Художник, работающий под псевдонимом Зароно (Zarono, Mr. Zarono), так и не открыл нам своего настоящего имени и не предоставил фото. Он предпочитает, чтобы его работы, вдохновлённые творчеством «трёх мушкетёров», сами говорили за себя.

Череп Ю-ю

Творчество «трёх мушкетёров» журнала «Weird Tales» не даёт покоя уже многим поколениям писателей. Персонажи этих писателей стали даже более известны, чем их творцы: если о Ктулху и Конане в наше время слышал каждый, то имена Лавкрафта и Говарда далеко не у всех на слуху. Эти двое и примкнувший к ним Кларк Эштон Смит оставили после себя действительно внушительный след, и их произведения вдохновляют не только многочисленных литераторов... 

портрет Говарда Филлипса Лавкрафта

Здравствуйте, Зароно. Прежде всего, расскажите немного о себе.

Имя, которым я обычно представляюсь, — Зароно, — более всего связано с моими произведениями искусства. Я живу в США, среди странных и диких холмов восточного Теннеси.

Ваши работы основаны на произведениях Роберта Ирвина Говарда, Кларка Эштона Смита и Говарда Филлипса Лавкрафта. Что вас привлекает в творчестве этих авторов? Когда вы впервые узнали о них?

Моей первой встречей с ними стала стопка книжек в мягкой обложке, которую мне подарил дядя, когда я был ещё подростком. Едва начав читать, я тут же был захвачен необычными мирами, описанными в рассказах, они отзывались в моём воображении гораздо лучше, чем что-либо, описанное в других фентези- или хоррор-произведениях.

Как получилось, что вы стали не просто читать, но взялись за создание собственных новых «частей» «Мифа»?

Думаю, всё дело просто в моём желании добавить что-то своё к уже имеющемуся, используя свои скромные способности.

Демоны Кадата

Лемурийский идол

Культ Ктулху

Стигийский Некрономикон

Какой жанр вы предпочитаете: хоррор или фентези?

Фентези, но только если в нём есть элементы хоррора.

В вашем блоге вы иногда представляете несколько рисунков и какой-нибудь артефакт и сопровождаете всё это небольшим рассказом собственного сочинения (как, например, в «Ритуалах Хали» или «Короле-колдуне из Лемурии»). Часто ли вы создаёте свои работы «в комплекте», или все они были отдельными произведениями, объединёнными позднее?

Бывает и так, и эдак. Я вовсе не считаю себя писателем, и все мои рассказы — это просто порождение фантазии, но иногда они становятся основой для создания изображения, а иногда новое изображение оказывается подходящим для чего-то, что я уже написал.

Некоторые из ваших артефактов и рисунков выглядят не только странными и пугающими, но и достаточно... плотскими. Что является источником вашего вдохновения (помимо оригинальных произведений упомянутых уже авторов)?

Разумеется, значительным источником вдохновения являются работы Фрэнка Фразетты. Повлияли на меня такие художники как Берни Рингстон (Bernie Wrightson), Джефф Джонс (Jeff Jones), Эстебан Марото (Esteban Maroto), Том Саттон (Tom Sutton) и многие другие. Практически любой художник, чьи рисунки появлялись в журналах «Creepy», «Eerie» или «Savage Sword» в 1970-х и начале 1980-х годов, оказал на меня влияние.

Как много времени уходит на создание одной иллюстрации? Одной композиции?

Очень по-разному. Иногда я заканчиваю рисунок за час-два, в то время как другие откладываются на месяцы, пока у меня не дойдут руки. С композициями то же самое. Все это я делаю только для себя, так что у меня нет никаких сроков, я просто работаю тогда, когда мне хочется.

Фетиш культа Вендиго

Артефакт Червей Земли

Ритуалы Гол-горота

Всегда увлекательно взглянуть на рабочее пространство художника. Есть ли у вас какое-то специальное помещение? Тайная лаборатория, где вы можете без помех создавать свои зловещие артефакты? (И если да, есть ли у вас там Игорь?!)

Ничего столь сложного и зловещего у меня нет. Просто пристройка, где хранятся материалы и нужные инструменты. Игоря у меня тоже нет, хотя я бы не отказался от Тора Джонсона в качестве приспешника. (Прим. — Тор Йоханссон. Шведский профессиональный борец и актёр, прославившийся ролями в фильмах ужасов Эда Вуда «Невеста монстра» и «План 9 из открытого космоса».)

Тузун-Тун

Цатоггуа

Используете ли вы плоды собственного воображения, чтобы декорировать пространство, где вы живете и работаете?

Нет, декоратор из меня плохой.

Чем ещё увлекаетесь?

Пешими прогулками.

Экспедиция в Бал-Сагот

Каковы ваши планы на будущее?

По большей части, заниматься тем, чем сейчас. Я подумывал сделать короткий фильм, просто для развлечения, но не уверен, дойдут ли у меня когда-нибудь до него руки.

 

 

«Ритуалы Хали»

Zarono

Члены культа Жёлтого Короля преклонили колени, вокруг ревущего пламени костра. Глава культа, загадочный старик по имени Принн, распевал заклинание из книги Ритуалов Хали, древнего тома, написанного на языке, который могли прочесть всего несколько учёных по всему миру. Книга рассказывала о пути к вечной жизни в смертной оболочке и об ужасной цене, которую надо было за неё заплатить. Из символов, которые Принн вырезал у себя на груди, потоками текла кровь. Раны, след от которых останется не только на его коже, но в самой его душе, отмечали его как слугу Жёлтого Короля.

Закончив заклинание, старый колдун осклабился, видя, как перед ним в пламени костра возникает аватар Жёлтого Короля. Очертания фигуры были неопределёнными и расплывчатыми, Принну показалось, что он видит высокое существо, жёлтые одежды, скрывающую лицо маску из слоновой кости. Создание склонилось ближе и прошептало что-то на ухо колдуну. Без всяких колебаний Принн опустился на колени и протянул к гостю обе руки, открывая запястья. Откуда-то из недр изорванной хламиды Жёлтого Короля сверкнул клинок, полоснул Принна по запястьям, и вновь его кровь закапала на землю. Немеющими пальцами глава культа поднял палочку для письма и начертал собственной кровью своё имя на ладони ужасающего создания. Ещё одна строчка среди многих, большинство написаны на языках, забытых до того, как были уложены первые камни шумерских храмов. Ослабев от потери крови, Принн упал на землю и лишился сознания.

Жёлтый Король обратил лицо к распластавшимся ниц культистам, и их восторг обратился к ужас, когда он принял свою истинную форму, чтобы начать пиршество. И ещё долго ночь оглашалась криками.

На следующее утро Принн очнулся среди растерзанных останков двадцати глупцов. Их смерть не имела значения. Он возродился вновь, чтобы и дальше служить Властителю Хали, ему было даровано ещё сто лет жизни — до тех пор, пока звёзды не обернутся и не придёт время обновить его договор с Жёлтым Королем. И так будет вовеки, покуда он не сможет больше заплатить цену крови и душ, которую требовал его господин. Принн спрятал Ритуалы Хали. Книгу необходимо было беречь, ибо он знал, что его имя будет не последним из написанных на ладони Жёлтого Короля.

 

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх