DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

БЛИЗНЕЦЫ

Япония

Представьте себе: вы сидите перед телевизором, смотрите очередную киношку, как вдруг яркая насыщенная картинка сменяется унылой черно-белой и на экране появляется колодец. Вы не успеваете толком понять, что происходит, а оттуда уже кто-то лезет наружу и, шатаясь, медленно идет прямо на вас. Последнее, что вы запомните — это взгляд мертвецки пустых глаз, наполовину скрытых под мокрыми черными космами… О японских призраках юрэй рассказывает Султанбек Аббасов.

Лес Аокигахара, что лежит у подножия горы Фудзи, имеет статус национального парка, по нему проложены сотни туристических маршрутов, он примечателен своими красивейшими пейзажами. Но не это делает его знаменитым на весь мир. Лес Аокигахара — одно из самых популярных мест для самоубийств: каждый год специальные поисковые отряды находят здесь до сотни тел. И именно благодаря этой особенности он занимает особое место в массовой культуре самой Японии и не только. Подробный рассказ об Аокигахаре представил Вячеслав Ерлыченков.

Япония — рай для чудаковатых личностей всех мастей, особенно творчески одаренных и немного безумных. Неудивительно, что японский фольклор, густо замешанный на городских легендах и старинных сказаниях, способен вогнать в ступор даже самого невозмутимого читателя или зрителя. Тентакли, древние демоны, декалитры крови и прочей услады для глаз… Султанбек Аббасов составил топ-10 японских страшилок.

Виталию повезло — он получил от правительства двухгодичную исследовательскую стипендию и переехал в Японию. В стране восходящего солнца ему повезло вновь — он влюбился в прекрасную девушку по имени Юки. Вот только его приятель уверен, что Юки — это ёкай. Призрак. Потому что она появляется только в вечернее время суток и никогда не снимает марлевую маску.

Шагая дождливой ночью мимо рисового поля, Таске услышал незнакомца. Тот потерял четки и просил посветить ему фонарем. Таске не мог отказать, ведь перед ним оказался монах. Но было в нем что-то неправильное. Лицо скрывала бамбуковая шляпа, худой силуэт тонул во тьме, а пальцы… Лучше бы они никогда не попадали в круг света.

Если въезжаете с маленькой дочкой в дом с богатой историей, то приглядывайте за своей малышкой получше. Мало ли кто еще может жить под одной крышей с вами. И мало ли каких ваша кроха заведет друзей… С любезного разрешения автора публикуем второй рассказ Адама Нэвилла в этом году — и если в «Кукольных ладошках» мы посетили Брюгге, то на сей раз заберемся и вовсе в далекую дождливую Японию. Поверьте, в Стране восходящего солнца хватает и тьмы… Впервые на русском.

Творения Дзюндзи Ито всегда страшили своей реалистичностью – нарисованные в предельно правдоподобной манере, они обращаются к глубинным подсознательным страхам. Герои историй Ито, преимущественно японская молодёжь, могут лишь безропотно наблюдать за событиями вне законов людской логики и сознавать собственное бессилие... Об одном из самых известных создателей манги рассказывает Павел Черепюк.

Как гласит крылатое латинское изречение, «у книг есть своя судьба». При жизни Эдгар Аллан По не изведал ни сколько-нибудь продолжительного успеха, ни счастья, но посмертная слава его сочинений оказалась столь велика, что продолжает сотрясать мир и по сей день. Не осталась без его влияния и далекая Япония. Дмитрий Квашнин расскажет читателям DARKER об Эдогаве Рампо – родоначальнике японского детектива, продолжившем традиции американского классика на свой уникальный лад. В его изобретательных произведениях нашлось место и гениальным сыщикам, и зловещим двойникам, и аду зазеркалья...

Азиатский номер журнала DARKER в очередной галерее представляет серию гравюр «28 знаменитых убийств в стихах», которую создал японский художник Цукиока Ёситоси. Принято считать, что именно она и породила жанр «гуро», т.е. искусства, сконцентрированного на жестокости и истязании тела.

Если не считать Кодзи Судзуки (да и тот, по сути, научный фантаст), японская мистическая проза почти неизвестна в мире. Таити Ямада - один из немногих соотечественников и современников Судзуки, чье творчество добралось и до англоязычной публики, и до России. Артем Агеев перечитал роман «Лето с чужими», изданный на русском в 2006 году, и остался весьма доволен.

Утагава Куниёси блистательный автор макабрических гравюр, отразивших всю красоту и уродство традиционного японского фольклора. Учитывая тему номера, предлагаем вашему вниманию подборку работ Утагавы Куниёси, изображающих кицунэ, властных и магических лисиц-оборотней.