DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ТЕХАССКАЯ РЕЗНЯ БЕНЗОПИЛОЙ

Мария Синенко «Лампы»

Соня перетащила коробку ближе к столу и присела на корточки, сжимая канцелярский нож. Помедлила, утерла со лба пот. Коробка с люстрой не была тяжелой, но ремонт отнял почти все силы. И моральные, и физические. Начиная от выбора штор в тон обоям и заканчивая миллиардом мелких дел, в которых, по мнению Сони, женщина вообще разбираться не должна.

Тем не менее переезд от родителей радовал перспективами. В конце концов, не маленькая — двадцать пять годиков как-никак. На семейном совете решили, что квартиру умершей бабушки выгоднее не сдавать, а отдать в распоряжение Сони.

И Соню накрыл ремонт. Постоянного кавалера у нее не было, родители помогали деньгами, и грузить их обилием бытовых мелочей Соня не хотела. Самостоятельная жизнь начинается с самостоятельного ремонта. Конечно, основной объем выполнили нанятые рабочие, но после них оставалась еще целая куча дел: повесить люстры и полки, шкафчик в ванной… То, с чем не справиться хрупкой девушке (слишком хрупкой высокая и жилистая Соня себя не считала, но на некоторые вещи банально не хватало физической силы). она подумывала переложить на плечи Андрея — симпатичного коллеги. Тот давно на нее засматривается, почему бы и не предоставить ему два шанса одновременно: на то, чтобы проявить свои мужские умения, и на более близкое знакомство (под которым Соня предполагала совместное чаепитие, а там уж как карта ляжет).

Доверить Андрею люстры она бы не решилась, все-таки тут нужен электрик. Но до его прихода нужно было как минимум проверить отсутствие разбитых плафонов. Соня сделала заказ по интернету, и при доставке посмотреть не удалось: курьер оказался настолько нервным и неприятным, что Соня плюнула, понадеявшись на удачу. Сейчас она с трепетом открывала коробку, боясь увидеть разбитое стекло.

Нет, обошлось. Из слоев упаковочной пленки выглядывала красивая вещь: изящные изгибы крашенного в зеленое металла, ярко-оранжевые цветочки на подобиях стебельков. Рядом, в углублениях пенопласта, три матовых белых плафона в виде крупных цветов. Соня осторожно достала из коробки сначала основание люстры, потом плафоны вместе с пенопластом, водрузила на стол. Глянула в опустевшую коробку — в ней, среди остатков пупырчатой пленки, лежало нечто, плотно завернутое в коричневую крафтовую бумагу.

Соня вынула находку, положила на край стола и аккуратно развернула. Внутри оказался сюрприз: три лампочки со стандартным цоколем, очевидно светодиодные. Кроме цоколя, в лампах не было ничего стандартного — довольно крупные, вытянутой формы, они были похожи на елочные игрушки или плоды неизвестного дерева. Непрозрачные, на вид из матового стекла, на ощупь они больше напоминали шершавую древесину. Замысловато раскрашены по спирали, как новогодние леденцы, только не в красно-белой, а в бежево-зеленой гамме. Каждая лампочка сужалась к концу, образовывая изящный завиток.

Соня озадаченно хмыкнула. Лампочки в комплект не входили. Заказ она делала в «Леруа Мерлен» и ничего подобного не ожидала. Впрочем, повода для беспокойства вроде как не было — к люстре подойдут идеально. Правда, непонятно, как они будут светить. Пожав плечами, Соня отложила лампочки в сторону и принялась за следующую коробку.

***

Вечером следующего дня, проводив электрика, Соня заварила кофе и уселась в кресло. День был утомительным, но продуктивным. Все люстры оказались целы, не считая недокомплекта: у той, которую она планировала повесить в коридоре, не хватало крепежного кольца для плафона. Связываться с «Леруа» по этому поводу показалось Соне слишком эмоционально затратным делом, и потому она просто забежала в хозяйственный по дороге с работы.

Рабочий день тоже оказался удачным. Соня трудилась в бухгалтерии небольшой фирмы, занимающейся продажей увлажнителей воздуха. Закончив с ежедневным оборотом бумаг, она заглянула к менеджерам в соседний отдел, повидать Андрея. К ее радости, он с энтузиазмом согласился помочь с полками и шкафчиком в ванной. Они условились, что Андрей заедет в воскресенье, если Соне удастся купить в субботу необходимую фурнитуру.

Сейчас была пятница — и Соня планировала хорошенько отдохнуть. Электрик из платного отделения ЖЭКа оказался чудаковатым, но толковым, без проблем повесил люстры за смехотворную сумму.

Закончив с коридором и комнатой, Соня перетащила стремянку на кухню и достала из ящика комода необычные лампы. Вкрутила, щелкнула выключателем. Кухня осветилась на удивление ярким светом, несмотря на окраску ламп. Все вокруг стало зеленовато-бежевым. Красиво, но не слишком практично. С обоями в растительной гамме сочеталось отлично, но для готовки, пожалуй, света не хватит. Соня хмыкнула и щелкнула выключателем. Люстра погасла, но лампочки продолжили тускло светиться. Соня мысленно чертыхнулась, помянув электрика нехорошим словом. Но ведь он при ней проверил патроны обычной лампой накаливания— все работало как надо.

Соня досадливо включила и выключила люстру еще несколько раз, убедившись, что ничего не меняется. Призадумалась: кажется, подруга что-то говорила про подобный эффект от светодиодных ламп. Проверила в интернете: так и есть, некоторые светодиоды продолжают светиться в выключенной люстре, частая причина — выключатель с подсветкой. У Сони были как раз такие. Интернет вещал, что ничего страшного в этом нет, но ситуация Соню не устраивала: постоянный свет на кухне раздражал. Вздохнув, она выкрутила лампы и убрала их в кухонный шкаф, посетовав, что не взяла лампочек про запас. Завтра докупит, все равно нужно идти за крепежом для шкафчика в ванную.

Настроение немного испортилось, и Соня решила лечь пораньше. Приняла душ, почистила зубы и забралась в постель.

Заснуть не удавалось. Квартира, однушка в старой хрущевке, не могла похвастаться хорошей звукоизоляцией. Наверху топали соседи, с улицы доносился гвалт подвыпившей компании, которая с размахом отмечала пятничный вечер. Как назло, в ванной комнате начали свистеть трубы. Соня ворочалась в темноте, почти полной благодаря плотным блэкаут-шторам, и проклинала все на свете.

Внезапно с кухни раздался странный звук, напомнивший хруст яичной скорлупы. Соня нащупала лампу на тумбочке, включила. Закрытая дверь в кухню располагалась практически напротив кровати. Из-под двери пробивалось зеленоватое свечение.

«Проводка!» — эта мысль заставила Соню вскочить. Она распахнула дверь, щелкнула выключателем — свет не зажегся. Соня выругалась, вспомнив, что выкрутила лампочки. Застыла на пороге, озираясь. Свет струился через матовое стекло кухонного шкафчика, в который она убрала чудные лампы. После минутного колебания Соня сходила в комнату, включила на смартфоне фонарик и вернулась на кухню. Свечение исчезло. Соня подошла к шкафчику, открыла дверцу и посветила.

Лампы, лежащие на нижней полке, треснули, вокруг рассыпались мелкие кусочки стекла. В голову пришла ассоциация с яйцами, из которых вылупились цыплята. Соня протянула руку со смартфоном поближе и разглядела внутри треснувших ламп зеленоватую пыль, смешанную с чем-то похожим на древесную труху.

В этот момент в комнате за ее спиной раздался резкий хлопок, и свет погас. Соня вскрикнула и обернулась. В темноте, в районе прикроватной тумбочки, мелькала странная зеленоватая точка, как будто в квартиру залетел светлячок. Вот только светлячку в Москве в середине марта взяться было неоткуда. Кроме того, Соня сомневалась, что в природе существуют светлячки величиной с ее мизинец.

С колотящимся сердцем, выставив перед собой руку, сжимающую смартфон-фонарик, Соня осторожно двинулась в комнату. Направила фонарик на тумбочку, попутно пытаясь нащупать выключатель на стене. Луч света выхватил стоящую на тумбочке лампу, «светлячка» нигде не было. Выключатель наконец попался под руку, и под потолком вспыхнул свет.

Соня заозиралась, облизывая пересохшие губы. От легкого сквозняка колыхались шторы, со стороны окна слышались странное попискивание и треск, напоминающий стрекотание сверчков. Соня с опаской покосилась в сторону окна и подошла к прикроватной лампе. Взялась за плафон, чтобы проверить лампочку, и тут же отдернула руку: ее ощутимо ударило статическим разрядом.

Встряхнув рукой, она вновь потянулась к лампе, и тут под кроватью, в ящике для постельного белья, послышался сдавленный писк. Соня опустила взгляд. Помедлила, чувствуя, как нарастает беспокойство пополам с раздражением. За каких-то полчаса уютная квартирка превратилась во враждебную. Присев, Соня резко дернула на себя ящик. Он выехал до половины и застрял. На первый взгляд, ничего постороннего, аккуратные стопки постельного белья… Недолго думая, Соня засунула руку в ящик, чтобы проверить стопки у задней стенки.

Указательный палец обожгло острой болью. Вскрикнув, Соня выдернула из ящика руку, попутно стукнувшись костяшками об основание кровати. Поднесла к глазам, ошарашено глядя на прокушенный палец. На коже виднелся ряд аккуратных дырочек, из которых обильно лилась кровь, пачкая домашнюю одежду и ламинат.

Плача от боли и бессилия, Соня пинком захлопнула ящик и пошла в ванную, баюкая поврежденную руку. Почти не придала значения тому, что выключатель ударил током. Освещение работало странно: вместо привычного белого света точечных светодиодов ванная осветилась тусклым желтым сиянием, как от старой лампы накаливания.

Соня открыла кран, сунула кисть под струю холодной воды. В голове метались бессвязные мысли: «Что это было? Мышь? Мышь на четвертом этаже в двадцать первом веке? А если не мышь, то?..» В голову ничего не приходило.

Продолжая всхлипывать, Соня закрыла кран, промокнула руку полотенцем, оставляя на нем кровавые пятнышки, и поднесла палец к глазам. Рана выглядела скверно: глубокие дырочки шли ровным полукружием, центр которого пришелся практически точно на сгиб. Кровотечение замедлилось, но не сильно: ранки набухали кровью. Кожа вокруг укуса приобрела болезненный бледный цвет.

Соня пыталась припомнить, есть ли у нее перекись и бинт. Кажется, что-то было в одном из кухонных шкафов — специальное место для аптечки она пока не организовала. Прижав раненую руку к груди, она проковыляла на кухню.

За спиной внезапно включился телевизор. До Сони донесся закадровый смех — какое-то старое шоу. Смех тут же затих, неприятно исказившись, и телевизор погас.

Сглатывая слезы, чувствуя подступающую панику, Соня открывала шкафчики, напрочь забыв, куда что положила. В одном из шкафов наткнулась на осколки ламп, про которые также забыла. Сейчас разберется с рукой и выбросит, сейчас… Наконец, выдвинув один из нижних ящиков, наткнулась на начатую упаковку бинтов. В холодильнике обнаружился пузырек хлоргексидина. Она кое-как обработала рану, забинтовала, выдохнула. Обернулась, замерла, оглядывая квартиру.

Все затихло. Никаких посторонних звуков. Соня глубоко дышала, пытаясь понять, что делать дальше. «По-хорошему, рану надо показать врачу, но куда сунуться посреди ночи? В травмпункт? Или с укусами не туда? И кто меня укусил? Придется делать уколы от бешенства?..»

Соня подумала о родителях. Может, позвонить? Родители жили на другом конце Москвы. Мать переполошится, захочет приехать. Отец скривится: дочь не выдержала и полгода. Близких подруг у Сони было мало, да и чем они помогут? Позвонить Андрею? Но что сказать? «Меня укусила какая-то хрень, пожалуйста, приезжай»? Не лучшее начало отношений…

Чувствуя себя донельзя одинокой и уязвимой, Соня решила начать с того, что может сделать прямо сейчас. Достала пакет для мусора из отделения под раковиной, тряпкой смела в него осколки ламп. Выбросила в ведро. Полагаясь только на левую руку, намочила половую тряпку, подошла к кровати, прислушалась. Под кроватью было тихо. Соня вытерла кровь на полу и на ящике, решив, что с пятнами на покрывале разберется позже. Немного подумав, передвинула тумбочку, загородив ящик.

Присела на кровать, окинула комнату настороженным взглядом. Шторы продолжали слегка колыхаться — видимо, из-за сквозняка. Надо бы закрыть форточку, но она нуждалась в свежем воздухе. В остальном — ни движения, ни звука.

Оставалось решить, что делать дальше. Руку болезненно дергало, надо бы все-таки показать врачу. Сейчас выходные, значит, придется идти к дежурному.

«Только куда?» Переехала она недавно, и где ближайшая поликлиника, не знала. Когда навещала бабушку, об этом не задумывалась. Впрочем, не проблема — найти поликлинику поможет вездесущий интернет.

«Но что делать прямо сейчас?» Соня решила, что нужно поспать, хотя перспектива лежать на кровати, из-под которой в любой момент может выскочить мышь (или кто-то еще, мелкий и кусачий), ее не прельщала, да и состояние было взвинченное. Но усталость взяла верх.

Соня задумчиво провела рукой по покрывалу и почувствовала, как волоски на руке встают дыбом. С электричеством в квартире творилась самая настоящая чертовщина. Может, электрик что-то повредил? Или дело в слишком сухом воздухе? Но ведь раньше такого не было! Ладно, в понедельник она возьмет со склада увлажнитель воздуха, благо этого добра на работе навалом, и ей, как сотруднику, полагается скидка. Но… но сухость воздуха и статическое электричество не объясняли самопроизвольное включение-выключение телевизора, игры освещения и то, почему треснули эти странные лампы… И что за хрень была у них внутри?

Соня тихонько застонала, обхватив голову руками, забралась в кровать и свернулась калачиком. Вопросов было слишком много, и ни на один она не находила рационального ответа. Постепенно она расслабилась и заснула, уже не заметив, что люстра погасла сама собой.

***

Соня проснулась совершенно разбитой. Из-за задернутых штор в комнате было темно, но из кухонной двери струился серый утренний свет. Рука адски болела. Дотянувшись до лампы на тумбочке, она щелкнула выключателем, посмотрела на кисть и вздрогнула: бинты насквозь пропитались зеленым гноем. Надо было срочно бежать к врачу.

Соня вскочила, вцепилась в смартфон, но тот не включался. Лихорадочно схватила шнур зарядного устройства, вскрикнула — разряд тока, который проскочил по руке, никак нельзя было назвать статическим.

Шторы начали колыхаться, Соня подошла к ним и резко раздвинула. Взгляд уперся в закрытую форточку. Соня перевела взгляд влево и завизжала.

На внутренней поверхности штор сидели твари. Три маленьких человечка размером с ее ладонь. С серой кожей, прозрачными крылышками, тоненькими вытянутыми лапками и головами, как у чудика из супергеройского фильма — кажется, его звали «Грут». Распластавшись по ткани, твари сверлили Соню черными злобными глазками, ощерившись тонкими иглами зубов. По их телам трескуче пробегали зеленые искры. В углу с потолка свисала внушительная гроздь зеленовато-серых шариков. Яйца. Гроздь цеплялась за шторы, ползла вниз.

Продолжая визжать, Соня тряхнула штору — гроздь оторвалась и упала на пол. Раздался мерзкий хруст. Яйца лопались, из них выползала мелкая гнусь. Серые человечки синхронно прыгнули на Соню. Один запутался в волосах, другой вцепился в щеку, третий вгрызся в шею.

Соня бросилась в коридор. Она визжала, пытаясь оторвать, стряхнуть, раздавить напавшую на нее мерзость. Одна из тварей пыталась выцарапать ей глаза. Вслепую добравшись до входной двери, Соня нащупала металлическую ручку — и мощный удар тока отшвырнул ее назад. Она врезалась спиной в стену, сползла по ней и, полулежа на полу, оглушенная, смертельно испуганная, из последних сил пыталась оторвать от лица злобную тварь. Невыносимо жгло шею. Тварь в волосах барахталась, выдирая целые пряди.

Внезапно пришла новая боль: голые ноги под тренировочными штанами начало печь, как будто по ним сновали отряды красных муравьев. Соня схватила изворотливую тварь, оторвала ее от лица и отшвырнула прочь. Тварь расправила крылышки и зависла в воздухе, паря над Соней.

Кровь из щеки и прокушенной шеи заливала грудь. Силы покидали Соню, но она заставила себя поднять руку к шее. Пальцы скользили, измазанные в крови, и мелкая дрянь вгрызалась глубже. Ноги горели в агонии. Соня скосила глаза вниз и увидела вереницу серо-зеленых созданий размером с крупного таракана, уменьшенных копий летающих тварей — выводок спешил забраться в штанины. Тельца переливались и искрили.

В квартире включился верхний свет. Заголосил телевизор. Погасли. Снова включились. Во входную дверь начали барабанить — помощь, соседи? — но новенькая металлическая дверь надежно защищала от проникновения.

Тварь, летающая над Соней, спикировала на ее лицо и вцепилась в правый глаз. На левый набросилась другая тварь, та, что до этого копалась в волосах. Свет погас, Соню накрыла тьма, пропитанная невыносимой болью. Последнее, что она почувствовала: что-то мелкое заползало в распахнутый кричащий рот.

***

Работники МЧС вскрыли дверь в квартиру. На узкой лестничной клетке толпились встревоженные соседи и полиция. Первому зашедшему в квартиру спасателю, совсем молодому парню, стало плохо, и его коллега оттеснил людей на площадку.

В коридоре распласталось бесформенное окровавленное тело, местами обглоданное до костей. От розового спортивного костюма остались лишь огрызки ткани. У трупа не было лица. Стены и пол были заляпаны кровью. На столе в комнате лежало пять светодиодных ламп, довольно необычных, но не представляющих интереса для следствия.

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Viscerae 25-04-2022 19:15

    О да, это классика — в квартире какая-то чупакабра, которая кусается? А ну его, лягу спать, завтра разберёмся! )

    Учитываю...