DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Тьма в книгах. Статьи

Литературные произведения на тему общества, в котором что-то пошло не так, зачастую воспринимаются исключительно как художественный вымысел, ограниченный восприятием читателя и фантазией автора. Однако на самом ли деле мы живем в просвещенном 2016 году, а не в дремучем 1984-м? Так ли несбыточны мрачные прогнозы фантастов? Разобраться в этом попробовал Евгений Абрамович.

Телепортация… Исчезновение здесь и появление там. Вы ведь думали об этом с озябшим сердцем, с покалыванием в затылке? Представляли, как что-то пошло неправильно: в ноль-пространстве притаилось нечто жуткое, портал забыл несколько атомов или добавил парочку лишних, хаос подпространства свел вас с ума… Даже если и не думали, то к кошмарной изнанке телепортации за вас уже присмотрелись известные писатели.

Невозможно представить жанр фантастики без Роберта Говарда. Им восхищались Лавкрафт и Толкин, его ценят Стивен Кинг и Анджей Сапковский. Говард писал не просто рассказы и стихи, а настоящий эпос. Его проза и поэзия пронизаны ницшеанскими мотивами о героизме человека, сумевшего потом и кровью одолеть зло во всех проявлениях. Одно из таких произведений — рассказ «Дом Эрейбу» — проанализировал Айк Варданян.

Когда кто-то произносит фразу «бегущий человек», в наших мыслях нерушимой стеной возникает образ атлетически сложенного, широкоплечего Арнольда Шварценеггера, облаченного в желтый комбинезон фирмы Adidas. Вряд ли найдется хоть один подросток девяностых, который не видел, как Бен Ричардс на бегу расправляется с охотниками. Но едва ли каждый десятый из тех ребят знал, что популярнейший голливудский боевик снят по мотивам романа Стивена Кинга. В чем сходство, а в чем различие фильма и книги, выяснил Вячеслав Ерлыченков.

Нет нужды отдельно представлять Роберта Шекли. Обладатель множества премий, этот писатель был одним из немногих западных фантастов, кем зачитывались в СССР. Среди работ американского писателя встречаются и антиутопии, а уже в их числе — фантазии на тему игр на выживание. Елена Щетинина подготовила обзор подобных произведений Роберта Шекли специально для DARKER.

Он родился в унылом пригороде Блакеберг, что в восточной части Стокгольма. И именно родная земля с её холодной историей и не менее холодным настроением её жителей стала местом действия его дебютного романа, который выстрелил похлеще винтовки Гаусса. И как итог: сегодня имя Юна Айвиде Линдквиста знает каждый уважающий себя любитель хоррора. О жизни и творчестве писателя рассказывает Максим Деккер.

«Король писателей», «Гений Сибири», «Солнце России», «Национальная гордость Сибири», «Кандидат на премию Нобеля» — это лишь часть титулов, которые сам себе присвоил омский писатель Антон Сорокин. Весьма неординарный человек, однажды он решил стать литератором и сделал это, оставив после себя немалое и очень запутанное наследие. Крупнейшим его произведением стала повесть «Хохот жёлтого дьявола». Алексей Грибанов окунулся в биографию и библиографию Сорокина.

Ричард Матесон является фантастом и автором романов ужасов, который фантастически и до ужаса непопулярен в России. Книги его печатались у нас крайне редко и практически все издания стали библиографическими редкостями. Один из известнейших его романов, «Я — легенда» был трижды экранизирован и, вероятно, именно поэтому добился такой популярности. Разумеется, DARKER не мог оставить его без внимания, и именно этой книге посвящен материал Глеба Колондо.

Сплаттерпанк, известный ныне как хардкор-хоррор и экстремальный хоррор,— течение в жанре ужасов, в котором акцент ставится на натуралистичных сценах кровавого насилия. Жанр появился в 1980-х годах, однако моментом, когда авторские фантазии уничтожили все моральные рамки, можно назвать XXI век. И именно в этом обзоре Максим Деккер расскажет вам о тринадцати мастерах жанра, которые будут интересны тем, кто решил обратить внимание на современный сплаттерпанк.

Книгу «Кухня дьявола» японского писателя Сэйити Моримуры нельзя читать без содрогания. Даже если вы — видавший виды хирург или патологоанатом, который запросто уплетает пирожки во время очередного вскрытия, откровения о нечеловеческих издевательствах псевдо-врачей и их помощников шокируют и запомнятся надолго. Любому выдуманному сплаттерпанку далеко до того, чем занимался реальный Отряд 731...

«Страх» — один из известнейших рассказов Клайва Баркера, если не самый знаменитый. Это и неудивительно, ведь он близок каждому из нас, потому что обращается к нашим фобиям, нашим страхам. Как персонаж рассказа проверяет другого на прочность, так автор проверяет и своих читателей. Обзор этой известной истории об исследовании пределов, за которыми простирается Ужас, подготовил Максим Деккер.

11 июня этого года исполнилось ровно 80 лет со дня смерти Роберта И. Говарда, автора Конана-варвара, пуританина Соломона Кейна, короля Кулла и других известных героев. Именно с его именем принято связывать становление такого жанра литературы фэнтези, как «меч и магия». DARKER не прошёл мимо этой даты. Обзор произведений «меча и магии» подготовил давний поклонник жанра Дмитрий Квашнин, с особым вниманием отнесясь к элементам хоррора.

Алексей Атеев появился в переломный момент, когда литература ужасов после долгого-долгого перерыва вновь появилась на книжных прилавках. И конечно, в основном это были страшилки западного образца. Атеев отличался от прочих авторов, пытавшихся сочинять хоррор, тем, что не оглядывался на Кинга, Кунца и остальных иноязычных мастеров. Екатерина Чёрная вспоминает творчество писателя, воспевшего родные кошмары.

Кого только в наше время ни называют вторым Стивеном Кингом. Этим званием награждена уже масса литераторов. Ирландец Джон Коннолли также удостоился подобной чести. Автор мистических триллеров, наибольшую известность он получил благодаря циклу о частном детективе Чарли Паркере. Вячеслав Ерлыченков изучил эти книги и рассказал о впечатлениях в обзорной статье.

Тема зеркал в литературе ужасов имеет богатую историю. Только в представляемом нами топе есть произведения, написанные в течение практически всего XX века. И из многих стран, от США до Японии. Видимо, тайна зеркала — одна из главных тайн мира. Что есть отражение? Живёт ли оно какой-то своей, особой, зазеркальной жизнью? Ответы на эти вопросы пытались найти многие писатели. DARKER отобрал всего десять «страшных» рассказов, которые, хоть и по-разному, но с одинаковым чувством опасения и даже страха исследуют зеркала и отражения...

Александр Чаянов, выдающийся экономист-аграрник, кроме всего прочего, занимался написанием художественных произведений. Условный цикл его повестей обычно называют «московской гофманианой», так что трудно ошибиться в поиске источников вдохновения Чаянова-писателя. Впрочем, произведение «Венецианское зеркало» обязано своим возникновением не только Гофману. Что ещё и в какой мере повлияло на автора, попытался разобраться Алексей Грибанов.

Цикл о Кулле Роберта Говарда — это прежде всего собрание экспериментов. Экспериментов с темами, со стилем, с антуражем... Одной из самых качественных «проб» стали «Зеркала Тузун Туна» — смесь фэнтези, философии и сюрреализма. Недаром это произведение стало одной из всего лишь трёх историй о короле Валузии, увидевших свет ещё при жизни Говарда. В пугающие и манящие зеркала таинственного мага отважился заглянуть Айк Варданян.

Чтение для современного человека давно утратило тот сакральный смысл, которым наделили его наши предки. Книги стали вполне обыденным явлением. Но что происходит, когда рождается книга, непохожая на тысячи своих собратьев на полках магазинов и библиотек? Та, что может изменить судьбу своего автора или читателя? Та, что способна спасти или обречь на гибель целые народы? Таким томам не место на полках книжных магазинов или библиотек. Такие произведения хоронят без почестей на Кладбище Забытых Книг, пока за ними не придет один-единственный читатель...

Валашский князь Влад Цепеш по прозвищу Дракула полторы сотни лет назад был известен разве что своим соплеменникам — и туркам, с которыми воевал при жизни. Но волею английского театрального агента Брэма Стокера ему была суждена вторая, посмертная и ещё более шумная слава — в качестве героя сначала романа самого Стокера, а потом и бесчисленного количества вариаций на тему, продолжений, интерпретаций... Экскурс Василия Рузакова в «дракулиаду» от Стокера до наших дней поможет вам не потеряться в целом море произведений.

Поговорить с классиками по душам возможно через их тексты. При чтении произведений Леонида Андреева не каждый почувствует себя уютно. Но разговор — крепкий, мрачноватый, затрагивающий немалое число проблем, читателю обеспечен. Стиль и язык великолепны, но не легки ни в какой степени. Произведения автора чаще всего тяжеловесны и трудночитаемы даже для искушённого читателя. Илья Снежински окунулся в давящие, мрачные и прекрасные произведения Леонида Андреева.