DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

БЛИЗНЕЦЫ

Саймон Кларк: «Хоррор способствует тому, чтобы мы становились полноценными людьми»

Трехкратный обладатель Британской премии фэнтези, автор романов «Кровавая купель», «Тьма сгущается», «Ночь триффидов» давно пользуется популярностью в мире, а недавно дебютировал и на страницах DARKER. Но немногие знают, что Саймон Кларк, в дополнение ко всем своим заслугам, отзывчив и приятен в общении, высоко ценит российский сериал «Метод» и обеспокоен судьбой своих книг в России. Об этом и не только — в эксклюзивном интервью.

Добрый день, Саймон!

Вы начинали карьеру как фантаст и лишь потом перешли на хоррор. Когда вы почувствовали себя автором именно хоррора?

Я интересовался хоррором с ранних лет. Ребенком я любил истории о призраках и чудовищах и рос на научно-фантастических фильмах, по сути, имевших хоррор-основу, в них часто были чудовища, которые нападали на людей и приносили чертовски много бедствий. В подростковом возрасте я начал читать Лакврафта и Мейчена, а потом открыл Стивена Кинга, который, по сути, подстегнул во мне интерес к хоррору. Моей первой опубликованной работой было одно из хоррор-стихотворений о кладбищах и обо всех тех, кто может вылезти из склепа. Это было в 1980-х. А к концу 1980-х я стал писать рассказы ужасов, которые выходили в журнале «Страх» и серии антологий «Лучшие ужасы года» Карла Вагнера. Но должен признаться, когда я это начинал, я не считал, что они относятся к жанру ужасов. А потом мне стали говорить: «Надо же, какой классный хоррор ты написал!» Тогда я подумал: «Ну да, все-таки мне надо стать писателем ужасов».

На сегодня ваша писательская карьера длится уже более тридцати лет. За это время в литературе происходили различные изменения, менялась мода, появлялись новые веяния. Насколько вы ощущали эти изменения на себе и легко ли поддавались их влиянию?

Я всегда считал, что должен писать то, что интересно мне самому, чем стремиться приспособить свое произведение к определенному рынку. Например, когда я написал «Кровавую купель» (одну из моих самых успешных работ, которую в России опубликовало АСТ), я думал, это научная фантастика. Однако, после того, как в британском издательстве «Ходдер энд Стоутон» приняли мой первый роман, «Пригвождённое сердце» (это был хоррор об оккультизме), и уже брали «Кровавую купель», то сказали, что ее тоже будут продавать как хоррор, потому что смена жанра запутает читателя. «Кровавую купель» часто называют зомби-хоррором, хотя она таковой не является. Там «монстры» — это родители, которые впадают в безумие и начинают убивать.

Так что нет, я не поддаюсь новым влияниям легко. Я стараюсь игнорировать тенденции в литературе, потому что эти тренды часто краткосрочны. Некоторые из моих наиболее успешных работ как раз явились результатом этого игнорирования. Когда в 1990-х я объявил, что пишу роман о вампирах, мне все стали говорить, что вампиры скоро перестанут вызывать у читателя интерес; но та книга, «Вампирра», оказалась у меня одной из наиболее успешных. Если можно дать совет читателям вашего чудесного журнала, то я скажу так: если захотите стать писателями, пишите то, что увлекает вас.

Во многих ваших работах можно наблюдать, как человечество сталкивается с апокалипсисом. Какой из описанных вами сценариев конца света вы назвали бы наиболее вероятным в реальной жизни, если таковой имеется?

Полагаю, большая часть моих апокалиптических сценариев вероятна. В романе «Царь Кровь» планета нагревается изнутри, и на поверхность вырывается расплавленная порода. Происходит это в том числе в виде вулканических извержений. Мы живем на планете из расплавленного железа и горячей лавы, заключенных в прохладную оболочку из горной породы. Поэтому предположение, что планета может нагреться до такой степени, что города вспыхнут пламенем и по земле станет горячо ходить, вполне допустимо.

Однако «Ночь триффидов» вряд ли может стать реальностью. Не верю я, что растения-убийцы, которые будут ходить и общаться между собой, захватят мир, даже если они в самом деле появятся. Но в романе для персонажей наступают темные времена, и длится все это на протяжении нескольких месяцев. Если бы между нами и солнцем проплыло облако пыли, во всем мире наступила бы тьма. Но я, конечно, искренне надеюсь, что этого не случится!

Пожалуй, самым известным вашим произведением в России можно назвать «Кровавую купель». Нашим читателям интересно, что сподвигло вас его написать? Ведь обычно мы говорим о подростковой жестокости, как в «Повелителе мух», но жестокость к детям многими воспринимается как табу. Почему вы обратились к такой теме?

«Кровавая купель» определенно одна из самых популярных книг во всем мире. Сюжет можно, по сути, описать одним предложением: «все, кто старше девятнадцати, становятся безумными убийцами и нападают на тех, кто младше, причем родители бросаются прежде всего на собственных детей». Это мой второй роман, и я хотел создать в нем поистине мощного и пугающего монстра. Сначала я спросил себя: должен ли монстр быть в тысячу метров ростом? должен ли он уметь испепелять людей одним только взглядом? Но чем больше я размышлял об этом «идеальном» монстре, тем больше убеждался, что это должен быть тот, кто нас любит и защищает в детстве. Монстр должен быть нашей матерью, нашим отцом. И кажется, идея, что родители становятся монстрами-убийцами, вонзилась глубоко в сознание читателей. Книга произвела на людей довольно сильный эффект, и меня это приятно удивило. Многие люди говорили мне, что «Кровавая купель» — одна из их любимых книг и они часто ее перечитывают.

Написать ее меня сподвигло два случая. Первый — я увидел кровь на тропинке. И хотя в этом нет ничего такого уж необычного, я начал размышлять о том, что случилось. Произошло убийство? Почему это случилось? Через некоторое время, в тот же день, я увидел, как группа детей шагала вдоль оживленной дороги. Движение стопорилось, и машины останавливались. Дети тут же начинали обходить их прямо на дороге. И я спросил себя: «А что, если бы машины остановились навсегда? Что тогда будут делать дети?» Эти два не связанных между собой случая — кровь на тропинке и дети, обходящие вставшие машины, — сложились у меня в голове воедино. Я вдруг понял, что должен написать произведение, очень жесткое, о детях, вынужденных выживать в опасном мире, где даже собственные родители будут пытаться их убить.

И да, насилие против детей это табу. Продюсер хотел снять фильм по «Кровавой купели», но настаивал на том, чтобы изменить сюжет так, чтобы взрослые на детей не нападали. Но поскольку в этом заключена вся суть «Кровавой купели», я отказался ее менять. Фильм так и не сняли. Но и ничего страшного. Я не хочу, чтобы «Кровавую купель» урезали. Как по мне, это было бы предательством по отношению к поклонникам книги.

Какова вообще ваша позиция к табу в хорроре? Есть ли темы, которых ни за что не коснетесь?

Табу эволюционируют или исчезают с течением времени. Я бы не стал писать о сексуальных надругательствах над детьми. Иных, кроме этой, «неприкасаемых» или «запретных» тем я не вижу. Все-таки хоррор на то и хоррор, чтобы ставить персонажей в экстремальные ситуации. Может быть, у нас есть психологическая потребность противостоять монстрам, опасности, смерти? Полагаю, смысл здесь в том, чтобы расти над собой, становиться умственно и эмоционально сильнее. Хоррор способствует тому, чтобы мы становились полноценными людьми.

Вы написали продолжение к классическому «Дню триффидов» Джона Уиндема. Идея написать такой роман, прямо скажем, неизбежно сопряжена с большим риском, но, к счастью, оправдала себя: вы получили за него премию имени Августа Дерлета. Чувствовали ли вы особый груз ответственности, работая над этим романом? Сильно он возрос по сравнению с тем, что давит, когда вы пишете оригинальные произведения?

Спасибо за мнение, что «Ночь триффидов» себя оправдала! Я действительно ощущал риск, когда писал продолжение к такому известному роману. Но мне это нравилось, потому что «День триффидов» — одна из моих любимых книг. Я действительно чувствовал огромную ответственность, потому что хотел, чтобы мой сиквел стал естественным продолжением книги Джона Уиндема. Когда я пишу свои собственные романы, я волен делать с персонажами что вздумается, описывать какие угодно события. С «Триффидами» же я постоянно себя спрашивал: а одобрил бы это Джон Уиндем? Но он умер давным-давно, и я не знаю ответ наверняка, однако хочется верить, что мне удалось вписаться в его оригинальную философию — что человеческая цивилизация гораздо более хрупкая, чем мы думаем, и общество может распасться гораздо сильнее, чем мы предполагаем. Но если это случится, жажда выжить, присущая всем нам, поможет эту цивилизацию восстановить.

Если бы по «Ночи триффидов» решили снять фильм и вы могли бы сами выбрать режиссера и актеров, кого бы вы взяли? Назовите идеальных, по вашему мнению, режиссера и исполнителей ролей Дэвида, Кристины, Керрис, Торренса?

Когда «Ночь триффидов» была адаптирована для радиопостановки компанией Big Finish и выпущена в эфир радио BBC, меня спрашивали, каких актеров я хотел бы в ней видеть. Мне было тяжело на это ответить, потому что мои персонажи — как живые люди у меня в голове, и найти кого-то похожего на них невозможно. Продюсер сам выбрал прекрасный состав. Дэвида Мэйсена сыграл Сэм Тротон, а Керрис — Никола Брайант, и они справились чудесно. Если зайдете на сайт Big Finish, сможете послушать трейлер. Я очень горжусь этой постановкой. Это как крупнобюджетный экшен, только не для глаз, а для ушей.

Что же до того, кто бы снял фильм и сыграл в нем, то я просто не знаю! Наверное, актеры, которых я никогда не видел или, например, те, о ком бы я подумал что-то вроде: «О, а он играл в “Суперженщине”!» и постарался не ассоциировать его с той прежней ролью.

Помимо «Триффидов» вы писали рассказы по вселенным «Восставшего из ада», Мифов Ктулху, а также Доктора Кто и Шерлока Холмса. А есть ли у вас серии, которые вы любите настолько, что написали бы что-нибудь посвященное им? Может быть, есть конкретные планы?

Конкретных планов нет. Больше всего мне понравилось писать о Шерлоке Холмсе, и я надеюсь, какой-нибудь из этих рассказов еще переведут на русский. А один ютьюбер даже адаптировал мой рассказ из «холмсианы» — «Восковый кошмар» (Nightmare in Wax).

Вы отметились вкладом в вампирский жанр — написали цикл «Вампирры». На протяжении лет, что выходили эти книги, с 1998-го по 2012 год, отношение к этим кровососущим созданиям существенно менялось. А что, по-вашему, ждет вампиров в будущем? Возможны ли новые, оригинальные пути развития этой, как кажется, заезженной темы?

Новые пути развития темы вампиров будут существовать всегда. Ведь они эволюционируют, чтобы отражать общество. Желающим писать о вампирах я бы посоветовал создать такой их образ, который будет интересен вам, а не лишь бы следовать текущим веяниям. Когда я писал свой первый вампирский роман, «Вампирры», другие писали о прекрасных вампирах, которые влюблялись в смертных. Мои же были уродливыми, злобными существами, которые жестоко нападали на людей. Мои вампиры были, по сути, воинами-викингами, которые вознамерились отомстить старинным скандинавским богам.

В июньском номере мы опубликовали ваш рассказ «Байки могильщика», написанный в 1989 году. Не могли бы вы поделиться историей его создания?

Меня завораживают кладбища, и вдохновение для многих своих рассказов я получал, прогуливаясь по ним и разглядывая могилы. На «Байки могильщика» меня вдохновил мой отец. Он рассказывал мне о дороге, которую во времена его детства прокладывали через местное кладбище. Они с друзьями тогда прятались и наблюдали, как из земли выкапывают гробы. Один озорник выкрал череп с того места, где складывали кости. И хотя в рассказе этого нет, у меня была идея написать о том, как из могил выкапывают гробы, и сосредоточиться на могиле, принадлежавшей девушке, погибшей от радиационного поражения. Кстати говоря, на ютьюбе есть короткометражка, снятая по «Байкам могильщика».

Несмотря на то, что многие ваши романы переведены на русский язык, ситуация с рассказами обстоит заметно хуже. В прошлом выпуске мы, конечно, постарались ее чуть-чуть исправить, но еще есть к чему стремиться. Какие из ваших рассказов вы сами хотели бы видеть переведенными на русский язык и почему их?

Я бы хотел видеть переведенными десятки своих рассказов. Было бы здорово, если бы на русском опубликовали целый их сборник. Некоторые из них довольно популярны — например, «Огни города гоблинов» (Goblin City Lights), он тоже про кладбище, «Убийство в оковах» (Murder in Chains) и «Не обрести покой» (They Will Not Rest). Все эти рассказы также весьма страшны и откровенно порочны. Они дают хорошее представление о Саймоне Кларке как писателе ужасов. И служат достойным примером моего творчества, достаточно темного и, осмелюсь заявить, заходящего на территорию DARKER.

Наш июльский выпуск посвящен теме зоохоррора, и мы просто не можем ее не затронуть. Расскажите, какой зверь пугает вас больше всех?

Пожалуй, эти звери — микробы, которые вызывают заболевания. Тигров и крокодилов я не боюсь, потому что в Англии их на улицах не встретишь. Лошади, однако, могут вселить тревогу, потому что частенько рысят у нас по дорогам, и они достаточно крупные,так что если захотят напасть, то вам непоздоровится! Поэтому мой выбор — лошади!

Чем вы больше всего гордитесь как писатель?

Тем, что могу писать каждый день, потому что это мое дело. Также очень горжусь, когда вижу свои романы у себя на полках. И когда услышал постановку «Ночи триффидов» по радио, меня распирало от гордости.

Вопрос, не относящийся к литературе. Живя на родине футбола, вы наверняка следили за Чемпионатом мира, который прошел недавно в России. Можете отметить какие-нибудь особенности этого турнира? Чем он больше всего вам запомнится?

Я не большой поклонник футбола, но некоторые матчи смотрел. Особенностью нынешнего турнира стало то счастье, которое он принес болельщикам. Приехавших из разных стран, их тепло приветствовали в России. Несмотря на то, что политики спорят друг с другом и делают разные заявления относительно других стран, простые люди со всего мира радостно смешались на улицах и в барах России и показали тем людям, что откуда бы они ни приехали, на каком бы языке ни разговаривали, они лучше будут друзьями, а не врагами.

Вы наверняка не только пишете хоррор, но и смотрите его. Расскажите, какие недавние жанровые фильмы или сериалы вам понравились больше всего?

Я смотрю много неанглоязычных фильмов и сериалов, например, датский «Мост», шведский «Валландер» и сильную французскую драму «Спираль».

Одним из моих любимых недавно стал российский «Метод». Он очень жестокий, изуверский, но совершенно завораживающий. Мне очень понравился. Просто не могу представить, чтобы британские или американские телепродюсеры сделали столь же откровенный сериал. Я бы хотел, чтобы его продюсеры сняли фильм по моей «Кровавой купели», потому что мне кажется, у них получится сделать классную кровавую картину.

И неизбежный вопрос о будущем. Каковы ваши творческие планы на ближайшее время?

Я всегда стремлюсь добиться того, чтобы мои книги добрались до максимального количества людей. Так, недавно «Ночь триффидов» опубликовали в Эстонии. Скоро «Кровавая купель» и «Вампирры» выйдут в Греции.

Я также хотел бы, чтобы в России «АСТ» переиздало мои романы в мягком переплете и в виде электронных книг, особенно «Кровавую купель». Кроме того, есть немало и других романов Саймона Кларка, которые могли бы понравиться российским читателям. Поэтому я был бы очень благодарен, если кто-нибудь из читателей DARKER напишет в «АСТ»: «Переиздайте, пожалуйста, книги Саймона Кларка!»

Совсем недавно я закончил новый роман. Многого рассказать о нем не могу, потому что мой агент еще ведет переговоры с издателями. Но читателям DARKER могу предложить: угадайте, где происходит его действие? Да. Вы правы. Эта кровавая история разворачивается на кладбище. И там могилы вроде черных дыр с непреодолимой гравитацией, затягивающей людей в их жуткую темноту.

Спасибо, что пригласили меня рассказать о своем творчестве DARKER. У вас чудесный сайт, и я расскажу о нем всем, кто любит хоррор, чтобы они сюда заглянули.

Спасибо и вам, Саймон! Желаю вам успехов с новыми произведениями и, надеюсь, вскоре и ваши старые книги снова можно будет прочитать в России и в других странах мира.

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Парфенов М. С. 21-07-2018 21:10

    Хорошее интервью, спасибо. "Кровавая купель" и правда крута.

    Учитываю...