DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ПРОКЛЯТИЕ ЗОВ МОГИЛЫ

Анна Елькова «Ася»

Парфенов М. С.: Так вышло, что дебютная публикация молодого автора Анны Ельковой случилась в антологии «Самая страшная книга 2023», которую некоторые упрекают за излишнее обилие «политкорректных» тем. На самом деле буллинг это действительно ужасно, и нет ничего удивительного в том, что «Ася» попала в эту книгу, став, на мой взгляд, одним из ее украшений.

Иллюстрация Ксении Филимоновой

Ася

Не все события являются вымышленными, а совпадения – случайными.

Qwed: всем доброй ночи!

DramaQwed: доброй.

Kukumber: как ты?

Svetlana: привет!

Серое окошко заполнялось всплывающими разноцветными облачками, отражаясь на сетчатке уставших глаз. Чат лениво двигался вверх, заползая под сонные ресницы.

Ася хлебнула остывший кофе и поморщилась. Подтянула ногу на стул и уперлась подбородком в колено.

Qwed: Kukumber, спасибо, солнце, я хорошо:3

Kukumber: Qwed, не надо меня так называть, пожалуйста.

Qwed: Kukumber, лол. Ну, я ж ничего такого. Просто для приятного общения.

Kukumber: Qwed, мне такое общение не приятно. Так бывает.

Qwed: Kukumber, ну, хорошо, как скажешь. Не поймешь вас, вроде хочешь как лучше, а получается хрень.

AngelaUvarova: Qwed, тебя просто попросили не называть ее «солнце», в чем проблема? Не всем нравится сюсюканье.

Ася протянула руку к клавиатуре. По подушечкам пальцев пробежали красные линии подсветки.

DramaQween: Qwed, кого это «нас» не поймешь?

Qwed: AngelaUvarova, да да, ясно, расслабьтесь уже.

Qwed: DramaQween, вас – это девушек) То с лаской к вам надо, то на дружеское обращение агритесь. На кривой козе не подъедешь.

Ася хмыкнула.

DramaQween: Qwed, дружбанов своих «солнышками» зови. Что ты забыл в мейл фри чате, ласковый наш?

Qwed: DramaQween, началооось) Вообще то я в чат поддержки пострадавших от сталкинга заходил. Я не знал, что его феминистки присвоили)

DramaQween: Qwed, кто тебя преследует, солнце? Поллюции?

Qwed: DramaQween, хе хе. Ты в курсе, что обесценивание – это плохо? Ты будешь отрицать, что мужчин тоже могут сталкерить? Девочки же такие одуванчики, да? Вы меня тут за слово «солнце» чуть не загрызли, страшно подумать, сколько в вас агрессии. На вас косо посмотришь – ножом еще пырнете. Сидят, жертв из себя строят. Довели пацанов своих, и чур мы в домике.

Клавиши мягко и упруго клацали под быстрыми пальцами. Это приятное ощущение всегда унимало дрожь, когда в чат с ноги залетал очередной сетевой упырь. Вскормленные одним или несколькими из бесчисленных женоненавистнических раковников, вдохновленные, голодные, они рано или поздно натыкались на Асин маленький чат в «Телеграме» и выпрашивали внимания. Некоторые мимикрировали под девушек, но опытные участницы даже без ее помощи достаточно быстро находили у шпионов тестикулы и подвергали коллективной порке. В какой то степени Ася была им даже благодарна. Принимая на свои шкуры накопленную девочками агрессию, они поддерживали здоровый климат чата. Но этот был уж слишком душным.

DramaQween: Qwed, да, масенький, злые фенозепамки тебя обидели. Сходи поплакать в другой чат.

Ася взяла в руки мышку и выбрала функцию «заблокировать». Закинула голову назад, хрустнув шеей. Квакнуло личное сообщение. Она криво улыбнулась, уже зная его содержание.

«Привет, жирная сексистская мразота! Решила баном анально огородиться, иначе я бы тебя слил?)))»

«Да, очень боюсь тебя, мась. Ты меня раскрыл».

«Мне прям приятно, что тебя сталкерят, шкура. Ровный пацан, сто процентов. Желаю ему успехов в отпиливании твоей тупой башки)))»

«Красиво горишь, мась».

Заблокировать.

Ася прополоскала рот остатками кофе и вышла из «Телеграма». Завтра нужно не забыть заказать сахар. И, может, выпить что нибудь. Как давно она уже не пила? Год? Кажется, да.

Она встала, чувствуя, как кровь устремилась в затекшие мышцы с неприятным покалыванием. Отнесла кружку на кухню и оставила в раковине. Умылась холодной водой. Стрелка на часах приближалась к двум.

Ася сделала еще кофе. Сегодня была годовщина их знакомства. В этот день два года назад он подсел к ней в кофейне с муссовым пирожным и пристально следил за тем, как она его ест. Тогда это показалось ей романтичным. Он запомнил эту дату. И ее заставил запомнить.

Она остановилась в коридоре. В темноте. В такой поздний час можно было даже услышать собственное ровное дыхание. Ася стояла и свыкалась с мыслью, что в темноте никого нет. Убеждала себя, что из мрака не высунется рука, пальцы не сомкнутся на горле, не ткнут в глаз. Убеждала до тех пор, пока не поверила.

И тогда подъезд взорвался.

Кружка прыгнула в руке, подбрасывая кофе в воздух. Ася замерла, вытаращив глаза, и бросилась к двери, скользя по мокрому линолеуму. Отодвинула металлический кружок и поняла, что глазок залеплен чем то с другой стороны. В подъезде шипело. Она ощутила, как паника стиснула череп и заставила колени подогнуться. Это газ? В само́м подъезде? Почему не слышно голосов? Почему никто не проснулся? Вдруг у соседей?

Ася прижалась лбом к двери и несколько раз выдохнула. Руки начали сражаться с замками, губы шептали проклятья. Грохот был такой, что она бы не удивилась, увидев за дверью развалины. Но в квартиру хлынул вонючий дым.

Она закашлялась и замахала рукой перед лицом. Лампочка на потолке не горела, но с лестницы верхнего этажа проникал слабый свет. Шипение стало громче. Нырнув носом в воротник футболки, Ася приоткрыла дверь шире и сквозь сизую завесу увидела на полу огонек, разбрасывающий тусклые искорки. Он словно взбирался по невидимой нити и громко шипел, медленно зарождая в ее голове узнавание. Она услышала, как этажом выше открылась дверь, выпуская на лестницу встревоженные голоса, и в тот же миг что то оглушительно лопнуло. В последнюю секунду Ася потянула дверь на себя.

Сверху испуганно взвизгнул женский голос. Что то напоминающее град хлестнуло по двери и обожгло живот. Ася ввалилась спиной в коридор и села на пол. В ушах стоял звон.

* * *

Самарин, зевая, заполнял протокол нечитабельными каракулями. Ася пила кофе через соломинку, пряча от него дрожащие руки под кухонным столом, изредка поглаживая пластырь на животе. Осколок бутылки, в которую была помещена петарда, она достала сама. Попади он не в живот, а в глаз, было бы сложнее, но Ася старалась об этом не думать. Она смотрела, как весенняя слякоть течет с ботинок участкового на пол, и кусала трубочку.

– Ну, спрашивать, кого вы подозреваете в содеянном, думаю, излишне, – вздохнул наконец Самарин и посмотрел на нее так, словно она смертельно его утомила.

– Правильно думаете, – проговорила Ася, не поднимая глаз.

– Он как то предупреждал об этом? – он показал ручкой на лежащий между ними телефон.

– Нет.

– А когда писал в последний раз?

– Два месяца назад.

– Точно?

– Мне не нужно это уточнять, Федор Михайлович. Когда тебя преследуют, ты автоматически запоминаешь такие вещи.

Самарин кивнул, поджав губы.

– Я проведу с ним беседу, – сказал он так, словно делал одолжение.

– Уверена, на него подействует.

– Послушайте, – раздраженно наклонился к ней Федор, – я делаю, что могу. Не я эту кашу заварил.

– И не я, – выплюнула Ася. Голос опасно завибрировал. Она почувствовала нарастающее желание выбить из под участкового табурет и вытереть натекшую мутно коричневую лужу вечно недовольной мордой, на которой читалось, что Федор не согласен. Нет, он был уверен, что именно Ася заварила эту кашу, и если раньше страдала только она, то теперь еще и другие. Она повела себя неправильно, и потому у хорошего мальчика с положительной характеристикой поехала крыша. Она перебирает женихов, отнимая у Федора драгоценное время.

– Я поговорю, – твердо сказал он, поднимаясь. – Буду держать вас…

– До свидания, – обрубила его Ася, воткнув острый взгляд ему в лицо. Порез ныл все сильнее.

Самарин закатил глаза и ушел, пачкая пол. Хлопнула побитая осколками дверь. Стук пульса в висках начал напоминать барабанный бой. Телефон квакнул, включив экран блокировки, и показал текст полученного сообщения с неизвестного номера: «Если ты это читаешь, значит, все еще жива J».

* * *

Утро началось с будильника и мыслей о вчерашнем происшествии. Ася окуклилась в одеяле, впуская в голову воспоминания, задающие хмурое настроение на весь день.

– Проведу беседу, – буркнула она, мысленно казнив участкового через повешенье. – Беседу, бл…

Она прекрасно знала, чем это закончится. Саша отыграет удивление и оскорбленную невинность, и Самарин уйдет с чувством выполненного долга. Как десятки раз до этого и еще сотни – после, если экс кавалер не угробит ее раньше.

Ася села. К руке прицепился хвостик зеленой пряжи из шарфа, длина которого стремилась к бесконечности: вязание часто помогало заснуть. Она убрала клубок и спицы в сторону и заметила, что футболка красным пятном прилипла к животу.

Год назад заявление не приняли, потому что от нее пахло вином. Согнувшаяся над бумагой, с трудом державшая ручку, с синеющей шеей и почти выдавленным глазом, Ася пахла вином, выглядела развратно благодаря подаренному им на годовщину нижнему белью и не вызывала доверия. А словесный салат про ролевые игры и легкий БДСМ, приправленный мужской солидарностью и доверительным «ну женщины, вы же знаете» – вызывал.

Она поморщилась, аккуратно отлепляя засохшую корку. Втянула воздух сквозь зубы от боли и бросила это занятие.

Последующие заявления тоже ничего ей не дали, хотя алкоголем от Аси не пахло. Может, Самарина смущало, что она не плакала. Не нравилось ее синее пальто или рыжие волосы, то, как требовательно она смотрела на него, ожидая, когда он начнет делать свою работу. Не нравились ее регулярные визиты по ничтожному поводу. Ну, пишет какой то дурачок гадости в Интернете, ну, хулиганит по мелочам. Любит же парень! Радоваться надо! Пусть приходит, когда убьют. А до тех пор она оставалась для Самарина пьяной бабой, закатившей истерику после пары невинных шлепков по заднице. Мягче быть надо, а не заявления строчить.

Ее передернуло. Есть не хотелось, как и во все предыдущие дни после Сашиного «возвращения», но нужно было встать и запихнуть в желудок хоть что то. И переодеться.

Футболка оторвалась от кожи вместе с пластырем. Ася выругалась, сняла ее и швырнула в стиральную машину. Порез тут же наполнился кровью. Тяжелая капля поползла вниз и затекла в пупок. Смочив ватный диск перекисью, она провела по животу снизу вверх, вытирая липкую дорожку и бурые корки, прилипшие за ночь. Выбросила диск в унитаз, смочила новый и прижала к порезу. Чистым он как будто выглядел длиннее, чем ночью. Ей казалось, осколок оставил разрез около полутора сантиметров, а сейчас словно увеличился до двух. Впрочем, разве можно быть уверенной, когда прикидываешь на глаз?

Ася наклеила пластырь и надела толстовку. Разблокировав телефон, внесла номер, с которого пришло последнее сообщение, в черный список. Потянула плашку, проверяя уведомления. Кошке Сашке и еще пяти пользователям понравился ваш комментарий. У Авдеев Игорь сегодня день рождения, не забудьте его поздравить. Андрей Иванов и Max Surkov ожидают вашего ответа. С Андреем она дружила со школы, а у Макса отсутствовала аватарка. Покусав губу, Ася развернула сообщение.

Щеки вспыхнули, словно кто то дал ей пару оплеух. На прикрепленном фото соблазнительно изгибалась полуобнаженная девушка на фоне плаката Nine Inch Nails. Она озорно улыбалась, закусив кончик языка, и сжимала ладонями грудь с бледной россыпью веснушек. У девушки были ее веснушки. Ее татуировки, ее белье винного цвета. Но отсутствовала верхняя часть головы.

«А мама знает?» – гласило сообщение под фотографией.

Асе показалось, что легкие сжались до размера грецкого ореха. Это же послание было продублировано в «Телеграме» и «Ватсапе» от таких же ноунеймов, но с другими фото. Впивающиеся в кожу гартеры, призывно раскинутые ноги, ягодицы и грудь, расчерченные на квадраты черной капроновой сеткой, замелькали перед глазами в мутной пелене.

Боль вонзилась в живот раскаленным лезвием, пробралась глубоко внутрь и заворочалась в кишках. Ася согнулась пополам, изо рта вырвался сдавленный хрип. Мысли заметались, наскакивая друг на друга. На несколько секунд она словно перенеслась во времени на год назад. Пол под ногами вздрогнул. Стены затряслись, будто по квартире ходил великан, начали сближаться, намереваясь ее раздавить. Эхом от них отразился звон бьющейся посуды. Ей пришлось опустить глаза вниз, чтобы убедиться, что кровавое пятно, расплывающееся на брюках, которое она чувствовала кожей, лишь плод ее воображения.

Ася задохнулась. Боль выжигала в ней дыру, точно кто то ковырялся внутри раскаленным прутом. Паника высосала из груди весь воздух. Ася зажмурилась и начала медленно считать от десяти до одного, пытаясь вернуть контроль над телом.

Телефон в руке загудел. Перед глазами поплыли цифры незнакомого абонента.

Восемь… семь…

Ася села на пол, опершись спиной на кровать, обняв себя поперек живота. Телефон замолк, дав ей пару секунд передышки, и загудел снова, высветив уже другой номер.

Шесть…

Она сбросила звонок. И следующий. И еще один.

Пять…

«Возьми трубку», – высветилось сообщение на экране.

Гудение буравило мозг. Ей казалось, телефон засунули прямо в черепную коробку.

«Возьми трубку. Возьми трубку. Возьми. Трубку».

– За щеку возьми! – вскрикнула Ася и зажала уши руками, уронив телефон на пол. Десять… девять…

«У меня есть еще фото. Гораздо больше шлюшьих фото. Хочешь, чтобы твои мама и папа ходили и отклеивали их со столбов?»

Семь… шесть…

Ася не могла думать. Не могла даже убрать телефон подальше, спрятать под одеяло. Он гипнотизировал, как авария на дороге. Она боялась отвести глаза, будто, пока она не смотрела, могло случиться что то плохое. Гораздо хуже того, что уже было и что происходит сейчас.

«Хочешь, чтобы их отправили твоим работодателям? Выложили во всех городских группах? Раздать их бойцам из МГ? Мне бы не хотелось. Тебе бы этого не хотелось. Возьми трубку, Ася. Ответь на звонок».

Четыре… три…

«Серьезно? Даже в наш день ты не хочешь угомониться? Неблагодарная сука. Вот кто ты. Сука, возьми сраную трубку!!!»

Огненный шар подпрыгнул к пищеводу. Ася упала на четвереньки и поползла, а потом побежала в ванную, где ее вывернуло.

* * *

Ася высморкалась и бросила бумажный платочек в урну. К вечеру рвотные позывы улеглись и в желудке образовалась сосущая пустота. Уведомления на телефоне были выключены во всех мессенджерах. Важные люди могут позвонить. Неважные – подождут. Последнее, что она сделала перед этим – написала маме, чтобы не удивлялась разного рода фотографиям, которые могут посыпаться на ее несчастный аккаунт в «Одноклассниках». И, несмотря на то, что Маргарита Павловна знала о том, что ее дочь уже взрослая и у нее есть половая жизнь, которую никто не вправе осуждать, Ася несколько минут тупила над курсором, подбирая правильные слова и тихонько плавясь от накрывающего стыда. Как на такое отреагируют ее друзья и все, до кого этот поехавший мерзавец сумеет дотянуться, она даже думать не хотела, поскольку каждая подобная мысль вызывала болезненный спазм в желудке.

Хотелось забраться в какой нибудь угол, куда никогда не проникает солнечный свет, и тихонечко там умереть, чтобы никто не заметил. За неимением такового Ася погрузилась в работу и за восемь часов встала из за компьютера всего четыре раза: чтобы сходить в туалет и открыть курьеру. Она не теряла надежды, что потерянный аппетит найдется.

Перед сном Ася заглянула в чат. Долго ковыряла ногтем заусенец, то занося руку над клавиатурой, то убирая. От желания выговориться сводило челюсть, но она не могла выбраться из кокона отравляющего стыда и недоверия. Она была уверена, что за словами поддержки будут скрываться ехидные смешки. Да, дура. Слала фото мужику, зная, чем это может закончиться в случае неудачного разрыва отношений. Получай, что заслужила, и не ной. Самарин наверняка так бы и подумал. И что толку, если тебя поддерживало маленькое сообщество таких же пострадавших, когда в реальной жизни окружали люди вроде Самарина.

Они сидели даже в кабинетах психологов. Выслушивали пострадавших, делали пометки, плохо изображали сочувствие и вводили под кожу токсичные порции стыда и чувства вины, предлагали «поискать причины в себе» и «не беситься с жиру», ведь «в хосписах доживают онкобольные, вот им действительно плохо», и после мирно спали, пока их жертвы медленно умирали от отравления.

Ася решительно свернула окно мессенджера и открыла гугл. Пальцы быстро забегали по клавишам:

«Фантомные боли после выкидыша, боли при посттравматическом стрессовом расстройстве».

Разрез стал больше. Теперь Ася в этом не сомневалась, хоть и отказывалась верить. Однако утром намертво приклеенный пластырь уже не мог его скрыть. Порывшись в ящике стола, она приложила линейку к плоскому напряженному животу. Рана достигала трех сантиметров и трех миллиметров.

Ася выхватила из стакана ручку. Перемерила еще несколько раз, жмурясь, смаргивая утреннюю муть с глаз. Записала цифру в блокнот и, почувствовав, что ноги не держат, опустилась в рабочее кресло. Порез тут же раскрылся, и Ася рывком выпрямила спину, словно он мог прямо у нее на глазах поползти дальше, как стрелка на колготках, до самого лба. Потом склонила голову и очень медленно согнулась.

Края раны снова разошлись, как маленький безгубый рот. Она четко увидела границу слоев кожи, тонкого жирка и уходящей вглубь темно красной плоти. Боли не было. Не было крови. Было тошнотворно жутко смотреть на себя внутри и не понимать, как могло не быть ни одного, ни другого.

Ася застонала от отвращения и быстро выпрямилась. «Рот» захлопнулся, чмокнув, и выдавил прозрачные вязкие капли, хотя только что, она могла поклясться в этом, был абсолютно сухим. Ася подцепила каплю и растерла пальцами. Она не была вязкой и не пахла неприятно. Уж воспалившуюся рану и выделения из нее она бы узнала. Такая рана болит, горит и сочится гноем. А это, скорее всего, сукровица. Значит, она затягивается. Нужно просто не трогать лишний раз.

Воспрянув духом, Ася повторила вчерашнюю процедуру обработки, заменив перекись на хлоргексидин, и наклеила уже два пластыря.

* * *

Ей снились похороны. Саша опускает маленький белый гробик в неглубокую яму, холодный ветер надувает его ветровку пузырем на спине. Каменное, серое лицо, раздраженные движения, будто его заставили закапывать картошку, а не мертвого ребенка. Его ребенка. Которого он сам же и убил.

Ася видит, как к лакированной коробочке будто тянется бельевая веревка, но шквальный ветер, бросающий волосы в лицо, мешает рассмотреть. Когда же, наконец, она фокусирует на ней взгляд, то понимает, что она скользкая, живая, смазана кровью и тянется к гробу из ее живота.

В голове проносится дикая мысль, что пуповину не обрезали в больнице и нужно срочно найти что то острое, иначе она так и останется здесь, прикованная к могиле, когда все разойдутся. Ася кричит об этом Саше, но голос будто тонет в бушующем вокруг шторме. Неужели он сам не видит пуповину, зажатую крышкой, мечущуюся из стороны в сторону? Она осматривается, ища поддержки, и понимает, что кроме нее, Саши и ветра, на кладбище никого нет. Даже мамы с папой. Как случилось, что в эту тяжелую минуту она осталась один на один с утратой и виновником этой утраты?

Саша бросает последнюю горсть земли и поднимает на нее тяжелый обвиняющий взгляд. Ася пытается что то сказать, указать на спиралевидную трубку, все еще соединяющую ее с похороненным эмбрионом, пытается извиниться за то, что не смогла, не сохранила, но не слышит звука своего голоса. Презрительный, разочарованный взгляд ползает по ней скользким червем. Кусок льда падает в желудок, когда Саша отводит глаза, и Ася перестает чувствовать что бы то ни было. Она вглядывается в безэмоциональное Сашино лицо, жадно выискивая хоть какую то реакцию на ее, Асино, присутствие. Существование.

Он обходит могилу и удаляется, так и не взглянув, не сказав ни слова, миновав ее словно пустое место. Не слышит криков, слез, просто уходит, оставляя ее совсем одну посреди бури. Ася падает на колени и начинает разрывать свежую землю руками, чтобы достать, вернуть себе зародыш, поместить обратно, зажать рану руками, чтобы он не выскользнул. Тогда стихнет ветер, вернется Саша, тогда все будет хорошо, все снова будет хорошо…

* * *

Пробуждение было похоже на разряд тока, пропущенный по позвоночнику. Ася чувствовала под ногтями могильную землю, слипшиеся в корки слезы на ресницах. Мысль о расползающемся порезе вошла в мозг нагретой добела спицей. Сердце заколотилось в груди, словно рыба в предсмертной агонии. Бежать. За линейкой, в ванную. Измерять, записывать, обрабатывать. За ночь она могла увеличиться, загноиться, закровоточить, за…

Ася заскулила, поняв, что не может двинуться. Даже шевеление пальцем посылало тревожные сигналы, словно и его было достаточно, чтобы случилось что то ужасное. Непоправимое, смертельное. Вдох, и она разойдется по шву, как ветхая одежда. Выдох, и рассыплется на тысячу кусков. Тело, сухое, ломкое, не хотело слушаться. Скрутилось в панической судороге, как осенний лист.

Ася замерла в мягкой ямке под одеялом, прислушиваясь к каждому ощущению. Нужно быть начеку, обратиться внутрь себя, чтобы вовремя отследить начало катастрофы, заметить раскол, остановить ползущую трещину, не дать себе распасться.

Она прекрасно понимала: на порез такого размера уже следует накладывать швы. Заклеивать его похоже на нелепую попытку залепить дырку в зубе хлебными мякишем. Она делала так в детстве, чтобы избежать похода к стоматологу, но ей уже давно не семь. Она знала, что само не рассосется. Что игнорирование проблемы ее не решает. Ей нужно в больницу, нужна консультация хирурга, нужен кетгут .

А еще очень нужно в туалет. Игнорирование мочевого пузыря не предохраняет от его разрыва. Впрочем, если ее опасения насчет пореза подтвердятся, Асю даже не придется резать, чтобы его заштопать.

Грубыми мысленными командами она заставила ноги высунуться из под одеяла и понести тело в ванную. Снаружи его тут же начал колотить озноб. Пятно на футболке было мокрым, холодным и ничем не пахло. Пластырь сполз от легкого касания и отделился от кожи, поблескивая паутинкой пропитанного слизью клея. Несмотря на ее обилие, порез не затягивался. Нисколько. Он был таким же, как вчера: ровным, мокрым и странным. Стоило убрать пластырь, как он хищно приоткрылся, будто…

Асе было знакомо это сравнение, но сегодня она не решилась произнести его даже мысленно. Ассоциация прозвенела в ухе тревожным колокольчиком, поднимая дыбом волоски вдоль позвоночника.

Едва касаясь, она провела кончиками пальцев по тонким краям, разгоняя мурашки по животу. Чувствительность не пропала, но боли не было. Осмелев, она чуть надавила с обеих сторон, готовая к неприятным ощущениям, даже кровотечению, но ничего не произошло. И это пугало больше, чем гной или кровопотеря. Рана должна болеть. Даже если в ней нет инфекции, рана такой глубины и размера должна болеть!

Ася сглотнула. Шея начала звенеть от напряжения в наклоне. Она развернула к себе небольшое зеркало на стиральной машине и поймала в нем нужный ракурс. Сухой язык прошелся по губам и ткнулся в стиснутые зубы.

Палец осторожно скользнул по смазке в рану, ощупав подушечкой гладкую внутреннюю стенку и не ощущая никаких волокнистых неровностей. Будто трогал слизистую ткань, а не рассеченное мясо. Он погрузился на полфаланги, не встретив никакой преграды, словно плоть там, внутри, расступалась.

Воздух шумно вышел из лопающихся от долгой задержки дыхания легких. Порез в зеркале проглотил вторую фалангу, словно естественное анатомическое отверстие. Будто оно так было задумано и находилось на своем месте.

Мокрый чавкающий звук замер в остановившемся для Аси времени и остался в ушах, хоть по громкости не превосходил вздох соседки за стеной. Следом она ощутила легкое давление стенок, и палец вошел целиком в горячую, пульсирующую мякоть. Провалился в мокрую сосущую темноту, которой не хватало только зубов, чтобы его перекусить.

И время пошло. Побежало, понеслось в ритме колотящегося сердца. Испуганный вопль разжал зубы. Ася выдернула палец, пока он не коснулся «дна», хотя уже сейчас была уверена, что никакого дна у дыры нет, ведь иначе она давно бы уже пощупала свой желудок. Страх накатил рвотным позывом. Проглатывая один жгучий ком за другим, Ася шлепнула на живот сразу пять пластырей, криво наслоив их друг на друга, выбежала из ванной и забилась под одеяло.

* * *

Из липкой душной полудремы ее вырвал телефонный звонок. Дернувшись всем телом, Ася со страхом посмотрела на экран и выдохнула.

– Да, Кость, привет, – хрипло сказала она, стараясь усмирить бухающее молотом сердце.

Вместе с ответным приветом в комнату ворвались звуки внешнего мира.

– Что, как дела у тебя? – громко спрашивал Костя, стараясь перекричать едущие рядом автомобили.

– Как сажа.

– Всегда любил тебя за жизнерадостность!

– Кость, у меня нет настроения на хиханьки.

– Понял. И принял. Тебя весь день онлайн не было. Да и вчера, впрочем. Вот я и…

– Забеспокоился, успеешь ли трахнуть мой труп, пока не остыл?

– Да я не мерзлявый, чего уж. Настроения у нее нет.

– Слухи о моей смерти сильно преувеличены, верни презики в аптеку.

– Не примут, я уже надел. Ась?

– Ну?

– Это мурло мне писало сегодня.

Ася почувствовала, как задеревенели сухожилия.

– И?

– И я так понял, не только мне. Оно фотки твои рассылает. Тебе друзья писали наверняка, и я писал, но, повторюсь, ты не онлайн.

Капля крови расцвела на кончике языка.

– И как? Подрочил? – хихикнула она сквозь жеваную губу.

– Не успел. Короче. Не лезь сейчас в ВК. Никуда вообще не лезь. Руки на стол. Я буду у тебя через пятнадцать минут.

Пластырь медленно отошел от кожи.

– Ася, я не шучу. Убери телефон подальше.

Костя повесил трубку, и на дисплее повисли уведомления, как позорные плакаты. Более десятка сочащихся похотью сообщений в Ватсапе. Сальные дифирамбы, предложения встреч на материальной основе. Не менее двенадцати кавалеров ожидали ответа в Телеграме.

ВК вылил на нее ушат помоев в виде насмешек и угроз. Среди них обеспокоенные сообщения друзей смотрелись, как блуждающие огоньки над смрадной болотной жижей. «Сдохни, шлюха!», «Ходи и оглядывайся!», «Сколько в жопу принимаешь?» – произносили в ее воображении вонючие слюнявые рты. «Поговори со мной, Ася», – прочла она Его спокойным голосом, прежде чем сообщение поплыло в мареве набежавших слез. Голосом врача психиатра, успокаивающего буйнопомешанного, которого сам же довел до приступа.

По коже словно ползали тараканы. Хотелось содрать ее с себя и сжечь, только тогда можно очиститься. С губы продолжал течь металлический ручеек.

Послышался звук, с которым рвется старая тряпка. Ася согнулась пополам, обхватив живот, роняя изо рта смешанную с кровью слюну. Боль расстелила перед глазами звездное небо.

Она попыталась выпутаться из одеяла, свесилась с кровати вниз головой и упала на ковер, по прежнему обхватив себя рукой. Безумная мысль, что если отпустить, то внутренности немедленно вывалятся, казалась все менее безумной с каждой накатывающей волной. В воспаленном воображении Ася ползла по полу, чтобы открыть Косте, оставляя за собой пустой мешок желудка, крупные фасолины почек, кольца кишечника…

«…твою бесполезную матку», – услужливо шепнул на ухо Саша.

Да. И ее.

Череп будто наполнился горячей водой. Ася сплюнула набежавшую в рот желчь и подтянула себя к зеркальной дверце шкафа. Не с первой попытки встала на колени, упершись свободной рукой в пол. Отражение набросилось на нее, как бугимен из темноты. Оно дернулось, распахнув большие выцветшие глаза: боль и ужас хлынули из них, вымывая краску. Ася смотрела, как это серое исхудавшее существо взялось за край футболки и резко задрало ее до самого подбородка, с трудом понимая, что оно повторяло ее движения.

Она все больше напоминала выпотрошенную рыбу. Разрез крался вверх между проступающими ребрами, рассекая натянутую фарфоровую кожу, отчего походил на жуткий боди арт. Края чуть просвечивали розовым, наливались красным, ныряя вглубь, и обрывались в непроглядную тьму. Ася всматривалась в нее, чувствуя, как рассудок тонет в густой черноте. Слезы щипали солью на краешках губ. Интересно, она все еще дышит обычным путем? Можно ли дышать дырой в животе? Через нее будет вываливаться еда? Пора ли вызывать скорую?

Ледяная крошка набилась под кожу при мысли, что ЭТО придется показать врачам. Как она объяснит? Что расскажет? Что маленькая ранка раскрылась, будто в нее вставили молнию? Ася уже сейчас слышала свое неуверенное блеяние, видела, как практикантов водят к ней в палату для изучения такого интересного, почти мистического случая. И тогда одному из них покажутся знакомыми Асины татуировки и веснушки, он задумчиво проверит закладки в телефоне и расплывется в радостной ухмылке: «О, а я тебя знаю! Ты мне так и не ответила, сколько в жопу принимаешь?»

И в этот момент в темноте что то зашевелилось. Не зрением, но осязанием Ася ощутила, как ее распирает изнутри, наполняет, грозя переполнить. Раскаленный гнев набухал в глотке чудовищного рта, выламывая наружу ребра, иссушил слезы, подбросил тело на ноги.

Ася метнулась к рабочему столу, дернула ящик, едва не вырвав его, и схватила моток синей изоленты.

* * *

– Ты в курсе, что у тебя вся дверь порепана?

Костя ввалился через порог, объятый свежей весенней сыростью и запахом мятных леденцов, оттесняя Асю в коридор холодной дутой курткой. Поставил на пол какую то ношу, прикрытую фланелевой пеленкой, и посмотрел на нее сверху вниз внимательным цепким взглядом.

– Где?

– Что? – Она моргнула и отступила на шаг, словно он мог ее съесть.

– Телефон твой. – Он оглядел Асю с головы до пальцев босых ног. – Тебе плохо? Ты зачем в соцсети выходила? Я же предупреждал. Давай сюда его.

Трубка легла в большую сухую ладонь. Ася убрала руку в карман черного «кенгуру» так же, как прятала от Самарина, надеясь, что объемистая кофта хорошо скрывает болезненную худобу, и пошла в кухню варить кофе.

Костя расположился у стола, шмыгая потекшим на улице носом, и перебирал пальцами по экрану, хмуря брови. Ася прочла по скривившимся носогубным складкам плохо сдерживаемое омерзение и быстро отвернулась к плите. Уши вспыхнули, все слова, все мысли куда то испарились. Зачем, почему она обрекает себя и его на это? Позволяет ему пачкаться в этой грязи, к которой он не имеет никакого отношения. А потом насыпала две ложки сахара в его чашку и поняла. Уже два года прошло с тех пор, как они в последний раз сидели вот так, сменяя тему за темой, а руки до сих пор помнят его порцию сахара и молока. Сколько раз она, забываясь, готовила кофе Саше по вкусам Кости, уже после того, как тот исчез из ее жизни…

Ася почувствовала, как ошпарило грудь и живот, как пропитывается кофта, и съежилась от гавкающих в ушах слов: «Сама пей это говно!» Словно призрак прогремел цепью за спиной, вонзая ледяные пальцы ей в горло. Застарелый страх прокрался под кожу, высушил слюну. Сейчас швырнет на пол, крикнет прямо в ухо, намотает волосы на кулак, чтобы смотреть и пожирать взглядом ужас с ее лица.

Она подпрыгнула от громкого кашля и повернулась. Дотронулась до сухой кофты на груди, погладила шею. Костя сосредоточенно жевал губу, глядя в экран, не подозревая, что только что провел сеанс экзорцизма. Она улыбнулась. Он здесь, потому что должен здесь быть.

– Так, ты идешь нах…р, – бубнил себе под нос Костя, громко тыкая в экран. – Ты тоже к едрене фене. Так, а ты… фу, блин! Тебе колдую понос и кашель одновременно. Я пончиков купил.

Он наклонился к рюкзаку и вытащил картонную коробку. Ася поставила перед ним чашку и аккуратно села на свободный стул.

– Ешь, – он впихнул ей в руку масляное колечко теста в шоколадной глазури. – Ешь, говорю, от тебя одни глаза остались.

– Это ты меня еще голой не видел, – нервно хохотнула она и через секунду поняла нелепость сказанного. Грудь затряслась от истерических смешков. Ася захрюкала, пытаясь не выпустить их, зная, как жалко и безумно они будут звучать, и закрыла лицо рукой. Да, количество людей, не видевших ее голой, за последние двенадцать часов резко сократилось, но даже причастившихся тела ей все еще было чем удивить. Ася вытерла набежавшие от смеха слезы и вгрызлась в предложенное лакомство, только чтобы заглушить рвущуюся наружу истерику.

– Откормим тебя, и никто не узнает. – Костя подмигнул ей из за краешка чашки. – В общем, я все почистил, неадекватов вбанил. Но перед этим заскринил. Сброшу на флешку, отнесешь в полицию. Заскринил и посты в пабликах, кинул жалобу, потребовал удалить. Если шкура дорога – удалят. Если нет, напишу в поддержку попозже.

Ася жевала.

– От него тоже были сообщения. Ну, с фейков, естественно, но я уверен, что это оно.

Ася проглотила сладкую кашицу. Желудок никак не откликнулся на угощение. Будто исчез.

– Почему ты не сказала?

Вина скользнула по глотке кровавым сгустком, хотя никакого осуждения в Костином тоне не было. И темнота внутри жадно распахнулась, истекая вязкой слюной, поедая ее.

– Что я могла тебе сказать? – Она набивала пончиком освободившийся рот.

– Мне? Мне ты всегда могла сказать все, Ась. Я всю жизнь у тебя вместо друга гея, только не гей.

– Сильное заявление.

Костя не улыбнулся. Не хмыкнул, не отпустил колкость в ответ. Жалость и печаль поломали его брови, вызывая у нее неукротимое желание то ли разрыдаться, то ли сбежать.

– Одно мне скажи. Он бил тебя?

– Кость, ну что ты начинаешь…

– Ясно.

В его глазах промелькнула тень, и он со вздохом откинулся на спинку стула. По животу потекло. Ася скрипнула зубами, представив, как катается по полу от очередного приступа боли, и взмолилась, чтобы трещина сразу поломала грудную клетку, посылая литры крови в легкие. Лучше так, чем наблюдать, как Костя мечется по кухне, вызывая скорую. Как задирает толстовку, чтобы помочь, и видит, во что она превратилась. Обмотанные липкой лентой ребра судорожно сжались, будто растущую пасть можно было сдержать.

– Я не могу представить, как это. Не буду разводить балаган, притворяясь, что понимаю тебя. Меня отец всего раз нахлестал, ты помнишь наверное. И мне было очень стыдно. Я б, скорее, таракана сожрал, чем признался. Рассказывать о том, что с тобой жестоко обошлись, это то еще говно.

Ася медленно положила недоеденный кусочек пончика перед собой и собрала пальцем крошки, боясь вздохнуть. Костя поймал ее руку. Теплый импульс пробежал через запястье к локтю, плечу, шее. Давно забытое человеческое касание согрело, обезболило, начало обволакивать… и потухло глубоко внутри. Пропало, провалилось, утекло. От чувства этой пустоты взвыла болью каждая клетка. Ностальгическая картинка уютных посиделок со старым другом рассыпалась на острые осколки. Кухня, Костя, кофе, цвета, запахи – вернулось все, кроме нее. Ее самой здесь не было. Лишь полупустая оболочка притворялась, что ест и пьет, имитировала дыхание и кровообращение, сохраняя пристойный вид только благодаря крепкому скотчу.

Костя придвинул стул и склонился к ней, перебирая холодные пальцы.

– Что я могу для тебя сделать? – Он поднял на Асю глаза. Добрые, живые.

«Наполнить», – оглушительно зашипело у нее в мозгу. Ася испуганно вздохнула, съедая его мятное дыхание, чувствуя, как оно впитывается в язык. Настойчивый, требовательный толчок изнутри угодил в преграду из липкой ленты, и Ася чуть не упала вперед, а следом возникло чувство неистового голода, превратившего Костино лицо в размытые цветные пятна. Она вырвала руку и вскочила, заплетаясь в собственных ногах. Костя встревоженно поднялся следом, протягивая руку, чтобы поймать ее, если упадет, и Ася увернулась от нее, словно эта рука собиралась ударить. Что то толкалось, ворочалось в животе, будто там бесновалось животное. Прожорливая голодная тварь, в чей рацион явно входил Костя.

– Матушка, ты чего? – Он замер, разглядывая ее согнутую фигуру.

– Какую то дрянь съела на днях, – ложь слетела с губ одним дыханием. – Или нервное, не знаю. Испугалась, что вырвет прямо на тебя.

Импровизированная повязка вдавливалась в кожу. Ася похолодела, понимая, что изолента начинает скользить и отклеиваться из за выступившего пота.

– Ну, я не против. Мне даже нравится, когда девушки на меня блюют. И я ни в коем случае не столкнусь после этого с эректильной дисфункцией, и мне не понадобится помощь психолога. Так что в любое время, Ась. Уверен, что пончик выйдет не менее аппетитным, чем вошел…

Как же она соскучилась по этой белиберде! Она любила эту белиберду. Она любила его. И улыбнулась, чтобы он скорее ушел.

– Принесешь мне флешку завтра, ладно? Я сегодня что то совсем расклеилась…

– Как скажешь.

Костя вышел в коридор и вернулся уже в куртке. Достал что то из кармана.

– Купил тебе новую симку. – Он положил конверт на стол. – Предупреди, кого надо, о смене номера. Аккаунт в ВК я закрыл, закрыл личку. С телегой и Ватсапом сама разберешься. И вот еще.

Он поставил на стол нечто, накрытое пеленкой. Внутри оказалась небольшая клетка. В опилках ворочался маленький серый зверек. Розовый нос непрерывно двигался.

– Чтобы не кисла тут одна. Можешь назвать его Саней и материть на завтрак, обед и ужин.

Ася не стала спорить. Она была готова согласиться с чем угодно, лишь бы Костя закрыл дверь с обратной стороны, был в безопасности, подальше от того, что толчками двигало ее в его сторону с такой силой, что упирающиеся ноги почти скользили по полу.

– Завтра захвачу ему еды.

– Не забудь, – кивнула Ася, мысленно взмолившись: «Хорошо, хорошо, хоть крыса, хоть корова, только беги, пожалуйста».

– Я был рад тебя видеть. Не представляешь как. Когда поправишь желудок, посидим, потрындим подольше.

Она кивнула. «Пожалуйстапожалуйстапожалуйста!»

– Все, убежал. – Он закинул рюкзак на плечо и захлопнул за собой дверь.

* * *

Ася разматывала изоленту, потирая зудящие красноватые следы. Пасть расползлась до грудины, разрезала пупок и едва слышно чавкала при смене позы. То, что все началось с крошечного пореза, сейчас выглядело неправдоподобно. Осколок заряженной Сашей бутылки будто распорол какой то невидимый шов. Так же, как каждое его слово, каждая выходка попадала в швы на ее психике, с хирургической точностью рассекая ее на тысячу частей. И когда внутри не осталось ни одной целой нитки, настала очередь разрушаться тому, что снаружи.

Эта штука была живой и нуждалась в пище. И у Аси не было сомнений в том, какого рода пищу она предпочитала. После ухода Кости вместе с облегчением пришла тошнота. Пончик и впрямь вышел почти таким же, каким вошел.

Ася вдруг поняла, что умрет. Не когда то в старости, а очень скоро. Возможно, завтра. Сойдет с ума и перережет себе горло.

Телефон на стиральной машине загудел. Ася автоматически вытянула шею.

«Развлеклась со старым другом?»

Прекрасно. Он следит за домом. Она сжала колено, чтобы успокоить задрожавшую ногу, и смахнула сообщение.

«Не стесняешься трахаться с ним при свете? Мне б твою самооценку».

Ася закусила губу, покрываясь красной коркой стыда, и смахнула снова.

«На фотки клюнул, небось. А потом уже поздно было. Это при мне ты за собой следила».

Ася зажала кнопку выключения так, что побелел палец. Скормила симку канализации и вставила новую. Задернула все шторы в доме, невольно проследив сходство между собой и новым питомцем, чья клетка просматривалась со всех сторон. Не смогла сдержаться, чтобы не оглядеть улицу затравленным взглядом, будто Саша мог прятаться за черным стволом ближайшего дерева, выглядывая из за него с биноклем. Двор был пуст, если не считать одинокую фигуру с детской коляской.

Крыс жрал банан, царапался, растопыривал розовые пальцы, когда она брала его в руки. Ася поставила клетку на второе спальное место кровати, предварительно поменяв опилки. Она не любила крыс, но копошение чего то живого поблизости немного успокаивало. Это было первое животное в доме после смерти Палтуса: длинного, вальяжного кота с шоколадной шерстью и апельсиновыми глазами, с определенного ракурса напоминавшего очень крупную гусеницу. Палтус прожил с ней восемь лет и последние полгода болел.

Смерть любимого кота совпала с вселением Саши. Он помогал хоронить, проникновенно смотрел в глаза, бесконечно обнимал, часами слушал всхлипы по ночам. Однако Палтус, чей кошачий разум даже в помутнении от надвигающейся кончины не был восприимчив к этим дешевым человеческим манипуляциям, исправно сипло шипел на него с первого до последнего дня. Знал, с кем имеет дело. А Ася таяла, ослепнув от благодарности.

– Может, не запирать клетку? – тихо сказала она крысе слипающимися губами, закрывая глаза. – Сможешь жрать меня, когда я умру. Не хочу просто впитаться в матрас. Хоть на что то сгожусь…

Во сне она дышала землей и прорастала цветами. Черви ковырялись в трухлявом нутре, прокладывали тоннели в мясе, взбирались по жилам, скручивались клубками из склизких бледных тел в борьбе за каждый кусочек лакомства. И сквозь проеденные дыры распускались розы. Шипастые стебли, крадучись, пробирались в размягчившейся плоти, обвивали кости, пришивая тело к земле зелеными нитями. Цветки шевелили лепестками, напиваясь кровью. Целый куст вылез в глазнице, прорвав склеру, брызнув стекловидным телом, каким то образом пощадив потухший зрачок, и капал красным. Стебли струились по лбу и виску, словно щупальца.

Ася чувствовала их прикосновения сквозь сон, ощущала шевеление личинок в животе, но проснулась вовсе не от этого.

Слух царапнул писк. Что то глухо хрустнуло, потерлось о прутья клетки. Лопнуло, скупо окропив ее щеку. Дернувшись, Ася с трудом приоткрыла глаза, сражаясь с засасывающим сном. Мимо нее проползло мутное пятно, пачкая простыни. В ноздри ударил металлический запах.

Ася распахнула глаза так широко, что их прострелило болью. Тонкие красные щупальца скрутили пушистое тельце в липкий комок, выдавливая из зверька последние вязкие капли, и волокли под одеяло. Одни оплели его плотным коконом, другие гипнотически шевелились и скручивались, как ножки змеехвостки.

«Проснись! Проснись! Проснись!»

Смятое в комок животное подавало признаки жизни лишь редкими подергиваниями хвоста. Последним, что она увидела, был щуп, высунувшийся из пустой крысиной глазницы.

Ася забыла, как дышать. Руки и ноги набились ватой и лежали ненужными отростками вдоль тела. Под футболкой надулся бугорок, пропитался парой кровавых пятен и пропал. Она догадалась куда. И поняла, что это не сон, когда почувствовала, как пасть глотает.

Крик разодрал горло, зазвенел в ушах, отскакивал от стен. Она слышала его, даже когда воздух иссяк, превратив легкие в два слипшихся мешочка, а распахнутый рот перестал издавать звук. Она хотела продлить его, вывернуться наизнанку, но не могла вдохнуть, чтобы разразиться новым криком, десятками, сотнями криков, рвущихся наружу сквозь воспаленное горло. Она раздирала края пасти в разные стороны, пытаясь сделать ей больно, превратить в кровавые лоскуты эту насмехающуюся над ней вертикальную ухмылку. Черная воронка сокращалась, по стенкам бежала дрожь. Ненавидящий Асин взгляд рассмотрел белесые пятнышки зачаточных зубов, расположенных кругами. Первый круг, второй, третий… четвертый терялся в темноте, на дне которой что то шевелилось, ворочалось, скручивалось, переваривало.

Ася сжала кулак и ударила прямо в это шевеление. В обжигающую чавкающую черноту. Ее потащило внутрь, упругие нити жадно накинулись на добычу, обвивая предплечье, завязывая тело в болезненный узел, стреляющий в позвоночник, заставив уткнуться лицом в колени, засасывая по самое плечо.

Нет желудка. Нет позвоночника. Нет дна.

Она расправила пальцы, чувствуя только гладкие мышцы горячих сжимающих стенок, понимая, что в таком положении рука бы уже вышла из спины. Паралич отпустил горло. Ася застыла, бессознательно шевеля губами между рваными вздохами, даже не чувствуя, как пасть выплюнула руку, покрытую слизью, как пищевой пленкой. В голове будто щелкнул выключатель, погасив и без того потускневшую лампочку рассудка. Она не глядя нашла в корзине с пряжей вязальную иглу и вытерла пальцы, чтобы взяться покрепче.

* * *

Судорога стянула ногу, заставив моргнуть и почувствовать, как тело ноет от холода. Ася стиснула пальцами мокрые бортики ванны и потянула стопу на себя. Розовая вода колыхнулась. Застучали зубы, добавляя ритм в убаюкивающий низкий гул водопроводных труб.

Ася попыталась подтянуться, чтобы встать, и беспомощно опустилась обратно в ледяную воду. Сил не осталось. Тонкие руки с полупрозрачной кожей казались едва ли способными поднять спичечный коробок, колени дрожали от малейшего напряжения. Если бы она не сидела, а лежала в ванне, вода вытолкнула бы ее, словно полую куклу.

Ася вцепилась в бортики, поставила пятки на дно и попробовала снова, но ноги тут же соскользнули, потеряв опору. Она сложила ладони ковшиком и поднесла ко рту коченеющие пальцы, пытаясь согреть их дыханием и не чувствуя тепла. Всхлипнула, собралась подуть снова, но горечь скривила губы. Это неправильно. Девушки ее возраста живут вовсе не так. Они приходят к маме на блины, получают второе высшее, занимаются спортом, строят карьеру, бегают на свидания, просыпаются с больной головой после вечеринок с друзьями. Не страдают посттравматическим расстройством, не боятся выйти из квартиры, не вздрагивают от телефонных звонков, НЕ ЖРУТ КРЫС, НЕ ОТРАЩИВАЮТ ЩУПАЛЬЦА, НЕ СШИВАЮТ СОБСТВЕННУЮ ПЛОТЬ ВЯЗАЛЬНЫМИ ИНСТРУМЕНТАМИ!

Вокруг дырок, скрепленных толстой зеленой пряжей, снова заклубились красные облачка, когда живот затрясся от рыданий. Горячие слезы побежали по щекам. Впервые не от боли или страха, а от глубокой, горькой жалости к себе, от скорби по себе прошлой и той, кем могла бы стать, от чудовищной несправедливости. Самая обычная жизнь без сказочных иллюзий, данная любому человеку, отобрана. Разрушена. Вытоптана. Им.

Трясущейся рукой Ася нащупала загудевший на табурете телефон. Сообщение пришло с аккаунта одного из полутора тысяч друзей, с кем она не переписывалась со дня добавления. С «мертвой» страницы без аватарки. Вовсе не подозрительно, Саш. И она открыла. Плевать. Нельзя убить то, что мертво. Открыла, ожидая увидеть на фото очередную свою эротическую инсталляцию. Но мокрые глаза уставились на старую коробку, испачканную землей. Ася нахмурилась, чувствуя едва тлеющий уголек узнавания на задворках памяти.

Можно было плюнуть, очистить историю, не реагировать на провокацию, но крючок уже был проглочен и леска натянулась. Она увеличила фотографию, поднесла экран к самому носу, чтобы узнать в потекшем пятне лейбл. Это коробка от кроссовок «Кэт». Она носила такие лет семь и никак не могла сносить. Да, у нее была такая, совершенно точно. И половичок перед дверью под коробкой у нее похожий, да и дверь…

Нет. Нет нет нет нет.

– Больной ты сукин…

Ася выронила телефон. Грудь выталкивала неровные быстрые вдохи. Она рванулась вперед в попытке схватиться за кран и упала обратно. Рванулась снова, в этот раз дотянувшись до него кончиками пальцев, не замечая, как ее окутывает красное облако. Третий рывок был почти успешным: рука соскользнула, стоило ей сомкнуть пальцы, но задача уже не казалась невыполнимой. В глазах темнело и плыло, и Ася прогоняла дурноту злостью, стискивая зубы, кусая щеку и выравнивая дыхание. Еще немного, совсем капельку…

Яростно рыкнув, она выбросила тело вперед и вцепилась в кран обеими руками, давая себе не больше пяти секунд, чтобы отдышаться, и молясь, чтобы он выдержал. Мучительно медленно подогнула под себя одну ногу, потом вторую, пару раз едва не сорвавшись и прокусив от напряжения губу. Сев, наконец, на колени, Ася повернулась и отжалась от бортика на трясущихся руках, боясь в любую секунду сорваться и разбить об него лицо. Но мышцы каким то чудом выдержали.

Казалось, ее тяжелое дыхание раздавалось в каждом углу помещения. Ноги ощутили пол, но твердости в них хватило, только чтобы стоять, потому что с первого же шага Ася впечаталась плечом в стену. Несколько минут она натягивала на себя халат, не обращая внимания на кровавые ручейки, текущие по ногам. Ее неумолимо тянуло в коридор. Через боль и бессилие. Пусть это будет последнее, что она сделает в жизни, но Ася доберется до двери, заберет коробку и откроет, чтобы убедиться.

Негнущиеся пальцы повернули ключ в замке. Дверь быстро распахнулась, вырвав ручку из пальцев, и Ася влетела обратно в прихожую от сильного толчка. Пол больно ударил в спину, выбив из нее дух, затылок стукнулся о линолеум. Ее схватили сзади за ворот халата, потащили в спальню и бросили у кровати. Перед качающимся взором мелькнули ноги в мужских ботинках, сквозь вату в ушах громыхнула входная дверь, клацнули замки.

Ася села, вжимаясь спиной в кровать и начиная догадываться, кто пришел без приглашения. Позвоночник стонал после удара, затылок нагревался и пульсировал. Испуг комом встал в горле, и она никак не могла его сглотнуть.

Саша вошел в комнату, торжественно неся перед собой коробку, и поставил ее Асе на колени, сев перед ней на корточки. Она стянула края халата на груди, не сводя с него глаз.

– Ну, привет, – улыбнулся он, явно польщенный реакцией. – Наконец то мы увиделись. Почему ты так плохо себя вела?

Он протянул руку, почти дотронувшись до ее щеки, и Ася дернулась, будто в нее прицелились из ружья.

– Ладно. – Саша закатил глаза. – Я много думал. Хотел понять, зачем ты все это делаешь. Не отвечаешь, жалуешься своему Самарину, недоноска этого опять к себе позвала. Когда женщине показываешь слабость, у нее срывает тормоза. Она снова и снова будет пытаться тебя сломать, если уже однажды у нее получилось. Я дал тебе время разобраться с твоими тараканами, и ты приняла это за слабость.

Презрение подергивало мышцы его лица, словно он смотрел не на женщину, с которой делил постель и планировал семью, а на отвратительное насекомое. Она помнила, с какой стремительностью это презрение перерастает в ярость. Не переставая болтать, он достал из кармана складной нож и двумя небрежными движениями разрезал скотч, державший крышку плотно прижатой к коробке.

– Но из меня куколда сделать не получится, как из твоего Костика. А после того, что я твое нутро всему Интернету показал, ни из кого не получится. Считай, что я тебя перевоспитываю. Что молчишь?

Ася не расслышала вопроса. Его слова растворялись в белый шум, отходили на второй план, как паршивый саундтрек в безвкусной мыльной опере. Она посмотрела на коробку у себя на коленях, стряхнула с крышки крошки земли, приподняла. «Не смотри, – шептал ей в ухо голос Кости поверх Сашиного. – Тебе не нужно смотреть, ты же и так знаешь. Думай о том, как добраться до телефона и позвонить мне. Обмани его, отпросись в туалет, что угодно, и позвони! У него же нож, Ася, ну!»

Крышка соскользнула вбок. Она тоненько заскулила, зажмурилась и на ощупь закрыла коробку, снова скрыв истлевшие косточки и клочки потускневшей коричневой шерсти. Подтянула картонный гробик к себе, не замечая, как гладит его словно кота.

– Ты ведь и выкидыш хотела на меня спихнуть, да? – Нотки радости зазвучали в его голосе, стоило ей заглянуть в коробку. – Знаешь, люди говорят, что, перед тем как заводить детей, нужно потренироваться на животных. Может, поэтому, – он постучал пальцем по коробке, – у тебя не получилось?

Она чувствовала, что тонет. Проваливается в размягчившийся пол. В ушах шумело, будто под водой, и сквозь этот шум робко пробивался стук ее сердца. Ася не знала, где оно теперь находилось, но еще чувствовала его. Слабый орган ритмично трепетал, пытаясь вытолкнуть поступающую по венам боль, корчился и срывался в галоп.

Внутри распухала ярость, натягивая барабаном кожу живота, силясь порвать швы. Она затапливала Асю, возвращая в прошлое, разнося по телу яд воспоминаний. Девушку трясло от каждого удара, каждого унизительного слова, каждого болезненного секса. И она терпела, день за днем, ночь за ночью, глотая боль, пока та не прожгла в ней эту бездонную яму, не разъела внутренности.

Саша фыркнул, одарил насмешливым взглядом ее мешки под глазами, болезненную худобу, утонувшую в халате, и поднялся, чтобы снять куртку и пройтись по комнате походкой победителя.

Асе показалось, что живот вот вот лопнет. Злость поломает кости, и они вопьются в мясо. Извивающийся клубок поднимался по пищеводу, растягивая горло. Она чувствовала шевеление в глотке, ощущала, как темнота вылизывает ее изнутри, поднимая крошечные волоски на теле, с хрустом выпрямляя позвоночник. Череп разламывался от давления, словно в него вставили насос и включили напор. Слизь хлынула носом, затопила рот и глаза. И когда голова уже готова была взорваться, в ней наступил полный штиль.

Ася вытерла лицо рукавом. Подняла взгляд в зеркальную дверцу шкафа. Тьма взглянула на нее в ответ.

– Ты когда в последний раз меняла постельное? – прозвучал его бодрый голос. Саша даже не скрывал своего торжества.

Она осторожно сняла с колен картонный гробик и поставила его рядом.

– При мне такого не было. Развела тут свинарник. Клетка еще какая то вонючая… твою мать, а это еще что?

– Пока ты не снял штаны и не начал дрочить от злорадства, разреши поделиться наблюдением.

Ася перевела взгляд на его отражение, с плохо скрываемым отвращением разглядывавшее крысиную кровь на простыне.

– М? – Саша едва отвлекся, не привыкший, чтобы она ему отвечала.

– Знаешь, что лучше всего маркирует закомплексованное чмо? Ты не умеешь останавливаться. Даже когда победил всухую, тебе мало. Нужно сплясать на останках, чтобы почувствовать себя чуть меньшим ничтожеством, чем обычно.

Он медленно перевел на нее рыбий взгляд.

– Все дело в том, что, когда ты поднимаешь хвост, дабы испустить тугую струю в сторону угрозы твоему самолюбию, ее может заткнуть только хороший пинок.

– Не понял?.. – нахмурился он, словно только что с ним заговорил неодушевленный предмет, вроде табуретки или посудомойки.

– Я не удивлена. Ты ж дебил. Тебе два на два в столбик умножать надо.

Слова вываливались изо рта черными сгустками, словно в них выплескивалась поселившаяся в ней темнота.

– Как же мне повезло не родить от такого кретина! Повесила б себе на шею еще одного слабоумного, для которого палить петарды в подъездах и сливать фоточки – пик работы межушного ганглия. Счастье, что организм догадался выкинуть твои ущербные гены.

Саша тупо моргал, приоткрыв рот. Не грозный, не страшный, не опасный. Очередной додик, которых она десятками банила в чате, предварительно потыкав палочкой. Ася спокойно смотрела, как в бледных глазах отражается понимание, как сжимаются кулаки. Смотрела и ничего не чувствовала, кроме распирающей изнутри пустоты.

– Ты решила характер показать? – придушенно спросил Саша, приближаясь.

– А что, посмотреть хочешь? Давай, пока время есть. Костя скоро придет, а мне еще постельное сменить.

Пальцы крючьями вцепились Асе в плечи, и Саша поднял ее на ноги. Глаза столкнулись с уродливой маской, которую вылепил гнев на его лице.

– Нет, Саш, тебе с нами нельзя, – пошептала она в побелевшие губы. – У тебя ж стоит через раз. И тебе стыдно, и нам неловко…

Тяжелая оплеуха ошпарила щеку. Внутри ревело и металось, ломилось наружу. Нити разрезали кожу, пропитывая кровью халат.

– Сука!

– Мамка твоя сука.

Второй оплеухой он рассек Асе обе губы.

– Заткни пасть!

– Заткну, когда буду ему отсасывать. Можешь остаться посмотреть. Кто то же должен тебе показать, как пользоваться членом, или что там у тебя…

Тычок в живот качнул ее, оборвав речь, и оставил в воздухе только разъяренное мужское сопение. Ася коротко вдохнула и повалилась на кровать. Нависнув над ней, Саша вдавливал руку глубже, с наслаждением всматриваясь в лицо, предвкушая, как на нем проступят боль и испуг. С таким выражением обычно смотрят на близкую к оргазму любовницу. Вот только вместо члена он всадил в нее нож и повел лезвием вверх, не дождавшись желаемых эмоций.

Натяжение, ставшее невыносимым, лопнуло. Ася облегченно прикрыла глаза, чувствуя, как пасть приготовилась к броску.

– Бедное больное животное, – сказала она и широко улыбнулась, демонстрируя ему кровавую пленку на зубах.

Сашу дернуло вниз. Он провалился по локоть, забавно вскрикнув, и воткнул левую руку рядом с Асиным плечом, пытаясь освободиться. Трепыхался, как муха, прилипшая лапкой к клейкой ленте, но не мог отвоевать ни сантиметра обратно.

– Что… – выдохнул он, дергаясь снова и снова. В глазах расплескалось недоумение, близкое к панике, и Ася поняла, каково это. Каково поедать тягучий, сладкий ужас, сочащийся из каждой его поры. Он мариновался в нем, как нежнейшее мясо – в пряном соусе, от вкуса которого рецепторы заходились в ликующем экстазе. Вкус, который способен воскресить и вознести в райские кущи.

– Отпусти! – Его голос сорвался, расщепился на истеричные нотки, и Ася расхохоталась, чувствуя, как зубки на стенках бездонной глотки взялись за дело, соскабливая плоть с его руки слой за слоем, волокно за волокном. Саша схватил ее за горло и вдавил, пытаясь вырваться, оторвать от себя, как пиявку.

Ася открыла рот, потянувшись к Сашиному лицу: в черном зеве металось скопище рвущихся наружу щупалец, готовых к броску. Взвизгнув, он отпустил шею, забившись, как зверь в капкане, и уперся коленями в кровать. Кровь прилила к вспотевшему лицу, раздула вены на шее. Он со стоном встал, подняв следом и Асю, ставшую продолжением его руки, оставив на смятом одеяле пояс халата.

Полы разошлись в стороны, приковав его взгляд к расщелине, разломавшей ее тело от груди до паха. Буро зеленая нить ползла, выскальзывая из отверстий по мере того, как щель раскрывалась все шире, продолжая вбирать и обгладывать его руку.

– Твоя работа, – прошептала Ася, наблюдая, как его начинает трясти. – Нравится? Ты ей нравишься.

Саша, забыв о боли, смотрел, как края разъезжались, и рывками набирал в грудь воздух. Щупальца брызнули из расщелины, словно разжатые пружины. Зависли, образовав над ним шевелящийся купол, хищно нацеливая острые кончики. Выпучив глаза, он смотрел на сотни плотоядных трубочек, открывая и закрывая рот.

– Они тебя перевоспитают, – ласково сказала Ася.

И он закричал.

Несколько десятков щупов немедленно ринулись на звук и набились в глотку, превращая вопль в задушенное мычание. Нити потоньше начали взбираться по полусъеденной руке, перетягивали, сжимали, хрустели сминаемыми костями. Саша застонал и упал на колени, давясь шевелящимся кляпом, стиснул челюсти, пытаясь их перекусить, но двух выдавленных зубов хватило, чтобы он сдался. Его выгнуло, едва не сложив пополам, когда щупы полезли глубже, проникая в желудок. Трубчатые тельца потемнели, заполняясь жидкостью, и по Асиному телу разлилось щекочущее тепло.

Его лицо превратилось в набрякшую кровью маску. Глаза вылезли из орбит, глядя на нее с отчаянной мольбой, но в Асиной душе ничего не шевельнулось, кроме отвращения. Хотелось поднять ногу и наступить, раздавить, как таракана. И она бы сделала это, если б не знала, что тем самым окажет ему услугу. Он отдаст ей весь свой страх, все отчаяние, каждую предсмертную конвульсию, каждый хрип. Отдаст ей ее жизнь. А потом сгинет во тьме.

Оставшиеся в стороне щупальца, крадучись, обвивали корчащееся тело, трепеща в предвкушении. Тугими кольцами они легли на грудную клетку. Послышался треск. Саша захрипел, надувая носом кровавые пузыри, и схватился за ее ногу, царапая кожу, но Ася не обратила на это внимания, растворяясь в восхитительном чувстве насыщения. Стенки пасти конвульсивно сокращались, пережевывая Сашину руку, висевшую чулком, новые и новые порции поступали по щупам из его внутренностей. Щупальца неспешно окольцовывали, сдавливали, крошили кости, рвали мышцы, превращая тело в однородный податливый фарш. Жизнь уйдет из него гораздо раньше того, как его уволокут в горячую пульсирующую яму, но даже помраченным рассудком Саша понимал, что с ним произойдет. Ася видела это на донышках стекленеющих глаз, когда упругие щупы обвились вокруг головы, и наклонилась, чтобы успеть попрощаться.

– Жил говном, в говно и превратишься.

С влажным хрустом череп лопнул и сложился внутрь.

* * *

Земля чавкала, встречаясь с лезвием лопаты. Ася скинула капюшон, подставив разгоряченное лицо под весеннюю морось. Капли наливались на ветках раскидистой ивы и с тихим шорохом падали вниз. Она всегда любила это дерево. Подходя к окну, каждый раз находила взглядом сначала его в скоплении яблонь, рябин и вишен. Длинные ветви сонно раскачивались, будто плавали в прозрачной воде.

Желтая куртка ярким пятном замелькала меж деревьев. Ася оперлась на черенок, положила подбородок на руки, выдыхая легкие облачка пара.

– Солнце светит, негры пашут, – усмехнулся Костя, хрустя мокрыми корочками снега под подошвами.

Она почувствовала, как рот разъезжается до ушей.

– Подождала бы, я б помог. Труп закапывала?

– В каком то смысле.

– Тем более нужно было меня подождать.

Он прищурился, изучая взглядом ее румяные щеки, растрепавшуюся густую копну волос, и поцокал языком.

– Ба! Какое преображение. Молодильных яблок объелась?

Ася отбросила лопату, переступила холмик и подошла к Косте вплотную. Обхватила руками и прижалась щекой к куртке, закрыв глаза. Помедлив, он обнял в ответ, ласково потрепав рыжие пряди на затылке.

– Что ты, матушка?

Мятное дыхание запуталось в волосах. Внутри царил абсолютный покой. Только заживающие отверстия от иглы немного побаливали. Когда нибудь Костя спросит, откуда они, как и бледный маленький шрам посредине, оставленный осколком стекла. Но не сегодня.

– Ничего. Мы идем гулять.

– Гулять? Собаку на улицу не выгонишь!

– Ты и не собака!

Смеясь и переругиваясь, они выбирались из сада. Всего раз Ася оглянулась через плечо на новую могилу Палтуса и улыбнулась, зная, что никто ее больше не потревожит.

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Денчик 17-06-2023 03:18

    За этот рассказ автора ушли из школы, где она работала учительницей?

    Учитываю...