DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Верные «гоблины» Дарио Ардженто

Похоже, что времена, когда саундтрек какого-либо знаменитого или же, напротив, малоизвестного фильма, в силу своей исключительности обретал собственную жизнь и по прошествии времени становился таким же культовым, как и кинокартина, потихоньку уходят в Лету. Тем не менее по-настоящему ценные раритеты нашли свое пристанище в сердцах и фонотеках особо дотошных меломанов, которые давно поняли, что музыкальное сопровождение фильма не менее важно, чем его сюжет или актерская игра. Порой музыка и эмоции, передаваемые ею, могут заставить позабыть как о первом, так и о втором и всецело подчинить слушателя своей магией.

Goblin Dario Argento

Есть такие исполнители, которые и не ставили перед собой задачи стать лидерами среди «киношных» композиторов, но судьбе было угодно распорядиться так, что их имена по большей части ассоциируются именно с музыкальными дорожками фильмов отдельного режиссера. С итальянской прогрессив-рок-группой Goblin так и случилось, но стоит ли им жаловаться на это стечение обстоятельств? История их пути к успеху – предмет уважения (и, наверное, зависти) для многих начинающих музыкантов, мечтающих попасться на глаза матерому представителю мира шоу-бизнеса. Судьбоносное знакомство группы с культовым режиссером Дарио Ардженто вылилось в успешное многолетнее сотрудничество, породившее целую отрасль искусства.

Хотя начиналось все достаточно невинно. Goblin, а точнее еще группа Cherry Five, поначалу и не задумывались о каких-то там саундтреках и были настроены играть музыку в духе своих кумиров Genesis, Kansas и King Crimson. В первый состав этого бэнда входили пианист и основной композитор Клаудио Симонетти, гитарист Массимо Моранте, басист Фабио Пиньятелли и барабанщик Уолтер Мартино. В таком составе в 1974 году квартет выпускает дебютный одноименный альбом, благополучно попавшийся на глаза Дарио Ардженто, который в то время был достаточно известен как режиссер и сценарист таких жестоких и зрелищных фильмов, как «Птица с хрустальным оперением», «Кошка о девяти хвостах», «Дверь в темноту» и пр.

Завораживающая, умно сыгранная музыка с виртуозной ритм-секцией и обилием «психоделических» клавишных, произвела на Ардженто неизгладимое впечатление, и он сделал музыкантам предложение написать музыку для его новой картины «Кроваво-красное» (1975). По сей день этот фильм считается классикой жанра джалло. В нем отчетливо проявляется фирменный стиль Ардженто, который постоянно экспериментировал с камерой и ракурсами съемки, а также присутствуют все классические приемы режиссера – перчатки на руках убийцы и камера от его же лица, крупная демонстрация глаза, искусно воссозданный саспенс…

Первоначально Ардженто лелеял идею привлечь к своему проекту Pink Floyd, но из-за большой занятости (а по слухам, из-за финансовых проблем) от этой идеи пришлось отказаться, и эстафета благополучно перешла к Cherry Five, которые в скором времени сменили название на Goblin. К слову, Ардженто ни разу не прогадал, доверив озвучивание своей картины молодой, но столь перспективной команде, привнесшей в нее оригинальную и в чем-то даже близкую итальянцам атмосферу. Их причудливая, непредсказуемая и словно потрескивающая искрами напряжения музыка обладает поистине завораживающим эффектом в силу своей эклектичности.

Смесь напряженных басовых партий и ударных, джазовых приемов и «футуристических» синтезаторов вперемешку с партиями органа, а также отрывистых гитарных аккордов в таких композициях, как «Profondo Roso», «Mad Puppet», «Deep Shadows» и «Death Dies», производит неизгладимое впечатление чего-то знакомого и в то же время чуждого. Вместе с тем они идеально дополнили атмосферу фильмов Ардженто, подчеркнув их исконно итальянское происхождение и сделав их узнаваемыми. И в то же время стоит сказать, что музыка Goblin представляет собой некий чужеродный организм, ставший отдельным персонажем, способным оказывать влияние на развитие событий.

После выхода на экраны «Кроваво-красного» группа Goblin оказалась чрезвычайно востребована в сфере киноиндустрии и, надо сказать, вполне заслуженно, учитывая высокий профессиональный уровень музыкантов. Период 1975–1978 годов оказался весьма плодотворным для команды. Они выпустили пару самостоятельных музыкальных альбомов, но вскоре вновь были привлечены к созданию музыки для кино. В 1977 году Ардженто представил на суд общественности свой мрачный шедевр «Суспирия», который до сих считается вершиной творчества маэстро и олицетворением итальянского кинохоррора. В свой черед эта картина стала первой части знаменитой трилогии о «Трех матерях». Понятное дело, без музыки Goblin в этот раз режиссер обойтись никак не мог.

Музыкальное сопровождение фильма на этот раз сместилось с прогрессивно-импровизационных мотивов к более мистическим, ритуальным основам с использованием сэмплов живой природы, душераздирающих звуков, обилия перкуссий и пронзительных завываний, рисующих картину ведьмовского шабаша. Слушатели вполне могли впасть в первобытный экстаз или же почувствовать, как бежит мороз по коже от зловещих хрипов и стонов. Примечательно, что сама музыка к фильму записывалась стереофонически на четырех магнитных дорожках. Она была записана до съемок фильма и исполнялась во время игры актеров. Сами же съемки производились без записи звука, а последний по окончании работы специально дублировался.

В 1978 году «гоблинам» также посчастливилось озвучивать итальянскую версию культового «Рассвета мертвецов» Джорджа Ромеро, и в этом случае они опять же должны были быть благодарны Ардженто, который перемонтировал фильм для проката на своей родине. Казалось бы, карьера музыкантов состоялась, но, как и любая талантливая команда, Goblin не избежали внутренних разногласий, повлекших за собой смены состава. Выдающийся пианист Кладио Симонетти покидает состав, чтобы заняться сольной карьерой, но, как оказалось, его путь не далеко ушел от стилистики сего бывшего коллектива. Он так же пишет музыку к фильмам и успел неплохо сработаться с другим не менее уважаемым режиссером Ламберто Бавой.

Тем временем Goblin продолжили свою деятельность, хотя единственным участником оригинального состава к концу 70-х оставался лишь Фабио Пиньятелли. Группа продолжает записывать оригинальные альбомы, которые, по правде говоря, так и не смогли достигнуть уровня их ранних работ. Лучше они сумели проявить себя при работе над саундтреком к хоррору «Дрожь» (1982) все того же Ардженто, который сумел настоять на том, чтобы над музыкой работали участники оригинального состава, а именно Симонетти, Моранте и Пиньятелли. Музыка была выдержана в духе ранних записей итальянцев, вернувшихся на прогроковые рельсы, только в более динамичном ключе, что вовсе не помешало ей стать абсолютной классикой.

Не меньшего успеха добился и саундтрек к последующей картине маэстро Дарио «Феномен» (1985), равно как и сам фильм, круто замешанный на мистике и хорроре с непременной джалло-эстетикой. Помимо Goblin, над музыкой также работал Клаудио Симонетти, а ради пущего эффекта Ардженто дополнил полотно песнями из репертуара Саймона Босуэлла, Энди Секс Гэнга и даже Motorhead и Iron Maiden! Понятно, что «гоблинам» было уделено почетное место и они предстали в новом, несколько лиричном и неоклассическом амплуа, ничуть не утратившем прежней причудливости и таинственности. Позже альбом с композициями Goblin вышел в специальной версии, на которой музыканты представили как расширенные версии композиций, прозвучавших в фильме, так и темы, которые туда не были включены изначально.

После этой записи сотрудничество Ардженто и Goblin прерывается на долгий срок. И, хоть группа все еще продолжала держаться на плаву, частые перемены состава и участие в разных сомнительных проектах, игравших на их честолюбии «авторов музыки для фильмов», а также спорные эксперименты с фанком и диско не способствовали увеличению их популярности. В 90-х участники группы пытались заняться сольной карьерой и собирались вместе лишь для кратковременных гастролей.

К слову, очередной реюнион Goblin и Симонетти состоялся в 2000 году и, как вы уже догадались, не без инициативы выдающегося режиссера. Именно он уговорил музыкантов записать звуковую дорожку к его новому детективному триллеру «Без сна», снятому в старых добрых традициях джалло. И тем удивительнее было слышать его саундтрек, выполненный в стиле семидесятнического прогрессивного рока с изрядной долей фьюжна того времени. А на дворе, напомним, был уже XXI век. Хотя кого это волновало? Ардженто снова в ударе, да и «гоблины» явно были рады вернуться к тому, что получается у них лучше всего, и ничуть не подвели своего именитого «заказчика».

Несмотря на успех проделанной работы, воссоединение оригинального состава, ну или, по крайней мере, его подобия, не состоялось. Музыканты так и не смогли поладить между собой. Симонетти решил продолжить сольную карьеру и вскоре запустил свой новый, пафосный прог-металлический проект под названием Daemonia. Любителям мрачной и тяжелой сцены должно быть хорошо известен трек «Mater Tenebrarum», в записи которой отметился лидер Cradle Of Filth Дэни Филт. Композиция вошла в саундтрек фильма «Мать слез», ставший заключительной частью знаменитой «ведьмовской» трилогии Ардженто.

Между тем, дела у «гоблинов» шли не столь успешно. В начале нулевых группа практически не существовала, переживая некоторого рода кризис и непрестанную смену кадров, более озабоченных собственными карьеами. Тем не менее участники ее не оставляли попыток найти свое место в новом тысячелетии и периодически выступали под сомнительными названиями Back to the Goblin, Goblin Rebirth и New Goblin, пока в конце концов не вернули себе старое доброе название. В составе группы на тот момент числились Маурицио Гуарини (клавиши), Массимо Моранте (гитара), Фабио Пиньятелли (бас) и Агостино Маранголо (ударные). Увы, но Симонетти так и не пожелал вернуться в группу, но к чести своей «гоблины» поняли, что вполне могут справиться и сами, если будут придерживаться проверенной методы.

Вышедший в 2005 году «самостоятельный» инструментальный альбом «Back To The Goblin» вернул итальянцев на прежнюю стезю винтажного психоделического рока и, хоть эта пластинка не была предназначена для выхода на киноэкраны, ее «синематичность», ставшая фирменным приемом Goblin, не подвергается ни малейшему сомнению. Следующей и последней на сегодняшний день работой музыкантов стал релиз «Four Of A Kind» (2015), вышедший аккурат к сорокалетию группы. Пластинка получилась гораздо мощнее своей предшественницы, но в полной мере сохранила филигранный почерк «гоблинов», доказав что в своем деле им действительно нет равных.

Да, времена, когда саундтреки культовых фильмов от не менее культовых режиссеров обретали собственную жизнь, действительно потихоньку уходят в небытие, но настоящее искусство будет жить вечно. Мало кто может поспорить с тем фактом, что Goblin навечно вошли в историю музыки и запечатлели свое имя в одном ряду с такими выдающимися композиторами, как Эннио Морриконе, Бруно Николаи, Риц Ортолани, Стельвио Чиприани, Гуидо и Маурицио Де Анджелис.

Для кого-то название Goblin неизменно будет употребляться в одном контексте с именем Дарио Ардженто и, по сути, в этом нет ничего плохого. Но не стоит забывать, что музыка этих итальянцев действительно живет собственной жизнью и ее влияние на подсознание человека по-прежнему не поддается осмыслению. Чтобы убедиться в этом, достаточно разыскать их старые записи (предпочтительнее на виниле) и погрузиться в этот причудливый мир странных образов, звуков и форм, которые нарисовали нам «коварные» и безумно талантливые «гоблины».

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)