DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Все мы когда-то боялись

Мы все искренне любим хорроры, мрачную и жуткую атмосферу. Каждый находит в этих произведениях что-то свое. Но нельзя же было просто так взять и полюбить жанр, ведь ужастики созданы для того, чтобы пугать, вызывать эту негативно-защитную реакцию. И раз уж тема номера зашла о подростковых кошмарах, мы решили поговорить с авторами игрового раздела журнала и узнать, какие игры их пугали в юные годы, и как им это удавалось.

Илья Пивоваров

К страшным играм пристрастился недавно, так что самыми пугающими игрушками моего детства были «Dangerous Dave» и «Blood». В первой пугали кадры, на которых с героем расправлялись пауки. В «Blood» же пугали культисты в плащах. Была у них дурная привычка – ВНЕЗАПНО выскакивать из-за угла или появляться сзади. Я так пугался, что всаживал в них пару обойм, чтобы убедиться, что они не вскочат вновь.

А первой игрой, которая напугала всерьез и надолго, стала третья «Doom». Я ожидал хардкорный шутер (которым и стал ремейк, спасибо ему за это), а получил прятки в темных коридорах с фонариком в руках. И да, я тоже возмущался насчет клейкой ленты – какого черта колонист будущего не может примотать фонарик к дробогану?

Феликс Кривенцов

Меня, с раннего детства закаленного ужастиками в кино и в литературе, сложновато было напугать банальными «бу!», да и из-за слабенького ПК большая часть игр проходила мимо меня. Помню лишь отдельные моменты - пробирала до мурашек отдельная сцена с вырывающимся из стены мертвецом в начале «Silent Hill 4: The Room», а еще я реально несколько недель боялся подходить к компу после одного из квестов в любимейшей «TES III: Morrowind». Там нужно было спуститься в канализацию и поискать одного заблудшего эльфа, но вместо него геймер обнаруживал жертву местной проказы, ловчего корпруса. Эта неожиданная встреча была ну очень жуткой! Ну и, конечно же, «Silent Hill 2» отменно пугала на протяжении всего прохождения.

Но наиболее яркие впечатления остались от консольной «Fatal Frame 3: The Tormented». В нее я физически не мог играть больше 15 минут за подход - было очень-очень страшно. И не из-за встреч с привидениями, которых главная героиня должна была активненько щелкать на фотокамеру, а именно из-за атмосферы вечного ожидания чего-то страшного и неотвратимого в ветхом заброшенном особняке. Вот это действительно мастерство геймдева - напугать не шумом и криками, а нагнетанием и умелой подачей истории.

Султанбек Аббасов

Говоря об играх, которые здорово напугали меня в детстве, я просто не могу не упомянуть «Alone in the Dark». И дело даже было не в страхе – животном ли, суеверном или еще каком-либо, - а в ощущении…тревоги что ли. Некой недосказанности происходящего.

Это сейчас та игра выглядит безобидной мультяшной поделкой о приключениях низкополигональной модели детектива в логове монстров. Но тогда, в долгие бессонные ночи зимних каникул, эта игра для меня была образцовым ужастиком. Меня не заботили ни графика, ни технические недостатки – я просто хотел, чтобы этот бравый детектив Эдвард Карнби смог выбраться из передряги. И я рассчитывал каждый шаг в игре – считал патроны, придвигал шкаф к окну, чтобы не дать монстру ворваться внутрь, и ставил сундук на люк в полу, боясь, что не успею – и оттуда вылезет очередная голодная образина…

Порой я пытаюсь переиграть «Alone in the Dark» – но бросаю уже в самом начале. Просто сейчас эта игра безнадежно устарела, да и прежних ощущений она не вызывает. Зато я по-прежнему рублюсь в первый «Manhunt» - и с удовольствием вновь и вновь возвращаюсь на темные улочки Карсер-Сити, истребляя маньяков, скинхедов и отморозков всех мастей с неугасающим азартом. Но «Alone in the Dark» занимает особое место в моих воспоминаниях – и именно о ней я и думаю с неизменной теплотой…

Алексей Абросимов

Давным-давно, в тяжелом восьмибитном детстве, видеоигры пугали не столько дизайнерскими решениями, сколько запредельным уровнем сложности. Но даже в таких поистине спартанских условиях игроделы умудрялись клепать шедевры и западать в душу.

Одна из самых запоминающихся в плане пугающего дизайна игр несомненно была легендарная «Contra». Начинающаяся как обычный боевик в тропических джунглях, по мере прохождения она проводит игрока в недра подземных баз, где окопались инопланетные захватчики. Позже этот прием перехватят немцы из Crytek для своих первых игровых бенчмарков — «Far Cry» и «Crysis». Ну а пока на выпуклом экране телевизора низкополигональные человечки с боем продирались к вычурным «машинам смерти» — гигантским боссам, словно вышедшим из-под рук Ганса Гигера. Агрессивные механизмы в итоге запомнились как эталон неимоверно впечатляющих боссов.

С творчеством Гигера связана и другая нагоняющая жути игра эпохи NES — «Alien 3». Мало того, что омерзительная (или очаровательная — как посмотреть) морда ксеноморфа глядит с экрана в предмиссионной заставке, так еще и общий настрой удручающ. Лейтенант Рипли бегает по мрачному корпусу космической тюрьмы под гнетущую музыку и тиканье таймера, спасает запеленатых заключенных и сражаемся как со взрослыми ксеноморфами, так и с личинками-лицехватами. Все это вместе ощущалось крайне напряженно и вызывало стойкое чувство не то, что тревоги, но страха.

Похожее ощущение транслировала в мозг и игроизация незабвенного «Судного дня» Джеймса нашего Кэмерона. «T2: Terminator 2 Judgment Day» мог похвастаться и бьющим по нервам саундтреком, и мрачной атмосферой, и чувством страха, вызванным неуязвимым преследователем Т-1000. Аккурат со второго, невероятно сложного (по тем временам) второго уровня (знаменитая погоня в бетонном русле) игрока постоянно зловещей тенью преследовал «киборг жидкого металла», вплоть до самого финала.

Эпоха шестнадцати бит и приставки от SEGA подарила розовому детству не только качественный скачок в графике, но и свои незабываемые шедевры. Одним из первых оказался шутер от первого лица «Zero Tolerance». Являясь, по сути, фантастическим боевиком, он вполне себе пугал невероятно реалистичными (по тем далеким временам) врагами, среди которых затесалось несколько разновидностей инопланетян. А темный мрачный стиль вкупе с синтезированным женским голосом только усугубляли атмосферу «Ада и Израиля».

Более красочная визуально, но не менее напряженная геймплейно, игра «Зомби съели моих соседей» («Zombies Ate My Neighbors»). Взяв под управление одного из двух героев (мальчика или девочку), игрок бегает по разнообразным уровням, спасая своих соседей от прожорливых монстров. Монстры (впрочем, как и сами уровни) выполнены в нарочито мультяшном стиле и пародируют жанровые клише фильмов ужасов. Игра преисполнена юмора, но довольна сложна для прохождения. Продукт, можно сказать, штучный, сейчас так не делают.

И напоследок нельзя не рассказать о самой большой любви, которая случилась заочно. Попалась как-то в руки видеокассета с записью спутниковой трансляции какого-то европейского канала. Там крутили геймплейные ролики новых видеоигр. И среди них одна поразила безумной фантасмагоричностью происходящего и просто запредельно красивой игрой света и тени (что только усиливало атмосферу). По одному только ролику игра запала в сердце и много позже была пройдена неоднократно, равно как и большая часть игр из этой серии. А называлась она просто и незатейливо — «Silent Hill 2».

Такие дела.

Алексей Мельник

Так вышло, что хоррор в видеоиграх я для себя открыл с самой первой PlayStation, еще в средних классах школы. Как и у многих моих сверстников в то время, поначалу почти ни у кого не было этой консоли дома, приходилось довольствоваться «Денди» и «Sega», а вот карманные деньги очень быстро оседали в игровых клубах. Именно там у меня и началось знакомство как с самой PS1, так и с хоррором. Позже, конечно, я и сам обзавелся этой консолью и с большим удовольствием перепрошел многие игры, а также другие не менее запоминающиеся.

Пожалуй, ничего нового вы не услышите из моих подростковых воспоминаний о хоррор-играх. Во-первых, чего-то страшного в видеоиграх было не так уж и много, а, во-вторых, почти все оно оказалось значимым для жанра, так что мало кто проходил мимо известных серий подобного толка. Начну, пожалуй, с франшизы «Resident Evil».

Я уже тогда был большим любителем зомби-тематики, поэтому остаться в стороне этого японского творения ну никак не мог. Знаю, что многие считают лучшей во франшизе вторую часть (или четвертую, но это уже более поздний период). Однако так получилось, что познакомился я сперва с третьей частью, она мне и запала в душу. Разумеется, я позже прошел и вторую с первой, но эффект был уже не таким. Так вот, в «Resident Evil 3» меня пугало то, в общем-то, что и в различных фильмах – ожившие мертвецы, бездумно шатающиеся по городу и намеревающиеся тебя сожрать. Даже порождения корпорации «Umbrella» не вызывали такого замирания сердца или выброса адреналина, как окружившие героиню зомби. А еще нагоняла страху атмосфера происходящего. Однажды ночью, когда родители ушли в гости, я решил перепройти третью часть. Несмотря на то, что я знал, что меня ожидает, играть одному дома, да еще с выключенным светом, оказалось очень жутко. Больше я такого не делал.

Если вкратце пробежаться по другим хоррор-играм, которые мне запомнились по юности – так это обе части «Dino Crisis». Причем, первая пугала сильней благодаря темному времени суток в самой игре и атмосфере того, что одна из доисторических рептилий может в любой момент покончить с тобой. Еще немало жути нагнала в свое время «Alone in the Dark: The New Nightmare», сыграть в нее ночью я так и не рискнул. Заставила понервничать и забиться сердце быстрее и «Evil Dead: Hail to the King», на которую я обратил внимание после фильма. Ну и, конечно же, сильно впечатлила «Silent Hill» – нескоро забудутся тот туман и кошмарные твари, скрывавшиеся в проклятом городе. Возможно, современные игры способные напугать сильнее, особенно со шлемом виртуальной реальности, но именно благодаря подростковой впечатлительности игры с первой PlayStation и оставили неизгладимый след, а также такие яркие ностальгические воспоминания.

Яков Геворгизов

Одно из моих самых ранних «хоррорно-игровых» воспоминаний — отец, играющий в первую часть «Parasite Eve». Правда, помню я всего два момента. Первый: я спросил, что за красные непонятные штуки на полу лежат. В ответ я услышал достаточно простое, но и не совсем понятное для себя на тот момент «трупы» (почему-то так созвучное со словом «трубы»). Второе: трансформация Евы. Сцена с превращением девушки, играющей на пианино, в жуткого монстра с гигантскими когтистыми лапами оставила во мне достаточно сильный отпечаток, раз я ее до сих пор помню.

Я также был зрителем при игре в первые части «Resident Evil». Различные зомби меня пугали не так сильно. Я видел, что от них все равно можно избавиться, несмотря на то, что они до безумия жутко выглядели и набрасывались на других людей. Хотя вступительный ролик второй части до сих пор вызывает неприятные ощущения на подкорках мозга. Самым же пугающим существом для меня стал Немезис из третьей части. Его жуткое исковерканное лицо, хриплый голос, повторяющий «STARS» (хотя в те годы я не очень отдавал себе отчет, что он говорит). Но самое главное - его бессмертие. Куда бы ты не пошел — он следовал за тобой, ему все было нипочем. И это правда пугало.

Первым же осознанным шагом в жуткие игры стало для меня одиночное погружение в «Silent Hill 2». Банально, но именно эта игра заставила меня в каком-то смысле взрослеть. Она показала мне не только жутких чудовищ. В ней было что-то такое, что заставляло меня, 12-летнего шкета, напрягать мозг, бояться, но идти вперед, ковыряться в описаниях и диалогах на английском языке, читать прилагающийся к игре буклетик, лезть в омерзительно медленный Интернет, чтобы узнать больше. Конечно, спустя пару-тройку лет я смог сформулировать, что дело было в отлично прописанных персонажах и событиях, глубокой драме, мистической атмосфере. Спустя еще несколько лет я уже осознанно понимал, какими приемами все это достигалось. И это было блестяще. «Silent Hill 2» подарила мне такой опыт, который я никогда ранее не испытывал. И именно она сыграла наибольшую роль в становлении моей любви к хоррору в целом и этой вселенной в частности. Но было немного обидно, что никто из одноклассников и друзей особо не разделял моей любви к ужасам туманного городка.

Хотелось бы еще отдельно отметить квест «Шизариум» (в оригинале - «Sanitarium»), который чистокровным хоррором не был, но вызывал стойкое чувство дискомфорта и какой-то...неправильности что ли. Это было большое сюрреалистическое путешествие по разным мирам. В одной локации не было взрослых, но были изуродованные дети, которые считали свое состояние совершенно нормальным. В другом мире находился всеми покинутый цирк на островке, вокруг которого плавали трупы бывших посетителей. А где-то под островом находилось страшное чудище. Еще в другой локации приходилось стать ацтекским богом и решать проблемы смертных людей. И не всегда было понятно, где события происходят на самом деле, а где в иллюзии. Но всему этому в игре было объяснение! До сих пор «Шизариум» остается для меня одним из лучших представителей не только квестов но и примером фантазии разработчиков.

Анна Давидчук

Самостоятельно осваивать игроиндустрию я начала примерно с 12-13 лет, а до этого я была лишь безмолвным свидетелем. Играли в основном родители, и, так как в доме был ребенок, они старались не покупать хорроры. Но все же я помню пару игр из своего глубокого детства, от которых «кровь стыла в жилах».

В первую очередь, вспоминается квест «Rhiannon: Curse of the Four Branches» 2008 года выпуска с исторической ирландской канвой. Тогда мне было около 7 лет, но я до сих пор помню его во всех подробностях.

Суть сюжета заключалась в том, что девочку по имени Рианнон, пока она жила в семейном поместье, мучали кошмары, видения, злобные призраки и замогильные голоса. Тогда родители (которые не замечали подвоха и потусторонних сил) решили увезти дочку на каникулы подальше от дома, а присмотреть за типичным домом из хорроров поручили другу семьи, Крису (собственно, главному герою). В ходе расследования выяснялось, что на роду лежит проклятие, которое преследует каждую носительницу имени Рианнон. Магия, древние обряды, расшифровка Огама, исследование английской глуши и, конечно же, пугающая мистическая история – вот из чего состоит этот хоррор.

Сейчас, освежая в памяти эту игру, я прочитала интервью с разработчиками (которые, кстати, выходцы из Уэльса). Они утверждают, что игра полностью построена на валлийских преданиях и эпосе: сюжет завязан на цикле «Мабиногион», в центре которого – история королевы Рианнон, ее сына Придери и злого волшебника Ллойда. Кстати, еще одна интересная деталь от разработчиков: главный герой, Крис, - существо без голоса и пола. Это сделано для того, чтобы игрок сильнее ассоциировал себя с персонажем. Однако мне в мои 7 лет хотелось не быть главным героем, а бежать от этого кошмара подальше.

Мой страх начинался еще с обложки: явно мертвая девушка, вылезающая из-под земли, хваталась за дерево с друидическим алфавитом Огам, а на фоне был расплывчатый женский силуэт. Помню, мне просто неприятно было держать коробочку с диском в руках.

Темный дом с тысячей дверей тоже не доставляли удовольствия, особенно когда почти в каждой комнате слышались странные шорохи и угрожающие восклицания призраков. Один из них – «Иди в часовню! В часовню иди!» - даже стал семейным мемом на многие годы. Но именно тем местом, от которого кровь стыла в жилах, был подвал. В том самом подвале был кабинет, в котором висели фотографии начала XX века – казалось, они смотрели прямо на тебя… Спасибо, что запечатленные на них люди были живыми (по крайней мере, на тот период времени): хоть о традиции фотографировать мертвецов я узнала гораздо позже, я смутно видела в них признак тревоги.

Сейчас, когда я посмотрела отрывки и скриншоты из этого образца хоррора моего детства, меня пробивает на смех: как можно было такого бояться?! Графика выглядит топорно и статично, скримерами такого уровня никого уже не удивить, а музыка из тревожной превратилась в пафосно-комичную. Однако, именно это мое детство - то, что меня пугало и волновало. И, возвращаясь к своим воспоминаниям об этой игре, я осознаю: скорее всего, именно «Rhiannon: Curse of the Four Branches» сподвигло меня на изучение кельтской мифологии и эпоса.

Дмитрий Казин

Игр, которые невероятно пугали меня в детстве очень полно. Однако, среди них есть те, которые пугают меня до сих пор (а их мало). А именно:

1. «System Shock 2» - пугают не сколько страшные враги, а атмосфера. Огромный заброшенный космический комплекс, заселённый страшными существами, которые всегда знают, где ты, и всегда могут отправить тебя к праотцам. Вдобавок заставляет понервничать и призраки, и странные голоса, и тот факт, что только тебе предстоит дойти до самого конца. Я не считаю эту игру полноценным киберпанком. Он здесь всего лишь фон и задаёт тон всему ужасу.

2. «Blood» - это та игра, в которой забываешь про устаревшую графику и примитивный геймплей. Эта игра, которая ненавидит тебя, как никого другого - всё вокруг пытается тебя уничтожить, а мир как будто только и состоит из всякого ужаса, выползшего из глубин Ада. Единственное, что по-настоящему вводит в ужас, это "оторванные руки", которые и сейчас пугают похлеще всяких современных хорроров.

3. «Silent Hill 2» - за один тот факт, что герой в одиночку прошёл через мрачные уровни тюрьмы и лабиринта хочется дать награду "самые крепкие нервы". Даже спустя десять лет мне становится не по себе, когда представляю эти голые и отчуждённые интерьеры мира, обособленного от остального

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)