DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Элизабет не боится сказать

Падение Элизабет Франкенштейн / The Dark Descent of Elizabeth Frankenstein (роман)

Автор: Кирстен Уайт

Жанр: хоррор, подростковая фантастика

Издательство: АСТ

Серия: Лучшие молодежные хорроры

Год издания: 2019 (в оригинале — 2018)

Перевод: М. Давыдова

Похожие произведения:

  • Мэри Шелли «Франкнештейн, или Современный Прометей» (роман)
  • Теодор Рошак «Воспоминания Элизабет Франкенштейн» (роман)
  • Сиквелы, ремейки, мэшапы… Современность помешалась на пересказе старых историй. В этом есть явная прагматика — зачем что-то изобретать, если все уже придумано до нас? Да и маркетинговые соображения играют свою роль: ценители культовых произведений будут не прочь узнать, куда приведут новые сюжетные повороты. Конечно, дело не ограничивается только меркантильными соображениями. Создавать вариации на известную тему — вызов для автора. Сумеет ли он неординарно переосмыслить источник? Сможет ли дать оригиналу новую жизнь, пронзив его электрическим током фантазии? Американская писательница Кирстен Уайт в романе «Падение Элизабет Франкенштейн» рискнула изложить свою версию истории о гениальном ученом и его ужасном эксперименте.

    Однако трагедию современного Прометея в этом произведении отыскать сложнее, чем тонкую цепочку следов в арктической пустыне. Как признается сама писательница, ее книга совершенно о другом: «о девочке, которая невольно помогает сотворить чудовище». Нет-нет, не того монстра, которого в разное время неподражаемо играли Борис Карлофф и Роберт Де Ниро. В роли чудовища здесь выступает человек. Живой, не собранный из останков мертвой плоти. Роман Мэри Шелли представляет свидетельства Виктора Франкенштейна в изложении капитана Роберта Уолтона. Любой пересказ всегда искажает истинную суть событий, а повествователь может слукавить, чтобы прикрыть неприглядную правду. Кирстен Уайт ловко использует туманности и недомолвки первоисточника — в новой интерпретации они становятся основой для совершенно иной истории.

    Книга Мэри Шелли ставила перед эпохой вопросы об ответственности творца за творение, пределах научного познания, соотношении познания и морали. Роман Кирстен Уайт сосредоточен на иных проблемах: «В какой степени нас формирует наше окружение? Что бывает, когда все, чем мы являемся, зависит от других людей? И вечный вопрос: где женщины?». Именно последний из них становится в «Падении Элизабет Франкенштейн» ключевым — феминистские мотивы доминируют над прочими темами. Оригинальная история, хоть и написана юной девушкой, изобилует мужскими голосами. Женские персонажи обозначены там весьма схематично. Кирстен Уайт сосредотачивает внимание на прекрасном поле. Трагедия Жюстины Мориц — служанки, обвиненной в убийстве младшего ребенка семьи Франкенштейн, — вызывает еще больше сопереживания, поскольку автор подробно излагает ее историю, раскрывает характер и сообщает причины фатального признания. Но, пожалуй, наиболее ярко прописанный образ — это племянница владельца книжной лавки Мэри Дельгадо. Отважная интеллектуалка борется за свои права, даже в самых кризисных ситуациях приходит на помощь ближнему и становится путеводной звездой для главной героини.

    Сама Элизабет претерпела значительные трансформации по сравнению с первоисточником. Из «безгрешного и прекрасного ангела во плоти» (ну разве не уничижительное определение?) она превращается в деятельную особу с непростой судьбой. Маленькая девочка преподнесена в подарок мальчику, чтобы стать его верной спутницей. Она всячески стремится ему угодить и защитить его от любой опасности — пусть даже он убивает невылупившихся птенцов или калечит младшего брата. Только осознав, насколько ужасны преступления взрослого Виктора (а он в версии Кирстен Уайт не просто собрал монстра из мертвых тел), девушка перестает быть «его Элизабет» и становится собой. Более того, она понимает, что, потворствуя темным желаниям юного гения, направила его на преступный путь: «Я обвиняла Виктора в том, что он создал чудовище, но сама сделала ровно то же». Признанием ошибок дело не ограничится — исправить их Элизабет рассчитывает местью.

    Образ Виктора Франкенштейна также наполнился новым содержанием, но в отличие от женских персонажей положительных характеристик он не приобрел. Из талантливого юноши, стремящегося к истине и познанию, Кирстен Уайт сделала очередного безумного ученого. Ради сумасшедшей идеи он готов пойти на любые злодеяния, а его порочность, лишь слегка замаскированная тягой к науке, проявляется уже с детства. В результате сложный и глубокий персонаж низводится до скучной, одномерной фигуры. Впрочем, чего еще ждать от писательницы, специализирующейся на фэнтезийных романах для тинейджеров.

    Откровенно плохой книгу не назовешь: слабая вещь не получила бы премию Брэма Стокера в номинации «Лучший подростковый роман». И все же достоинства «Падения Элизабет Франкенштейн» перечеркиваются плоскостью, упрощенностью и прямолинейностью. Ни цитаты из «Потерянного Рая» Джона Мильтона в названии каждой главы, ни оригинальные сюжетные ходы справиться с этим не помогут. Теодор Рошак в «Воспоминаниях Элизабет Франкенштейн» привнес в историю девушки секс, алхимию, магию и философию — все то, что так ценят интеллектуалы-контркультурщики. Кирстен Уайт откликается на потребности другой целевой аудитории — подростков, четко проводя границу добра со злом и формулируя однозначные выводы. Но, может быть, не стоит забывать, что с тинейджерами можно и нужно разговаривать по-взрослому? По крайней мере, прочесть и понять того же «Франкенштейна…» им вполне по силам.

    У Кирстен Уайт получился довольно прямолинейный роман о девушке, которая пересаживается с иглы мужского одобрения на… А вот куда именно, сказать сложно. Процесс обретения себя расписан подробно, но о дальнейшей судьбе Элизабет автор умалчивает. Героиня оставлена в той точке, где начинается ее жизнь, не зависящая от чьих-то прихотей и стремлений. Подлинная Элизабет со своими ошибками проявит себя лишь в будущем. Впрочем, относительный хэппи-энд и сложившаяся к финалу компания дают повод для продолжения. На Мэри Шелли здесь уже не опереться (в исходной версии Элизабет погибает), но есть немало других классических произведений. Например, можно вспомнить о невестах Дракулы — они еще не в курсе, что можно восстать против господина, который, хоть и превращается в летучую мышь, ведет себя как настоящая шовинистическая свинья. Кто-то же должен подкинуть им дерзкую идею…

    Комментариев: 0 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)