DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ПРОКЛЯТИЕ ЗОВ МОГИЛЫ

Азиатская экзотика, шаманы и демоны

Паранормальные явления. Медиум / Rang Zong

Таиланд, Южная Корея, 2021

Жанр: ужасы, фэнтези

Режиссер: Банйонг Писантханакун

Сценарий: На Хон-джин и Банйонг Писантханакун

В ролях: Савани Утумма, Нариля Гулмонгколпеч, Сирани Янкиттикан, Ясака Чайсорн, Бунсонг Накпху, Аруни Ваттана

Похожие фильмы:

До российских экранов добрался редкий гость — корейско-тайский хоррор режиссера Банйонга Писантханакуна. Среди ценителей азиатских ужасов это имя достаточно известно — его фильмы, как минимум, запоминаются и оставляют после себя холодок. Среди работ режиссёра «Затвор», «Неразлучные», «Фобия» и «Фобия 2», короткометражка из небезызвестной «Азбуки смерти». Одно время Писантхнакун вдруг свернул с дороги ужасов и снял несколько комедий-мелодрам, впрочем, тепло принятых в Таиланде. Однако, как ни пытайся спрятать свою страсть, рано или поздно она прорвется. В конце концов он вернулся к хоррору и снял «Паранормальные явления. Медиум».

Стоит сразу заметить, что к тем самым «Паранормальным явлениям» картина не имеет никакого отношения. Российские прокатчики-дистрибьюторы просто решили сыграть на известном бренде, чтобы привлечь больше внимания к фильму. Собственно, ничего нового — понятный ход. Однако поклонников франшизы это может здорово разочаровать, потому что они получат совсем не то, что ожидают.

«Медиум» снят как мокьюментари и фаунд футадж. Некогда популярный, сегодня этот жанр уже немного поскрипывает на зубах и не всегда вызывает желание к просмотру. Писантхнакун здесь использует все, что обычно можно увидеть в подобном кино: скрытая камера, вставки с текстом, ночная съемка, интервью, тряска и падение под удачными углами. Казалось бы, штамп на штампе. Но у Писантхнакуна это работает, «Медиум» смотреть действительно интересно. Он затягивает в свое неторопливое повествование и умело ведет к безумному финалу. Это тщательно продуманный слоубернер, поделенный на две части.

Первая — знакомство с героями, подробное описание их взаимоотношений друг с другом, рассказ об их прошлом. Повествование идет неспешно, раскрывая главных персонажей то с одной стороны, то с другой. Может даже показаться, что деталей слишком много — они как будто уводят в сторону от заявленного жанра, и хоррор превращается в семейную драму. Однако все это не просто так: ко второй части зритель подходит подготовленным и настолько приближенным к семье, что не возникает ни одного вопроса, почему тот или иной герой поступил именно так, а не иначе.

Заключительная часть фильма пролетает стремительно, обрушивая с экрана все прелести ужасов и безумия. Финал затягивает в водоворот событий, обескураживает и опустошает.

Сюжет фильма довольно простой и предсказуемый — по крайней мере, его первая часть. Группа документалистов приезжает в одно из поселений Таиланда, чтобы снять фильм о потомственной шаманке Ним (Савани Утумма). По женской линии в ее семье передается дар — так они это называют. Телом будущей шаманки завладевает родовой дух богини Ба-Йянг, и на плечи женщины ложится обязанность защищать деревню и лечить жителей от ментальных недугов.

Поначалу съемки проходят вполне обычно — интервью, шутки, повседневность. Однако во время поездки на похороны мужа старшей сестры шаманки Ной (Сирани Янкиттикан) Ним замечает, что ее племянница Минк (Нариля Гулмонгколпеч) ведет себя странно. По всем признакам и симптомам выходит, что дух Ба-Йянг решил переселиться в нее. Ним к этому готова, но ее смущает агрессия в девушке, которой быть не должно. Она начинает подозревать, что телом и духом племянницы пытается завладеть нечто другое — злое, древнее, страшное.

В «Медиуме» привлекательные персонажи — в плане того, что они выглядят настолько простыми и реалистичными, что в какой-то момент может показаться, что действительно смотришь документальный фильм.

Ним разрушает привычные представления о шаманах, согласно которым, например, во время ритуалов они танцуют «танцы с бубнами», трясутся и устраивают пугающие зрелища. Когда Ним спрашивают об этом, она смеется и говорит, что ей это не нужно. Другой шаман, который появляется по ходу действия, Санти (Бунсонг Накпху) — представитель как раз-таки стереотипов, однако оставшись наедине с Ним и съемочной группой, он устало разводит руками и улыбается, объясняя, что так он зарабатывает на жизнь.

Чем глубже зритель погружается в одержимость Минк,тем больше перед ним раскрывается подробностей жизни Ним: юношеские мечты, любимые занятия — и становится понятно самое главное: как и почему именно она стала шаманкой, хотя эту роль должна была взять на себя ее старшая сестра Ной.

К Ним проникаешься искренней симпатией и жалостью, потому что внезапно понимаешь: несмотря на то, что женщина смирилась и приняла свою судьбу, она несчастна. Ее душу разрывает сомнение, которое стало одним из лейтмотивов фильма: а Ба-Йянг ли, в которую она так верит, завладела ее телом? А что, если она впустила в себя что-то другое и все разговоры про родовую богиню лишь сказки? В одной из сцен Ним признается, что на самом деле не уверена в этом и не знает, где правда. Там сильнее бьет этот эпизод, что стоит на своем месте — после всех событий картины.

Если Ним и отчасти Санти выступают в фильме как представители добра, то Минк — это чистое зло. Оно проявляется потихоньку, шажок за шажком. Кто-то его просто не видит, кто-то не хочет видеть, а потому закрывает глаза на то, что происходит с девушкой. Кто-то видит, но нарочно ничего не делает, предпочитая наблюдать со стороны. Кто-то предпринимает шаги, чтобы уничтожить зло на корню, но слишком рациональные родственники пресекают эти попытки. Тогда тьма, безнаказанная и поощряемая, начинает расти и отравлять все вокруг.

С Минк связаны все самые жуткие сцены, от которых нервно вжимаешься в кресло и ежишься от каждого внезапного шороха. Достигается это без каких-либо спецэффектов или внезапностей. Это исключительно заслуга актрисы и ее игры лицом. Застывшая в оскале полуулыбка, снятая в зеленом свете ночной съемки, может напугать куда больше выскочившего из-за угла монстра. И если во втором случае, испугавшись, ты, возможно, выматерился и успокоился, то в первом страх превращается в яд, который медленно расползается по телу холодом и мурашками.

Поначалу состояние Минк похоже на болезнь. Собственно, герои фильма так это и воспринимают — жалеют ее, беспокоятся, таскают по врачам и целителям. Когда же становится очевидным, что она все-таки одержима, начинается классическая история про экзорцизм с тайским колоритом: тут и запирание в комнате, и привязывание к кровати, и меняющийся голос Минк, сообщающий Ним правду о сестре, которую она не должна была знать, и ритуалы изгнания. Но, как это часто бывает в кино и еще чаще в жизни, герои замечают зло слишком поздно, и чтобы спастись от него, нужно действовать радикально. А вот поможет ли это — вопрос.

Остальные герои — сестра Ним Ной, их брат Монит (Ясака Чайсорн) и его жена Панг (Аруни Ваттана) — здесь скорее для кучности, нежели для продвижения сюжета, и вызывают много вопросов. Совсем непонятно, почему Ной так против, чтобы Минк становилась шаманкой, да и сама в свое время отреклась от богини. Глядя на Ним и ее тихую и спокойную жизнь, нельзя подумать, что это что-то плохое. Однако шаманство, видимо, несет в себе какие-то ограничения и неудобства, о которых создатели забыли упомянуть.

Эти три персонажа постоянно нарушают правила, из-за которых все летит в тартарары. Именно ими, как самыми слабыми, зло манипулирует и играет, заставляя их совершать абсолютно глупые поступки, которые сложно логически объяснить — например, то, что они спокойно остаются спать в одном доме с одержимой злым духом Минк и при этом даже не запирают ее в комнате и не запираются сами. Во время ритуала изгнания духа из девушки они оставляют рядом с ней Панг с младенцем и одним лишь помощником монаха. Ной пытается докричаться до Минк, видя, что в ней уже не осталось ничего человеческого, вместо того чтобы бежать от нее со всех ног.

«Паранормальные явления. Медиум» — фильм очень атмосферный и колоритный. Он не был бы и вполовину таким пугающим, если бы соьытия развивались в большом городе. Здесь же место действия — небольшая тайская деревенька, окруженная экзотическими лесами, где прячется древнее святилище со статуей Ба-Йянг. В картине в деталях показано несколько ритуалов, характерных для тайских жителей — погребение, принятие, изгнание и запечатывание духов, служение богине. На этом самобытном фоне, среди людей, которые действительно во все это верят, страшные события, происходящие с героями, выглядят пугающе реалистичными и естественными. Злые демоны, богини, зомби уже не кажутся чем-то книжным и несуществующим. Напротив, они становятся частью реальности зрителя — по меньшей мере на два с небольшим часа.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)