было также разглядеть тусклую фигуру опиравшегося о форштаг сигнальщика. За исключением редкого перезвона цепных шкотов3, стука рулевого механизма да мельчайшей зыби под кормовым свесом судна4, кругом не слышалось ни звука. Тут тишину нарушил голос помощника, и, посмотрев наверх, я увидал Кэпа, выглянувшего на палубу; с ним-то и говорил матрос. По отдельным нечаянно уловленным словам я сообразил, что говорят они о странных дневных происшествиях.

Вскорости после заката ветер, весь день приносивший матросам свежесть, утих; с его ослаблением поднялась страшная жара. Не успело отбить и двух склянок5, как помощник свистнул меня и дал распоряжение принести ведро морской воды, которую я мог бы с лёгкостью достать за бортом. Когда же я выполнил указание, он опустил в принесённую воду термометр.

— Как я и предполагал, — пробормотал помощник, вытаскивая прибор и показывая его капитану, — Девяносто девять градусов6. Диво так диво; эта вода уже годится для чая!

— Остаётся надеяться, что горячее она уже не станет, — пробасил его собеседник, — иначе мы изжаримся заживо.

По сигналу помощника я опорожнил ведро и вернул его на стойку, после чего сам вернулся на прежнюю позицию, к лееру7. Капитан и помощник мерили шагами ют, а в небе, спустя долгий промежуток тишины, прерываемой лишь одиночными хлопками газовых пузырей, выросла луна. Она бросала вниз свои лучи, однако лучи эти были слишком немощны, чтобы разорвать пелену вылившегося из моря густого тумана; они лишь слабо проникали сквозь эту плотную завесу. Некоторое время спустя нам стало очевидно, что туман связан с неестественной температурой воды; туман этот был влажным, и вскоре мы промокли до нитки. Нескончаемая ночь тянулась и тянулась, а затем из-за горизонта лениво выглянул диск солнца, казавшийся тусклым и призрачным сквозь дымку, что, клубясь, окутывала судно. И хотя мы периодически проверяли температуру воды за бортом, термометр показывал лишь небольшое её повышение. По сути, мы бездельничали, но даже в это время нами овладевало предчувствие чего-то тяжёлого и мрачного.

Туманный горнзвучал непрерывно. Сигнальщик вглядывался в бурлящую дымку под килем. Капитан бродил по юту корабля в сопровождении помощников, один из которых внезапно указал пальцем на облака тумана и выронил какое-то слово. Все глаза обратились в указанную точку, и там мы увидали нечто вроде чёрной линии, которая, как казалось, прорезает мятежную белизну бунтующих вод. Больше всего это напомнило чудовищных размеров кобру, вставшую на хвост в ожидании броска. Стоило нам обратить взгляд в ту сторону, как чудище исчезло. Нескрываемое удивление охватило собравшихся членов команды; каждый делился собственным мнением по поводу случившегося, и трудно было найти среди этих мнений хотя бы два сходных между собой. Пока они спорили, я успел услышать слова второго помощника:

— Да чушь всё это, — проговорил он. — Туман бывал и раньше; подобные штуки я тоже имел честь наблюдать. Обыкновеннейшая иллюзия.

Третий помощник покачал головой и пробурчал что-то в ответ, однако дальнейших разговоров не последовало. Чуть позже тем же вечером мне удалось немного вздремнуть, а когда пробило восемь склянок, я возвратился на палубу, чтобы увидать всё тот же морок, сковавший наш борт. Во всяком случае, мне даже почудилось, будто пелена сгустилась ещё сильнее, нежели было до этого. Гансард, измерявший температуру моря во время моего пребывания внизу, поделился последними новостями: оказалось, что вода за это время успела потеплеть ещё на три градуса, а капитан впал в совершенное уныние. На третьей склянке я двинулся к носу корабля — понаблюдать за окружением и поболтать со Стивенсоном, чьё дежурство на вахте уже началось. Достигнув полубака, я отошёл в сторону и поглядел за борт; Стивенсон подошёл ко мне и встал рядом.

— Странное дело, — проворчал он.

Некоторое время он молчаливо стоял поблизости; казалось, нас обоих повергла в транс мерцающая поверхность моря. Неожиданно прямо перед нами, из самых глубин воды вырос кошмарный чёрный лик. Этот пугающий образ — точно чудовищный шарж на живые человеческие черты — словно бы на мгновенье заставил нас окаменеть; моя кровь будто бы сковалась льдом; и все мои попытки сделать движение были тщетны. Громадным усилием воли я овладел собой, но, схватив Стивенсона за руку, обнаружил, что не способен выдавить из себя ничего, кроме приглушенных хрипов.

— Глядите! — выдохнул я. — Глядите!

Стивенсон выкатил глаза и, не отрываясь, смотрел в море, как человек, обращённый в камень. Казалось, он желает подробнее изучить чудовище, всё дальше и дальше склоняясь над краем.

— Господи, — ахнул он, — да это же Дьявол, собственной персоной!

Но стоило прозвучать этим словам, как колдовство было разрушено: существо тут же исчезло. Товарищ глядел на меня, в то время как я усиленно тёр глаза, теперь уже сомневаясь: сон это был или явь? Самый красноречивый ответ на этот вопрос мог дать вид Стивенсона, лицо которого так и распирало от недоумения.

— Лучший выход — отправиться на корму и доложить Кэпу, — заикаясь, пробормотал он.

Мне оставалось лишь кивнуть и покинуть полубак, печатая шаги, подобно сомнамбуле. Капитан и помощник стояли на срезе полуюта9, и, взобравшись по ступеням, я доложил им о произошедшем.

— Вздор! — усмехнулся Кэп. — Свою мерзкую рожу в воде увидал, вот и всех делов.

Но, несмотря ни на что, он всё же подверг меня более подробным расспросам. В конечном итоге он даже приказал помощнику идти поглядеть за борт — проверить, нет ли там чего необычного. Впрочем, последний возвратился мгновение спустя без всяких известий: он не смог обнаружить ничего странного или удивительного, как ни старался. Тут пробило четвёртую склянку, и мы отвлеклись, дабы устроить себе перерыв на чай. Вернувшись затем на палубу, я заметил группу теснящихся друг к другу матросов, ведущих сплетни о нашем со Стивенсоном «приключении» и о той твари, с которой мы столкнулись.

— Слушай, Чернявый, как думаешь, есть ли шанс, что ты действительно перетрусил, увидав обыкновенное отражение, а? — спросил один из членов экипажа, тот, что был постарше.

— Спросите-ка лучше Стивенсона, — ответил я, пробиваясь к корме.

Когда пробило восемь склянок, пришло время моего очередного дежурства на палубе, к которому я приступил ровно для того, чтобы обнаружить: ничего нового за прошедшее время там не случилось. Однако за час до полуночи помощник, желая закурить, послал меня за спичками в принадлежащую ему каюту. Я мигом прогремел сапогами по латунным ступенькам лестницы; сначала вниз, а затем обратно, на корму, где и вручил коробок товарищу. Тот принял его, достал оттуда спичку и чиркнул ею о каблук. Не успел он проделать этот фокус, как вдалеке от нас, во мраке ночи послышался заглушённый расстоянием вопль. Вслед за этим раздался шумный рокот, словно хриплый рёв осла,  правда, значительно более низкий по тембру и со сквозящей в нём ноткой — ужасающе знакомой ноткой! — человеческого голоса.

— Боже мой! Слыхал это, Чернявый? — благоговейным тоном осведомился помощник.

— Точно так, сэр, — ответил я, прислушиваясь в ожидании повторения удивительных звуков и едва улавливая суть его вопроса. Внезапно устрашающий рёв загремел вновь, отчего трубка помощника вылетела изо рта и шлёпнулась на палубу.

— Бегом на бак! — заорал он. — Сейчас же! Быстрее! Посмотри, может, там тебе удастся хоть что-то разглядеть!

С бешеным пульсом и сердцем, трепыхающимся где-то на полпути к горлу, я ринулся к передней части судна. Вахта в полном составе столпилась на полубаке, окружив пост наблюдения. Все они говорили, сопровождая каждое слово бурной жестикуляцией. Но стоило появиться мне, расталкивая плечами эту нервную толпу, как голоса их умолкли, а взгляды загорелись любопытством.

— Вы что-нибудь видели? — закричал я, и прежде, чем смог получить ответ, отвратительный рёв поднялся с новой силой, осеняя ночь ужасом. Он, этот рёв, теперь, казалось, имел даже направление, несмотря на опутавший нас туман. Несомненно, также, что вопли эти раздавались куда ближе, чем ранее. Промедлив секунду, пытаясь вычислить направление странных звуков, я стремглав бросился на корму, дабы поделиться новостями с помощником. Я рассказал ему, что ничего разглядеть не удалось, а также о том, что звуки теперь раздаются, по всей очевидности, совсем рядом. Услыхав мой рассказ, помощник приказал рулевому немного поднять нос корабля. Мгновением позже пронзительный вопль вновь пронзил ночь, сопровождаясь всё тем же хриплым рёвом.

— Оно приближается с правой скулы!10 — воскликнул помощник, подзывая рулевого и отдавая приказ ещё чуть-чуть приподнять нос судна. Затем помощник бросился к передней части палубы, по пути успев ослабить подветренный брас11 и во всё горло клича вахту. Когда же рея12 была приведена в нужное положение, дабы соответствовать новому курсу, он, несколько успокоившись, вернулся на корму и, далеко перегнувшись через леер, замер, сосредоточенно вслушиваясь. Мгновения тянулись словно часы, а тишина оставалась незыблемой. Вдруг звуки послышались в непосредственной близости: казалось даже, что раздавались они на борту нашего корабля. Вместе с тем, моё внимание приковала странная гудящая нота, вклинивающаяся в этот «рёв». Раз или два до наших ушей донеслось нечто вроде «Га-а, га-а!». Затем раздались хриплые посвисты, во всех отношениях сходные с астматическими вздохами тяжелобольного человека.

Тем временем на небе тускло сияла луна, пробиваясь сквозь туманную завесу; завесу, которая теперь казалась мне какой-то истончённой. Когда же вопли вновь начали возрастать и падать, помощник схватил меня за плечо и крепко сжал. Эти вопли, казалось, исходили из точки, лежащей на траверзе13 судна. Все глаза на корабле с напряжением вглядывались во мглу — безрезультатно. Неожиданно один из матросов закричал, и мы разглядели нечто продолговатое и чёрное, скользящее в тумане вдоль борта. Расплывчато и призрачно во тьме вырисовывались четыре башенки, с приближением обратившиеся рангоутами14, снастями и парусом.

— Корабль! Это же корабль! — кричали мы, охваченные волненьем. Я повернулся к мистеру Грэю: он тоже стоял на корме и пристально изучал кильватер15 разминувшегося с нами судна. И настолько призрачны, обманчивы и мимолётны были наши впечатления от встречи с этим морским чужаком, что поневоле закрадывалась мысль, будто это не реальный корабль проплыл рядом, а корабль-призрак сродни Летучему Голландцу, удостоивший нас своим явленьем. Наши паруса издали внезапный хлопок, а кренгельсы16 осыпали фальшборт17 градом глухих ударов. Помощник возвёл глаза к небу.

— Ветер утихает, — зарычал он, снедаемый бешенством. — Таким шагом мы никогда не выберемся из этого проклятого капкана!

Ветер утихал постепенно, пока не наступил полный штиль. Не было звука, который прервал бы мёртвую тишину, за исключением барабанной дроби рифовых сезней18, — да и те лишь незначительно колебали эту плавную тишь. Прошли часы, вахта сменилась, я же отправился вниз. На седьмой склянке нас вызвали вновь и, когда я поднялся и зашагал вдоль палубы в сторону камбуза, обнаружилось, что воздух будто бы стал прохладнее и просветлел. Прозвучала восьмая склянка, и я взялся за скручивание верёвок, сменив на посту Гансарда. От него стало известно, что пар начал таять где-то около четвёртой склянки, а температура за бортом опустилась на десять градусов.

Несмотря на поредевший туман, прошло не менее получаса, прежде чем мы получили возможность разглядеть хотя бы слабый проблеск окружающего нас моря. Было видно, что на поверхности всё ещё проступают тёмные участки, однако поверхность эта больше не пузырилась и не кипела. Весь океанский простор, насколько хватало глаз, приобрёл оттенок странного запустенья. Изредка поверхность рождала клубки пара, выплывавшие из толщи воды невдалеке от корабля и катившиеся по этой безответной глади куда-то вдаль, скрываясь, наконец, в дымке всё ещё сокрытого туманом горизонта. То там, то здесь отдельные небольшие столбики тумана обращались в огромные паровые столпы, что подталкивало меня к выводу, будто море кипит лишь на отдельных своих участках. Заняв позицию справа и оглядевшись, я не обнаружил особенных различий с тем, что видел, наблюдая с левого борта. Безжизненный облик моря наполнял меня ощущением озноба; и это притом, что окружающий воздух веял сухостью и теплом. Помощник, обращаясь ко мне с уступа юта, велел принести его бинокль.

Когда я исполнил приказ, он взял принесённое и поднялся на гакаборт19. Там он простоял несколько мгновений, усиленно полируя стёкла при помощи своего носового платка. Миг спустя он приложил окуляры к глазам и долгим внимательным взглядом окидывал туманную завесу, что простиралась вдали за бортом. Я также некоторое время пытался уловить ту точку, на которую помощник направлял свой бинокль. В этот момент перед моим взором выросла какая-то неясная тень, и, упорно наблюдая за ней, я отчётливо разглядел контуры корабля, обретающие форму в пелене тумана.

— Смотрите! — закричал я, но в то же самое время всплывающий из тумана призрак обрёл вид громадного четырёхмачтового барка20, заштилевшего21 с поднятыми парусами в нескольких сотнях ярдов от нашей кормы. Словно приоткрытый, а затем вновь опущенный занавес, на море опять лёг туман, скрывая загадочный барк от нашего видения. Помощником капитана овладело волнение, и он стремительно, отрывистыми шагами начал мерить корму, то и дело останавливаясь и вглядываясь сквозь бинокль в ту сторону, где исчез четырёхмачтовик. Постепенно, когда морок в очередной раз рассеялся, парусник снова обозначился на поверхности волн, и именно тогда мы впервые получили намёк на происхождение отвратительных ночных звуков.

Некоторое время помощник безмолвно следил за движением барка, во мне же крепла уверенность, будто, несмотря на туман, я могу различить смутное движение на борту корабля. Прошло немного времени и моё предположение переросло в твёрдую убеждённость; теперь я мог разглядеть также нечто похожее на брызги неподалёку от барка. Помощник неожиданно положил бинокль на коробку штурвала и велел мне принести рупор. Я бросился на сходный трап, схватил искомое и вернулся.

Помощник поднёс рупор к губам и, делая глубокий вдох, бросил в сторону корабля оглушительный оклик, который разбудил бы и мёртвого. С некоторым напряжением мы ждали ответа. Спустя мгновение, оттуда послышался низкий и гулкий рокот; с каждой секундой он делался всё выше и громче, пока мы не узнали в нём те самые звуки, что слышали предыдущей ночью. Помощник замер в немом ужасе от полученного «ответа»; голосом, едва громче, чем приглушённый шёпот, он попросил меня позвать Кэпа. Привлечённая криком помощника и жуткими звуками, прозвучавшими в ответ, на корме собралась вся вахта; все столпились у бизань-вантов22 в стремлении получше разглядеть происходящее за бортом.

Вызвав капитана, я вернулся на корму, где обнаружил беседующих с вахтенным23 помощников, второго и третьего. Те не оставляли попыток проникнуть взором за облака тумана, полускрывавшие наш неожиданный «конвой», и добиться хоть какой-то ясности в отношении удивительного феномена. Моментом позже явился Кэп, держа в руках собственную подзорную трубу. Помощник доложился с кратким отчётом и передал рупор капитану, который, вручив мне на время подзорную трубу, окликнул спрятавшийся в тенях барк. Мы слушали, затаив дыхание, пока, наконец, утреннюю тишину вновь не разорвали всё те же пугающие звуки — страшный ответ на призыв капитана. Рупор поспешно опустился, а лицо Кэпа застыло в гримасе изумлённого ужаса.

— Господи! — закричал он. — Что за святотатство!

На это третий помощник, глядящий сквозь бинокль, воскликнул:

— Глядите, там поднимается бриз24!

Услышав его слова, капитан торопливо поднял глаза, и мы все посмотрели на подёрнувшуюся рябью воду.

— Эта посудина принесёт нам ветер, — сказал капитан. — Через полчаса она должна поравняться с нами!

Прошло немного времени, и плотный туман подобрался на расстояние в сто ярдов к нашему судну. Странный корабль был отчётливо различим в окаймлении клубящегося кольцами тумана. Последний короткий порыв — и ветер стих окончательно, что, однако, не помешало воде за кормой у незнакомца вновь разразиться свежею рябью, которая с поистине гипнотической притягательностью влекла наши взгляды. Судя по хлопающим парусам, барк потихоньку двигался в нашу сторону. Мучительные секунды минули; большой четырёхмачтовик достиг нашего положения. Вместе с ним нас достигли и лёгкие порывы ветра, заставившие паруса нашего корабля лениво дёрнуться, а сам корабль медленно двинуться вперёд сквозь таинственный простор моря. Барк шёл в каких-нибудь пятидесяти ярдах от нашей кормы, неуклонно сокращая это расстояние; казалось, он мог бы с лёгкостью обогнать нас. Когда судно нагнало нас, оно привелось к ветру25; задние шкаторины26 его сотрясались.

Желая разглядеть рулевого, я упорно всматривался в корму барка, но мгла окутывала всю его переднюю часть, а потому предметы, находящиеся позади неё, были неразличимы. Гремя цепными шкотами по металлическим реям, барк продолжил своё движение по ветру. И хотя к тому времени мы успели значительно уйти вперёд, вскоре стало очевидно, что парусник движется куда проворнее, ибо расстояние между нами по-прежнему сокращалось. Ветер вокруг нас посвежел, относя туман в сторону, так, что с каждым моментом снасти и рангоут преследующего нас барка становились всё более и более различимы. Капитан и помощники сначала сосредоточенно изучали то, что открыл им ветер, а затем издали почти единодушный возглас ужаса:

— Боже правый!

И, говоря по чести, подобная реакция была вполне оправданна, ибо существа, ползавшие по палубе барка, были самыми страшными из всех, кого я видел в жизни. Однако, невзирая на всю их потустороннюю странность, было в этих существах нечто такое, что делало их смутно знакомыми глазу. И только затем я обнаружил истинную причину этого чувства: лицо одного из них мы со Стивенсоном уже имели шанс наблюдать в ночь его дежурства. Тела их, по форме напоминающие тюленьи, отливали болезненным мёртвым оттенком. Нижняя часть туловища монстров завершалась раздвоенным хвостом, по-видимому, помогавшим им совершать передвижения. На месте рук у этих тварей извивалось что-то вроде длинных щупалец, на концах которых шевелились кисти, сходные с нашими, но имеющие заместо людских ногтей длинные когти. Поистине кошмарны были эти существа — жалкие подобия человека из плоти и крови!

Их лица (как и щупальца, они были черного цвета) гротескно повторяли людские черты, однако верхние челюсти монстров соединялась с нижними на манер осьминожьих. Мне приходилось порою наблюдать туземцев, чьи лица имели большое сходство с этими, но ни один туземец из всех, что я видел, не внушал мне такого ужаса и антипатии, как эти гадкие создания.

— Что за дьявольские выродки! — выкрикнул капитан в приступе отвращения.

Едва успел он повернуться к помощникам, как по выражениям на их лицах я сообразил: они выяснили причину, заставившую этих звероподобных тварей оказаться на барке. Если создания, что казалось правдоподобным, захватили парусник и уничтожили команду, могло ли что-либо помешать им сотворить подобное и с нами? Наш корабль был меньше, да и команда наша насчитывала меньше… в общем, чем больше я размышлял об этом, тем меньше мне это нравилось.

Теперь мы и невооружённым глазом могли разглядеть нос барка и название судна, — «Шотландский Вереск» — вынесенное спереди. На шлюпках было написано то же самое, и, помимо прочего, в скобках был указан порт приписки — Глазго. Удивительное совпадение заключалось в том, что сейчас барк ловил косой ветер с того направления, в котором были обращены реи, тогда как при своём первом появлении он, должно быть, дрейфовал по течению с обстененными парусами27. Теперь же, при тихом ветре, он летел наравне с нами, причём даже в отсутствии рулевого. Без всякого руководства, постоянно рыская28, судно ни разу не утратило скорости движения. Пока мы разглядывали паруса барка, несколько существ, копошившихся на палубе, неожиданно скользнули в воду.

— Смотрите! Смотрите! Они нас заметили. Они идут за нами! — дико завопил помощник.

Он был, конечно, прав, так как уже десятки страшных существ поспешно ныряли в море, помогая себе длинными щупальцами. Они шли за нами, бросаясь в воду десятками и сотнями, целые стаи этих неведомых созданий. Наш борт двигался с примерной скоростью в три узла, и стоило бы ему хоть чуть-чуть замедлиться, как догнать нас стало бы делом считанных минут. Однако преследователи действовали упорно. Двигаясь в волнах медленно, но уверенно, их тела вырисовывались всё ближе и ближе. Длинные спрутообразные щупальца-руки высовывались из воды сотнями, а наиболее проворные твари уже мелькали в десятках ярдов от судна, когда Кэп, наконец, спохватился и крикнул помощникам взять в арсенале полдюжины кортиков, что составляли вооружение экипажа. Затем, обернувшись ко мне, он отдал приказ бежать в его каюту и найти в верхнем ящике штурманского столика29 два револьвера и коробку с патронами.

Когда я вернулся с оружием, капитан зарядил револьверы, передав один из них помощнику. За минувшее время преследователи успели подойти ещё ближе, и вскоре полдюжины самых быстрых из них находились уже под кормовым свесом нашего судна. Не теряя времени даром, капитан перегнулся через леер и разрядил пистолет, однако видимого результата не последовало. Он, должно быть, сразу понял, что попытка не увенчалась успехом, ибо даже не стал утруждать себя перезарядкой оружия.

Как только несколько десятков гадов настигло нас, в воздух взвились их щупальца и накрепко вцепились в леер. Я услыхал внезапный крик и поспешил оглянуться. То кричал третий помощник: одно из щупалец обвилось вокруг его пояса и спешно тащило матроса в сторону борта. Второй помощник, схватив кортик, разрубил щупальце в том месте, где оно примыкало к телу жертвы. Брызги крови окропили лицо третьего помощника перед тем, как тот рухнул на палубу. Множество новых конечностей выросло из воды, они зазмеились в воздухе, но владельцы их теперь, похоже, держались в дистанции от нашей кормы. Между нами и самыми стремительными из преследователей неожиданно возник участок чистой воды и начал быстро шириться. Вскоре раскрылась и причина этого: с победной силой задул попутный ветер, и за счёт его роста «Шотландский Вереск» с обстененными парусами стало относить назад, в то время как мы стремительно поплыли вперёд, оставляя напавших на нас чудищ далеко позади. С изумлённым видом третий помощник встал на ноги, и как только он это сделал, послышался звук, словно что-то упало на палубу. Я осторожно поднял это «что-то» и тут только обнаружил, что сжимаю в руках отрубленный сегмент щупальца, принадлежавшего атаковавшему помощника монстру. С лицом, искривлённым маской отвращения, я отшвырнул находку в море. Мне не хотелось оставлять сувениров.

Тремя неделями позже мы пришвартовались в Сан-Франциско. Там капитан сдал начальству свой доскональный отчет, в результате чего на расследование снарядили канонерскую лодку. Через шесть недель она вернулась, не обнаружив и следа ни от барка, ни от его жутковатого экипажа. И с того самого момента, насколько мне известно, никто и никогда не слыхивал о четырёхмачтовом барке «Шотландский Вереск», последний раз виденным нами во владении странных существ, которых впору было бы называть Демонами Моря.

Быть может, призрачный барк по-прежнему скользит по волнам во власти своего дьявольского экипажа. Быть может, судно это потоплено силами многочисленных штормов; навечно погребено в морских пучинах. Конечно, мы можем лишь строить догадки. Возможно, тёмной, помрачённой туманами ночью среди бескрайних вод запустенья ещё один корабль станет очевидцем тех криков, что заглушают все завывания ветра. И если уж выйдет так, постарайтесь напрячь свой слух: Демоны Моря могут оказаться рядом.

 


Перевод Олега Ильина, 2014 (с)

 

Примечания переводчика по морской терминологии:

1Полупалуба (здесь и далее примечания к морской терминологии) — палуба, закрывающая переднюю или заднюю часть судна.

2Ют — кормовая часть верхней палубы. Площадка, расположенная над кормой корабля.

3Шкот — такелажная снасть, используемая для растягивания нижних углов паруса.

4Кормовой свес — обращённая к воде поверхность кормовой оконечности судна.

51 склянка — категория времени, 30 минут. Таким образом, две склянки — это промежуток времени длиною в час. Отсчёт на судах дальнего плавания вели, начиная с 00.00 ночи. Через каждые восемь склянок счёт начинался заново. Двум склянкам соответствует время: 01.00, 05.00, 09.00, 13.00, 17.00, 21.00.

6Вероятно, по шкале Цельсия.

7Леер — вид ограждения на корабле. Это может быть трос, протянутый вдоль борта судна и т.п.

8Туманный горн — сигнальное средство на корабле, используется в условиях низкой видимости.

9Полуют — дополнительная палуба над ютом.

10Скула судна — место наиболее крутого изгиба корпуса корабля, там, где он переходит в носовую часть (спереди) или в кормовую часть (сзади). Выражение «с правой скулы» в судоходстве означает также направление в 45 градусов правее носа корабля.

11Брас — часть такелажа, используемая для разворота паруса в горизонтальном направлении. Подветренный брас — брас, расположенный с подветренного (противоположного направлению ветра) борта судна.

12Рея — горизонтальный брус, прикреплённый к мачте судна; служит опорой для паруса.

13Траверз — направление, перпендикулярное курсу корабля (или самолёта). «Лежать на траверзе» — располагаться на воображаемой линии, совпадающей с поперечной осью судна и продолжающей её.

14Рангоут — устройство для подъёма и закрепления парусов. Мачты, реи, бушприты относятся к рангоуту.

15Кильватер — водный след, оставляемый килем корабля.

16Кренгельсы — металлические кольца, вдетые в отверстия на шкотовых углах парусов для крепления к ним верёвок. Шкотовый угол — нижний задний угол паруса. Расположен со стороны, противоположной рангоуту.

17Фальшборт — ограждения по краям наружной палубы судна.

18Сезень — шнур для закрепления скатанного паруса. Рифовый сезень используется для «рифления паруса» — уменьшения его площади.

19Гакаборт — верхняя закруглённая часть кормовой оконечности судна.

20Барк — парусник с тремя, четырьмя или пятью мачтами (в качестве примера можно привести «Крузенштерн»).

21«Заштилевшего» — попавшего в штиль, прекратившего движения в отсутствии ветра.

22Ванты — снасти, которыми укрепляются в вертикальном положении мачты. Бизань-ванты относятся к бизань-мачте (кормовой мачте).

23Вахтенный — начальник по вахте.

24«Бриз» — понятие, использовавшееся в мореходстве для описания ветра (по шкале Бофорта соответственно от 6 км/ч до 49 км/ч).

25«Привестись к ветру» — изменить курс парусного судна ближе к линии ветра.

26Шкаторины — края паруса, обшитые для надёжности тросом. Задняя шкаторина — край паруса, противоположный его мачте.

27Обстененные паруса — паруса, повёрнутые так, чтобы ветер падал на них с подветренного борта судна. Т.о., судно может «лавировать» — идти не против ветра (против ветра идти невозможно), а по диагонали, приводя для этого парус в специальное положение. Таким способом можно добраться до нужной точки, просто попеременно меняя положение паруса.

28«Рыская» — отклоняясь от курса.

29Штурманский стол (прокладочный стол) — стол, используемый для прокладки курса и т.п. задач.

Комментариев: 6 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Caspian 25-03-2014 02:14

    Шикарная вещь! У меня в мозгу сразу промелькнули параллели с новеллой Фрэнка Белнэпа Лонга "Океанский кровопийца".

    Олег, перевод вышел замечательным. Спасибо!

    Учитываю...
    • 2 MercyfulFate 25-03-2014 04:54

      Олег, перевод вышел замечательным. Спасибо!

      Благодарствую, мне это льстит.

      Впрочем, не могу назвать свой перевод в полной мере выдающимся. Он был сложным - это да (в основном из-за запредельного количества корабельной терминологии (местами навязчивой и не слишком-то необходимой)), и поэтому в нём присутствует несколько моментов, которые я сейчас, перечитывая, нахожу не особенно удачными. Если бы терминологии, опять же, было хотя бы чуть-чуть поменьше, я смог бы сосредоточиться на шлифовании стиля и постарался бы не допустить лишних "корявостей".

      Впрочем, это мой первый перевод, так что, думаю, ошибки вполне простительны.

      Учитываю...
      • 3 Caspian 25-03-2014 11:15

        Олег, на здоровье! Ждём и других переводов не менее интересных рассказов. Для первого раза, считаю, мелкие недочёты в глаза особо не бросались. Всем бы так успешно справляться со своей работой. Тем более, что лично меня как читателя ничего не оттолкнуло. Очень благодарен за труды. Мне всё понравилось.

        Учитываю...
      • 4 Caspian 01-04-2014 00:26

        Олег, а второй перевод нескоро намечается?smile

        Учитываю...
  • 6 Аноним 20-03-2014 17:11

    нужный перевод.

    Учитываю...