DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ЗЛОFEST

Дизайн Волшебных Механизмов: Интервью с художником Андреем Ферезом

Знакомы ли вы с работами Андрея Фереза? Для тех, кто заходил в книжный магазин хотя бы раз за последние двадцать лет, это риторический вопрос. Андрей — один из самых востребованных художников в русском книгоиздании, создавший дизайн множества популярных серий и бесчисленное количество иллюстраций к обложкам книг самых разных писателей: от Стивена Кинга и Нила Геймана до Бориса Акунина и Сергея Лукьяненко. Мы поговорили с Андреем о роли «бумажных» книг в цифровую эпоху, создании иллюстраций для разных изданий одного и того же произведения, дрессированных мышах и многом другом.

Андрей, в прошлый раз DARKER брал у Вас интервью 12 лет назад. С тех пор книжный рынок претерпел множество существенных изменений. Расскажите, что поменялось в Вашей профессии за эти годы?

Книжный рынок удивительно стабилен в своем умирании. Мне даже кажется, что многолетняя стагнация пошла на пользу профессиональному сообществу. Для зарабатывания денег книжные профессии стали непригодны, поэтому в книгах остались в основном люди, которые действительно любят свою работу.

Несмотря на сложности с поставкой бумаги, дороговизну производства и вынужденное сокращение тиражей, создается впечатление, что богато иллюстрированных книг на полках российских книжных магазинов становится не меньше, а больше. Как Вы думаете, с чем это связано?

В наше время книга перестала быть ценным хранилищем знаний, историй, памяти. Она отдала эту тяжелую работу интернету.

Думаю, сейчас книги по большей части востребованы в двух качествах.

Во-первых, как покетбук или недорогой переплет с простенькой бумагой, броский, с большими шрифтами на обложке, доступный по цене. Такую книгу можно мять, оставить в кафе, делать пометки на полях, отрывать кусочки страниц. Ее не жалко потерять или выбросить в мусор, если в корне не согласен с автором. Я уверен, что такие книги все еще нужны нам, чтобы быть частью повседневности. Хорошим примером подобного рода изданий служит серия «Эксклюзивная классика», дизайн для которой я придумал лет десять назад, а она все еще живет и нравится людям.

Во-вторых, это книга важная, священная, книга как часть культа. Она обязательно должна быть красивой, иллюстрированной. И самое главное — она должна делать читателя соучастником больших историй, которые в нее вложены. Обладая таким по сути своей артефактом, человек становится причастным к заключенному в нем большому миру идей и важных историй. Думаю, приобретая такую книгу, мы тем самым в том числе выражаем свою признательность автору.

Такую книгу ни в коем случае нельзя издавать дешево, вульгарно, крупные шрифты и кричащие слоганы ей вредны. Она должна быть хороша даже на ощупь. Мне кажется, вы спрашиваете меня именно об этих книгах.

Возможно, их действительно становится больше. Если так, то издатели отвечают на существующий читательский запрос.

Расскажите, с чего началось Ваше увлечение рисованием?

В детстве родители купили мне карандаши, а потом не знали, что сделать, чтобы я перестал рисовать на всех поверхностях, до которых способен был дотянуться. Пришлось им отдать меня в художественную школу. На самом деле все это было так давно, что мне кажется, я был художником всегда.

Больше всего Вы известны как создатель иллюстраций на обложках. Как Вы к этому пришли? Часто ли к Вам обращаются с просьбой нарисовать внутренние иллюстрации для книги и интересна ли Вам такая работа?

Я очень хотел заниматься именно иллюстрацией. Однако так сложилось, что после училища, это были 90-е годы в Ростове-на-Дону, судьба подкинула мне другие перспективы. Я много лет занимался дизайном, изучал компьютерные программы, был очень увлечен этим (и увлечен до сих пор, сейчас изучаю «BLENDER»), но именно рисовального навыка на компьютере у меня не было. Рисовать на бумаге, на холсте я умел после училища, но мне это было совсем не интересно. Первое время я сотрудничал с издательствами именно как дизайнер, и впоследствии как главный художник, управляющий дизайн-студией. Лет пятнадцать назад я понял, что хочу заниматься именно цифровой иллюстрацией, и начал развивать свои навыки, чем и занят по сей день. В моем случае это синтез традиционных умений, современных подходов и технологий и многолетнего опыта работы в разных издательствах. Словом, как-то так само собой получилось.

Что касается внутренних иллюстраций, то почему бы и нет. Не вижу никаких препятствий, кроме недостатка времени.

Вы нередко возвращаетесь к одной книге дважды. Например, совсем скоро в издательстве «АСТ Mainstream» выходит «Коралина» Нила Геймана, к которой Вы уже создавали обложку ранее. Как Вы подступаетесь к произведению, с которым работали в прошлом? Используете ли старые наработки или, наоборот, задаетесь целью создать нечто совершенно новое?

Мне нравится возвращаться к некоторым особенным историям, увидеть их по-новому, под другим углом. Это происходит естественно и не требует каких-то специальных усилий. Так вот сейчас я перечитывал Геймана. И оказалось, что 10 лет назад я читал как будто какие-то другие книги. Больше всего меня удивил «Океан в конце дороги». Раньше мне казалось, что это детская книга, которую не скучно читать родителям, а сейчас я прочел огромный важный текст про себя самого. Так что мое восприятие с годами меняется, и потому иллюстрации становятся другими.

Можно ли считать мышку, играющую на банджо на обложке новой «Коралины», отсылкой к центральной фигуре Вашей прежней обложки к этой сказке?

Можно, конечно. Дрессированные мыши в этой истории очень важны. По ходу повествования мы их не встречаем, Коралина их не видит, мы узнаем, что они существуют, только через рассказ о них. Как, например, ангелы в христианской культуре, про которых все время говорят, но никто их не видел.

Еще один «узкофанатский» вопрос: суперобложка романа «Северное сияние» Филипа Пулмана, над которой Вы работали, разворачивается в схему главного макгаффина истории, прибора алетиометра, вместе с таблицей его значений. Это делает издание по-настоящему уникальным. Расскажите, как происходила работа над этой схемой?

Идею с алетиометром придумал Сергей Тишков, который тогда возглавлял импринт издательства «АСТ Мейнстрим». Для меня все началось с самого компаса. Вдохновляясь изображениями викторианских карманных часов и компасов, я долго придумывал, как он будет выглядеть. Сделал достаточно подробную 3D-модель. Именно она стоит на постере. По сути, я поработал дизайнером волшебных механизмов и, кстати, почувствовал, что меня этому не учили и знаний у меня недостаточно. Вторым моим приключением было нарисовать для обложки издания горностая Пана так, чтобы он по стилю сочетался с условно фотореалистичной 3D-моделью. Ясно было, что с размашистым живописным стилем ничего не выйдет. Придется долго и вдумчиво рисовать каждую шерстинку на зверьке. И как-то в процессе я понял, что тут нужен золотой шрифт с орнаментом и что он будет хорошо сочетаться с золотым алетиометром.

Ваша супруга тоже художница, она, как и Вы, создает обложки для книг. Расскажите, как часто вы работаете вместе и как устроен ваш совместный творческий процесс?

Мы женаты пятнадцать лет, но только недавно начали делать проект, который можно назвать полностью совместным. Это книги Макса Фрая, для которых я делаю дизайн, а моя жена Катя рисует иллюстрации.

Что касается творческого процесса, мы работаем в разных комнатах, но постоянно ходим друг к другу в гости, обсуждаем идеи, какие-то детали, книги.

В последнее время большую популярность набирают иллюстрации, сгенерированные нейросетями. Очень многие из них больше всего напоминают произведения художников-сюрреалистов, хотя сюрреализм — жанр, глубже других укорененный в человеческой фантазии, в подсознательном, куда у ИИ по определению нет доступа. Как Вы думаете, за счет чего создается такой эффект? И как Вы относитесь к использованию нейросетевых изображений в книжной иллюстрации?

Мне кажется, что продукт нейросети — это механическая компиляция труда огромного количества художников и фотографов. Этот странный сюрреалистический эффект как раз и возникает из-за непонимания человеческой логики и эмоциональности, отсутствия контекста и системы ассоциаций. К тому же не стоит забывать про тот факт, что за отбор для публикации отвечают все-таки люди, которые из массы сгенерированной руды отбирают что-то более или менее похожее на алмазы.

Использовать нейросети обязательно будут. Такова новая реальность, и в ней надо жить. Думаю, нейросети окажут большое влияние, как-то нас изменят. В свое время, когда художники начали использовать компьютеры, их тоже сильно демонизировали. Говорили, что они уничтожат настоящее искусство, убьют профессию и т.д. Я регулярно что-то подобное слышал. И по-прежнему существует множество художников, которые по старинке работают руками, без компа, и прекрасно себя чувствуют.

Думаю, что-то похожее произойдет и с нейросетями. Еще один инструмент, который подойдет не всем. Кого-то оттолкнет, а для других, наоборот, откроет дорогу к творчеству.

Сам я спешить с использованием сетей не буду. Мне нравится все делать самому.

Как часто Вы читаете книги «для себя»? Изменились ли Ваши читательские предпочтения за последние годы?

Не особо изменились. Я по-прежнему безумно люблю все книги Стругацких, Марины и Сергея Дяченко, Харуки Мураками. С радостью перечитываю по второму разу Кинга и Геймана.

В чем, помимо живописи и литературы, черпаете вдохновение? Следите ли за новинками кино?

Пишу дилетантскую музыку и увлеченно играю на гитаре.

Кино сейчас почти не смотрю. Мне кажется, в кино сейчас какой-то кризис, как-то все стало очень предсказуемо и шаблонно.

Почти все Ваши иллюстрации фантастичны, даже те, которые созданы для книг, не содержащих фантастических элементов. Как Вам удается сохранять свежесть восприятия и раз за разом открывать новое в рамках одного жанра?

Я эгоистично стараюсь получить максимум удовольствия от процесса и сделать иллюстрацию, которая будет нравиться мне самому. Если допустить, что при этом я действительно «открываю что-то новое в рамках жанра», то это побочный эффект, специально я для этого ничего не делаю.

Какой совет Вы можете дать молодым российским художникам, которые хотят работать в книжной индустрии?

Не пытайтесь зарабатывать деньги в книжной индустрии, это глупо и ведет к выгоранию. Если уж вас туда занесло, получайте максимум удовольствия, потому что это по-настоящему увлекательное занятие.

Не планируете ли написать и проиллюстрировать собственную книгу? Или, возможно, комикс?

Да, хочу, конечно, сделать иллюстрированную книгу, свою оригинальную историю. Медленно работаю над ней. Времени катастрофически не хватает на то, чтобы воплотить все мои планы. Тем более что я существую в плотном издательском графике.

В этом году у Вас юбилей, Вам исполнилось 50 лет. Чего поклонникам Вашего творчества ожидать в будущем? Собираетесь ли пробовать себя в новых форматах и жанрах?

Собираюсь, да. Мне кажется, важно пробовать новое, учиться, осваивать неизведанные территории, увлекаться. Чего ждать в будущем? Сложно сказать. Надеюсь, мне удастся удивить себя самого.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)