DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ОМУТ

Тим Каррэн: «Мне нравится исследовать»

Тим Каррэн написал пару десятков романов и десяток сборников короткой прозы, но русскоязычному читателю доступны лишь считаные из них. Так, совсем недавно в «Полтергейст Пресс» вышли »Хроники Мертвого моря», и DARKER счел это отличным поводом познакомиться с американским автором поближе и расспросить его о разных аспектах его творчества и не только.

Бросая даже мимолетный взгляд на вашу библиографию, нетрудно заметить, что вас не упрекнешь в однообразии. Вы писали хоррор о морских чудовищах, оборотнях, лавкрафтианских Древних, живых куклах и даже зомби-обезьянах. Наверняка же это не случайно! Вы намеренно стремитесь охватить побольше тем или просто любите каждый раз ступать на новую территорию?

Мне нравятся новые территории. Они вдохновляют. Это всегда важно — бросать себе вызов и делать то, чего раньше не делал. В отличие от многих писателей, мне правда нравится исследовать и выискивать новое, что можно использовать в качестве фона для историй.

А остались ли темы, которые вы еще не затронули, но хотели бы? Какие?

Мне всегда интересно писать исторические вещи. Узнавать о временах, о которых мне ничего не известно, и выяснять, каковой тогда была жизнь простых людей.

Судя по тому, что мне удалось разузнать о вас в интернете, вы человек довольно веселый и остроумный. Может быть, вам интересна хоррор-комедия? Или у вас уже есть что-то в этом направлении?

Комедийных хорроров я написал не так уж много. Есть один рассказ «Парни из Элдрича» (Eldritch-Fellas), это юмористическая лавкрафтиана с элементами из фильма «Славные парни». Весело было ее писать.

В России на сегодняшний день издано две ваших книги — «Мертвое море» и «Хроники Мертвого моря». О первом многие читатели отзывались как о лучшем, что выходило в издательстве «Полтергейст Пресс», а второй вышел совсем недавно. «Мертвое море», как мы понимаем, несомненно вдохновлено морской прозой Уильяма Хоупа Ходжсона, но что и в какой момент побудило вас к написанию сиквела?

Идеи! Мне правда нравится вселенная Мертвого моря. И у меня есть бесконечное количество идей для такого рода историй. «Хроники Мертвого моря» стали первым продолжением, и я почти уверен, что оно не будет последним. Я бы также хотел написать продолжение в крупной форме, если найду на него время. У меня много замечательных идей для него.

Помимо этих книг, у нас и выходило два ваших рассказа. И мы, конечно, горды тем, что это случилось именно на страницах DARKER. Это рассказы «Машина Христова» и «Тварь с тысячью ног». Могли бы вы поделиться для наших читателей историей написания каждого из них?

Я немногое помню о «Машине Христовой», кроме того, что я хотел сделать что-то очень необычное и сюрреалистичное. Я придумал первую строчку и просто пошел дальше. У меня не было никаких заготовок. Я просто писал строку за строкой, стараясь, чтобы получалось все страннее и страннее.

«Тварь с тысячью ног» я написал для лавкрафтианской антологии. Мне приглянулась идея о старьевщике из маленького городка, который жил в самом низшем слое общества и ведал темными тайнами и запретными знаниями.

В планах издательства «Полтергейст Пресс» заявлен ваш роман «Улей» — продолжение лавкрафтианских «Хребтов безумия». Причем у нас будет издана расширенная редакция, более объемная по сравнению с первым изданием 2005 года. Расскажите, чем особенна эта редакция и что найдет в ней читатель из России?

Когда-то я серьезно отредактировал оригинальный «Улей». Подумал, что он слишком затянут и вырезал много материала, особенно сюжетные линии, касающиеся шогготов. Но когда позднее пересмотрел его, мне очень понравились удаленные фрагменты и я вставил их обратно. Думаю, они придают роману фактуру.

Судя по изданным в России вашим романам «Мертвое море» и «Хроники Мертвого моря», да и по «Улью», вам приходится серьезно готовиться, чтобы описывать сложные технические детали. Расскажите, как происходит ваша «особая подготовка». И доставляет ли она вам особое удовольствие или вы бы лучше предпочли писать о том, в чем хорошо разбираетесь сами?

Нет, как я уже отмечал, мне действительно нравится исследовать. Нравится вникать в жизнь людей, которые живут в странных условиях. Это моя любимая тема, она меня интригует. Наверное, я в этом смысле прирожденный ученик — люблю углубляться во всякое.

Тема нашего майского номера — хоррор-вестерны. В вашей библиографии есть значимые работы и в этом направлении — романы «Средство для кожи» (Skin Medicine) и «Череп луны» (Skull Moon), в которых вы поместили монстров в антураж Дикого Запада. Что, на ваш взгляд, делает это сочетание не только жизнеспособным, но и завораживающим для ценителей хоррора?

Антураж, полагаю. Старый Запад был чудным местечком. В то время это была совершенно новая неизведанная страна, полная возможностей и опасностей. Есть во фронтире что-то жуткое. Мили пустоты, бескрайние равнины, коренные народы с их древними системами верований. Однажды я прочитал о женщине, которая поселилась с семьей в Канзасе и писала родным в Пенсильванию, медленно сходя с ума, потому что два года не видела ни одного дерева, а только бесконечные поля высокой травы, в которых можно было заблудиться и уже никогда не найти выхода.

Вы принадлежите к числу видных продолжателей Г. Ф. Лавкрафта. А читаете ли сами современные произведения коллег в жанре лавкрафтианского хоррора? Если да, то кого бы могли отметить? Делите ли Мифы Ктулху на канон и не-канон?

Мне очень нравится то, что сделал Лэрд Баррон. Он придумал уникальный подход к лавкрафтианскому ужасу. А вообще считаю, что прежде всего — Г. Ф. Лавкрафт, а только потом — все остальные. Он был мастером. Он обладал видением космического ужаса, а мы все стоим на его плечах.

Из вашей чрезвычайно увлекательной автобиографии на официальном сайте можно узнать, что вы выросли на старинных олдскульных фильмах и комиксах 60-х. А как относитесь к нынешней моде на старомодные детские страшилки? Передают ли они атмосферу вашего детства и, самое главное, способны ли подсадить новое поколение хоррор-фэнов так же, как подсадили вас? Ведь за последнее время мы увидели «Страшные истории для рассказа в темноте», «Погребальные байки», сериалы «Калейдоскоп ужасов» и ремейк «Сумеречной зоны». У нас в России запущена целая серия книг Horrorzone, вдохновленная как раз «Байками из склепа» и историями в подобном духе.

Одни образчики мне нравятся, другие — нет. Не уверен, смогут ли они зацепить современных читателей так, как зацепили мое поколение. Мы были во многих отношениях наивны. Сейчас же люди повидали столько ужасов, что это не поразит их так, как нас, и впечатление будет не столь сильным.

Если бы дельцы из телеиндустрии, вдохновленные «Террором» канала AMC, внезапно заинтересовались экранизацией «Мертвого моря» и вам выпала бы возможность выбрать актеров на главные роли, кого бы вы предложили?

Никого конкретного. Я знаю не так много актеров, поэтому я бы просто хотел видеть людей, которые хороши в своем деле!

Вы немало потрудились на зомби-ниве: написали романы «Воскрешение» (Resurrection: Zombie Epic), «Некрофобия» (Necrophobia), «Биологически опасный» (Biohazard), «Труп-каннибал» (Cannibal Corpse, M/C) и не только. Расскажите, чем зомби-тема привлекает вас больше всего? Апокалиптической атмосферой, психологизмом, технологиями, экшеном? И наконец, какие зомби трушнее: быстрее или медленные?

Меня привлекает тема постапокалипсиса. Мир, в котором нужно выживать лишь собственным умом. Без мобильных телефонов, без полиции, без инфраструктуры, на которую можно было бы положиться. Это обнажает персонажей и раскрывает их сильные и слабые стороны. Мне нравятся как медленные, так и быстрые зомби, хотя медленных уже изрядно затаскали.

Вопрос, который я особенно люблю задавать авторам зомби-хоррора: в случае зомби-апокалипсиса где оказались бы вы?

Я бы умер. Не думаю, что захотел бы жить в таком мире. Мне нравится цивилизация. Мне совсем не интересно возвращаться в темные века.

Вы живете на Верхнем полуострове Мичигана, известном как труднодоступное и малозаселенное место с суровым климатом. Расскажите, влияет ли оно на ваше творчество и как? И главное: обитают ли в озере Мичиган Глубоководные?

У нас очень длинные зимы. И бывают такие метели, что города буквально оказываются заблокированы. Когда город окутывает снежная буря, в этом есть что-то гнетущее. Становится так тихо и пусто. На мой взгляд, это идеальное время, чтобы выпустить монстров на свободу. Так что я опираюсь на свои воспоминания о подобной изоляции. Вот такая жуть.

Не знаю, есть ли в озере Глубоководные… но это хорошая идея, которую я никогда не рассматривал!

Вы в своем творчестве пугали читателей, наверное, всем, что только можно придумать, а чего боитесь вы сами?

Почти всего, если честно. Хотя я люблю ночь, я должен признать, что иногда темнота меня пугает. Я вырос в лесу, но иногда они тоже представляются жуткими, когда находишься там и воцаряется мертвая тишина. Это удивительно. Я испытывал такое много раз. Невольно задумываешься, не бродит ли поблизости волк или медведь, а затем воображение спрашивает: а может, там подстерегает что-нибудь пострашнее?

И напоследок — чего бы вы пожелали русскоговорящим хоррор-фэнам? Тем, кто читал ваши книги, только собирается это сделать или просто пришел почитать наше интервью.

Я желаю всего наилучшего и надеюсь, что им понравится «Мертвое море» и «Улей». Писать их было одно удовольствие, и надеюсь, эта моя страсть будет ощутима.

Спасибо за беседу, Тим! Желаю радовать себя и своих читателей новыми работами и охватывать ими разные страны и континенты!

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)