DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

НЕ ГОВОРИ НИКОМУ

Биопанк и экотерроризм

Преступления будущего / Crime of the Future

Канада, Великобритания, Греция, 2022

Жанр: фантастика, триллер

Режиссер: Дэвид Кроненберг

Сценарий: Дэвид Кроненберг

В ролях: Вигго Мортенсен, Леа Сейду, Кристен Стюарт, Лихи Корновски, Скотт Спидман, Дон МакКеллар, Нада Литц, Таная Битти, Михалис Валашоглу, Велкетт Бунге

Похожие фильмы:

  • «Экзистенция» (1999)
  • «Помутнение» (2006)
  • «Лобстер» (2015)

Дэвид Кроненберг — личность, безо всякого сомнения, выдающаяся и знаковая в современном кинематографе. Канадский режиссер и сценарист уже давным-давно вписал свое имя в скрижали культурной истории, настолько, что оно стало нарицательным для отвратительных монстров в мультсериале «Рик и Морти». Сделано это было с целью уважить успехи творца на ниве боди-хоррора, специфического поджанра ужасов, коему тот отдавался целиком и полностью в начале карьеры и немножко в середине. «Судороги», «Выводок», «Сканнеры», «Видеодром», «Экзистенция» — все эти фильмы в той или иной степени посвящены омерзительным метаморфозам человеческого тела. А уж экранизация «Мухи» и вовсе вошла в анналы классики научной фантастики и подарила черепашкам-ниндзя противника в лице доктора Бакстера Стокмана.

В начале нулевых Кроненберг отошел от прямолинейного показа физического уродства к углубленному изучению темных девиаций души. Он то снимает криминальные триллеры, в которых отпетые головорезы занимаются преступлениями различной степени чудовищности («Оправданная жестокость», «Порок на экспорт»), то погружается в дебри психоанализа и психиатрических проблем («Паук», «Опасный метод», «Космополис», «Звездная карта»). В 2014 году режиссер берет творческий отпуск на долгих восемь лет, но в 2021-м заканчивает новый сценарий и приступает к съемкам «Преступлений будущего». Фильм является ремейком его ранней короткометражки и возвращает мастера к ставшей фирменной теме боди-хоррора.

По сюжету в недалеком будущем человечество настигла эпидемия «синдрома ускоренной эволюции». У всех людей растут различные опухоли, мутирующие в новые органы и изменяющие деятельность организма. Одними из повсеместно распространенных симптомов стала практически полная невосприимчивость к физической боли и вирусным инфекциям. Но правительство опасается, что хаотичные частные мутации рано или поздно приведут к возникновению устойчивых изменений, которые начнут передаваться потомству, что приведет к изменению рода человеческого. Для предупреждения такого исхода существует «Новая полиция нравов» и Центр регистрации органов, которым противостоят биотеррористы, считающие, что их опухоли — это закономерный и обязательный виток эволюции.

Главный герой Сол в исполнении Вигго Мортенсена обладает удивительным даже на фоне творящегося безумия даром — он умеет отращивать органы раз за разом, каждый раз новые. Разумеется, их появление и рост сопряжены с рядом физиологических неудобств: смещение внутренних органов, забытое большинством чувство боли, проблемы с функциональностью респираторной и пищеварительной систем. Чтобы выжить в таких условиях, герою необходима помощь специальных биомеханических девайсов — спать приходится в особой кровати, а чтобы поесть, необходимо забираться на странный стул, будто собранный Хансом Гигером из ошметков реквизита со съемок «Чужого».

Чтобы поддерживать девайсы в рабочем состоянии, протагонист выступает со специфическим перформансом — он ложится под хирургический нож, и помощник на глазах любопытных зевак удаляет новообразовавшиеся органы. Актуальное искусство делает Сола своеобразной звездой, к которой обращается один из биотеррористов — он просит провести вскрытие его сына. Дело в том, что адепты неминуемой эволюции хирургическим путем имплантируют себе мутировавшие органы, чтобы перестроить пищеварительный тракт под употребление пластика и синтетики — во славу борьбы с загрязнением. А сынишка, убитый мамашей в самом начале фильма, уже родился с врожденными способностями жрать химию за пределами чипсов и лапши быстрого приготовления. Грядущее выступление также привлекает внимание спецслужб.

Кино можно условно разделить на две составные части: театральную, посвященную тем самым перформансам с операциями наживую, и детективной, где расследуется дело биотеррористов и наследственной эволюции. Хоть обе части и связаны, но граница между ними радикально размыта, словно автор хотел снимать про первое, но, чтобы ввести некое подобие сюжета, пришлось добавлять и второе.

С представлениями все не так уж гладко. Во-первых, тут слишком мало откровенной чернухи, свойственной раннему Кроненбергу. Фанаты негодуют. Во-вторых, слишком уж настойчиво и прямолинейно персонажи выражают прямым текстом запредельную «красоту» данного действа. Возникает подозрение, что автор схалтурил и решил проговорить в лоб, чтобы не стараться. Мол, либо принимайте правила игры без вопросов, либо выметайтесь вон, здесь вам не рады, вы просто не шарите за искусство — появление детектива Коупа буквально обыгрывает данное мнение в одной сцене. В-третьих, для непритязательного зрителя художественная ценность оных перформансов стремится к нулю. На примере одной растиражированной в трейлере сцены можно сказать, что, с одной стороны, какой-то мужик в некрасивом гриме нелепо дергается под спорного качества музыку, а с другой — художник перформанса передает чувственный опыт, недостижимый обывателями, посредством танца. Ситуации добавляет иронии реплика эпизодического персонажа о том, что дополнительные уши на теле все равно ничего не слышат и, по сути, лишь бесполезное украшение.

Детективная история в плане драматургии более четкая, но слишком размыта по артхаусному пространству хронометража. В ней можно углядеть своеобразную тоску и страх условного человечества перед приходом нового витка эволюции, который сместит людей с трона «царя природы». Подобные аллюзии можно углядеть в «Жуке в муравейнике» братьев Стругацких или в «Городе» Клиффорда Саймака. Режиссеру удалось уловить этот депрессивный нерв классической фантастики, боящейся будущего, и даже выразить его в интерьерах, будто пришедших из какого-нибудь треша вроде «Немезиды» Альберта Пьюна, только заснятых в 4k-разрешении. Но все-таки этого мало на фоне творящегося высказывания на тему творческой девиации.

В сухом остатке «Преступления будущего» порадуют тех поклонников режиссера, кто познакомился с ним через ранние работы, а не творчество двухтысячных. Но если уж совсем честно, что хочется сделать после просмотра, так это пожелать Кроненбергу отрастить, подобно персонажам картины, яйца и заснять уже свою версию «Восставших из ада» — там эта эстетика пыточного порно будет не просто к месту, но и логично обусловлена как центрообразующая тема.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)