DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

НЕ ГОВОРИ НИКОМУ

Марш искателей: Мистика приключений

Мы много раз слышали историю возникновения самого первого фильма об Индиане Джонсе. Стивен Спилберг хотел снять новый фильм про Джеймса Бонда с Роджером Муром, а уже слегка подуставший от «Звездных войн» Джордж Лукас предложил ему свежую и оригинальную идею — взять и экранизировать старенькие приключенческие сериалы и палп-чтиво (вроде историй о Доке Сэвидже), только сделать это на самом высоком уровне качества. «Искателей утраченного ковчега» ждал настолько оглушительный кассовый и художественный успех, что даже сейчас франшиза о бравом авантюристе живее всех живых — в производстве находится пятая часть цикла.

И хотя фильмы про доктора Джонса в первую очередь ассоциируются с приключенческим жанром, в них полно и элементов из самых разных направлений кинематографа — мюзикла (вспомнить хотя бы вступительную сцену из «Храма судьбы»), мелодрамы, комедии, научной фантастики и даже откровенного b-movie. Не просто так в документалке «Спилберг» Форд подчеркивает, что эти фильмы рассчитаны в первую очередь на киноманов, их цель — дарить им радость. В этом смысле приключения Индианы Джонса являются безграничным полем для выдумки и творчества, ведь они сочетают в себе самые несочетаемые вещи.

Не меньшее влияние на франшизу оказали и хорроры. Ни для кого не секрет, что Спилберг сам снял и спродюсировал несколько фильмов ужасов, пускай и рассказанных через призму других жанров. Едва ли он мог не внести в новоиспеченных «Искателей утраченного ковчега» элемент сверхъестественного, который оказался фильму настолько сильно к лицу, что впоследствии создатели сериала неоднократно возвращались к мистике, сталкивая профессора археологии с угрозами не только реального, но и потустороннего характера…

Искатели утраченного ковчега

Дело не в возрасте, милая. Дело в пробеге.

Сюжет первого фильма крутится вокруг поисков библейского Ковчега Завета, хранящего в себе десять Заповедей, дарованных Моисею Богом на горе Синай. 1936 год — американская разведка докладывает Инди, как специалисту по древностям, что немецкое Аненербе обнаружило давно затерянный в песках город Танис, который, согласно легенде, был последним пристанищем легендарного ящика со скрижалями. Интересности начинаются уже здесь — Инди полунамеками дает понять, на что способна еврейская святыня, показывая довольно пугающую иллюстрацию ковчега в действии (в действительности ее создал специально для фильма иллюстратор Ральф Маккуорри, ответственный также за дизайн Чубакки и Дарта Вейдера). Он описывает его мощь как «гнев Господа» и проводит целый экскурс в историю ковчега и жезла Ра, с помощью которого можно выяснить точное месторасположение колодца душ, где и таится Ковчег. Вообще, у Инди на удивление неплохая оккультная подготовка, что редкость для археолога.

Если же обратиться к библейским источникам, то, например, в Книге Самуила и Книге Чисел сообщается о том, что одно лишь прикосновение к Ковчегу могло повлечь за собой смерть. Нельзя было пребывать вблизи ковчега слишком часто, нельзя было тревожить его без необходимости, даже элементарно посмотреть на ковчег было опасно. Тем не менее невообразимая сила сундука многократно выручала израильтян, оберегая их от опасностей (он же, согласно канону, играл решающую роль во взятии Иерихона и войнах израильтян). Вундервафля, короче. До сих пор факт существования Ковчега, впрочем, как и множества христианских реликвий, находится под вопросом. Хотя это вовсе не мешало разным церквям выставлять напоказ копии ковчега, а археологам-любителям вроде Рональда Уайетта присваивать себе легендарную находку. Впрочем, предполагается, что настоящий Ковчег хранится в специальной часовне, находящейся рядом со старой церковью Марии Сионской в Аксуме, в Эфиопии, однако лишь один-единственный монах, специально выбранный хранитель реликвии, имеет право смотреть на него. Научный свет Европы до сих пор ставит под сомнение перспективу начать полноценные поиски Ковчега. Что говорить, если сам доктор Джонс в начале «Искателей утраченного ковчега» апеллирует к тому, что не верит в «магию и суеверную чушь».

В общем-то, до самого финального акта вокруг Ковчега витает дух опасности: то ветер начнется, когда Инди просечет, что нацисты копают не в том месте, то разразится гром, когда бригада Саллаха обнаружит люк, скрывающий под собой колодец душ. Однако Инди это не останавливает — он одержим поисками Ковчега. Закономерно, как мы помним, в самом конце фильма французский археолог Беллок, своеобразный доппельгангер Инди, работающий на нацистов, берет его на слабо, из-за чего доктор Джонс в конце концов сдаётся. И благодаря его решению мы увидели один из самых впечатляющих спецэффектов своего времени — тот самый «гнев Господа». Разочарованные нацисты, обнаружившие внутри ковчега лишь песок, вскоре оказываются жертвами ангелов смерти. Погибают они довольно креативно и разнообразно — кого-то насквозь прожигают лучи света, у кого-то плавится лицо, а, например, у Беллока буквально взрывается голова (еще задумывался спецэффект с превращением нацистов в скелеты, но его решили оставить «на потом»).

Над визуальными эффектами для всех четырех фильмов работала известная голливудская студия «Industrial Light & Magic», основанная Джорджем Лукасом. Это сейчас куда легче реализовать спецэффект с помощью компьютерных технологий (впрочем, создатели франшизы это окончательно поняли к четвертой части), а тогда на площадке царило торжество креатива — оригинальная трилогия «Индианы Джонса» как раз во многом и прославилась за счет передовых практических эффектов. Взорвать голову Беллока оказалось достаточно просто: как обычно, сделали слепок лица актера, набили муляж мясом, после чего пустили в ход пиротехнику. Куда сложнее дался эффект плавления лица майора Тота — над ним работал VFX-специалист Крис Уолас. Он также сделал слепок лица актера, только на этот раз из воска и желатина, затем под ним расположил скульптуру черепа, после чего в течение десяти минут плавил все это дело горячим воздухом (при монтаже, разумеется, пришлось этот процесс ускорить, чтобы получился эффектный кадр). Даже сам Спилберг позже признавал, что обожает этот эффект, несмотря на всю его чрезвычайную кровавость. Уолас, с его слов, после премьеры «Искателей» стал получать множество звонков — «всем вдруг захотелось где-то кого-то расплавить».

Вообще, «Искатели утраченного ковчега» могут похвастаться довольно серьезным боди-каунтом — не считая обезьянки, аж 58 человек погибло в ходе истории (из них 11 Инди убил собственноручно, что как минимум не хуже результата среднестатистического слэшера того времени). И это при детсадовском возрастном рейтинге PG, подразумевающем лишь присутствие родителей во время просмотра! Вот настолько фильм крут!

В свое время было немало шуток, что доктор Джонс не играет особой роли в сюжете фильма, даже героиня «Теории большого взрыва» стебалась на эту тему, мол, нацисты все равно бы нашли ковчег, открыли его и все поумирали. Да только немаловажно, что вся серия фильмов прежде всего рассказывает про то, что никакие сокровища не заменят обычного человеческого счастья. Таким образом, например, «Искатели утраченного ковчега» заканчиваются «маленькой победой» Инди: герой уходит из кадра со своей возлюбленной, а Ковчег заколачивают в ящик военные и перевозят в самую глубь армейского склада, подальше от цивилизованного мира. Максим Епанчинцев, администратор крупнейшей неофициальной группы про Индиану Джонса в соцсети «ВКонтакте», отмечает:

«Будь Ковчег в руках что церковных чиновников, что правительства США, от этого мало что меняется — он просто хранится, и спасибо на том, что он хотя бы не уничтожен. Я интерпретирую тот факт, что Ковчег Завета ненадолго (и довольно-таки варварским образом) показался в «Королевстве хрустального черепа», как намек на то, что даже насильственное проникновение вражеских сил в место его упокоения не изменит его судьбу».

Во время съемок «Искателей утраченного ковчега» Спилберг и Лукас договорились, что если фильм будет ждать успех, то они замутят из всего этого дела трилогию. Результат мы помним.

Индиана Джонс и Храм судьбы

Удача и слава, малыш… Удача и слава.

Концепт «Храма судьбы» формировался Лукасом в куда более депрессивный период жизни — он только развелся с женой Марсией Лукас. Настроение одного из «отцов» франшизы неоднократно проявляется в долгожданном продолжении — даже от оригинального названия, «Temple of Doom» (буквальный перевод — «Храм рока»), веет какой-то безнадежностью. Критики и зрители сетовали на то, что картина получилась куда более мрачной, чем ее предшественник, однако, все же, она и не была очевидным претендентом на рейтинг R, т.к. в ней было полно откровенно мальчишеской буффонады и комедийных моментов. Вот и пришлось американской Ассоциации кинокомпаний выкручиваться и буквально выводить новый рейтинг PG-13, чтобы на фильм все-таки смогла сходить в кино и школота.

Довольно любопытно, что в центре основной сюжетной линии даже не стоит какой-либо артефакт — в данном случае не Инди находит приключение, а скорее приключение находит Инди. По сути, все события «Храма судьбы» происходят из-за того, что что-то пошло не по изначальному плану доктора Джонса. Это особенно забавно вспоминать в самом конце фильма — если бы Инди не попал впросак во время деловой встречи с китайским гангстером Лао Че, мир в итоге был бы захвачен таинственным культом Кали, богини смерти и разрушения.

Но все-таки формально макгаффин в фильме есть — это священные камни, дарованные верховным богом Шивой мудрецу Шанкаре для противостояния мировому злу. В индуистском лоре Шанкара действительно получил некие шива-лингамы, считающиеся символом божественной производящей силы. Да вот только камни в самом фильме не то, чтобы представляют для доктора Джонса самый большой интерес, хотя они определенно и играют ключевую роль в развязке. Инди не стремится захапать очередной артефакт в родной музей колледжа Барнетт. Для него в какой-то момент в центре всего становится гуманитарная миссия по освобождению детей из местной деревушки, взятых в рабство.

По большому счету, сиквел (технически это приквел, т.к. действие ленты происходит в 1935 году, но слова Инди из первого фильма о том, что он не верит в магическую чепуху, автоматически обесценивают этот факт) действительно ушел дальше в плане хоррорятинки — тут тебе и пугающие культисты, и бесконечное количество всеразличных насекомых и рептилий, и гротескное детское рабство, и даже совсем уж абстрактные сцены на грани комедии и ужаса. За пренебрежительное отношение к культуре и чрезмерное использование национальных стереотипов индийские цензоры обиделись на создателей и запретили фильм на территории Индии, сочтя его содержание оскорбительным и расистским. Особое возмущение вызвала знаменитая сцена ужина в дворце Панкот, которая вобрала в себя всевозможные клише об азиатской кухне. Гости махараджи буквально смакуют охлажденные обезьяньи мозги, змеиный «сюрприз», супы с глазными яблоками… Забавно, что в реальности большинство индийцев придерживается вегетарианского питания, посему подобный званый ужин не менее реален, чем выживание в холодильнике со свинцовой прослойкой во время ядерного взрыва. Впрочем, мы забегаем вперед…

Наверное, самым обидным для индийцев было то, как показали культ Кали. Пускай богиня смерти по индуистскому канону и выглядит довольно пугающе (гирлянда из черепов, пояс из отрубленных человеческих рук и т.д.), да и вообще гнев ее настолько страшен, что может привести к гибели всего мира, она все же широко почитается в Индии, в частности, в Бенгалии. Кали — далеко не покровительница мирового зла, как это было показано в фильме, а скорее защитница богов и сокрушительница демонов. Многоликая Богиня, символизирующая космическую силу вечного времени. И хотя индийцев, в целом, можно понять, стоит все же учесть, что все фильмы об Индиане Джонсе — это прежде всего легкое развлекательное приключение (мы же, например, не обиделись на откровенно карикатурную демонстрацию русских в «Королевстве хрустального черепа»).

Наверное, из всей индианиады, «Храм судьбы» — самая экспериментальная, спорная картина. Она не стремилась повторить формулу оригинала, но предлагала зрителям похожий экспириенс, только под соусом черной комедии. В ней было много контрастирующих моментов — страшное переплеталось со смешным, мелодраматичное — с триллерным, приключенческое — с разговорным.

Пожалуй, самым дискомфортным моментом в фильме является сцена жертвоприношения, в которой зловещий жрец Мола Рам предает огню несчастного индуса, предварительно вырвав из его груди сердце (тут-то и становится понятен смысл метафоры, очевидно выдуманной Лукасом сразу же после развода). Но и она не сильно выбивается из общей стилистики. В целом, фильм аудитория, кажется, недооценила — хотели того же самого, а получили что-то другое. Даже Спилберг и Лукас позже извинялись за то, что перегнули палку в парочке моментов, хотя совсем хардкорной жести вроде плавящихся лиц нацистов в «Храме судьбы» не было. То, на что жаловались зрители, было связано исключительно с тональностью фильма. Если «Искатели утраченного ковчега» ориентировались на приключенческие сериалы, то «Храм судьбы» скорее шел по стопам фильмов ужасов. Лукас изначально был настроен на более мрачную эстетику фильма (как «Империя наносит ответный удар» на фоне «Новой надежды»), а Спилберг просто хотел сделать что-то новое и оригинальное.

Режиссер однажды признавался, что после премьеры второй части почувствовал долг перед зрителями — он обязан был загладить вину за неудачный «Храм судьбы». Так и появилась жемчужина серии…

Индиана Джонс и последний крестовый поход

Мальчик мой, мы пилигримы на нечестивой земле.

Действие третьего фильма происходит уже в 1938 году, что хронологически расположено спустя два года после событий «Искателей». Триквелу сопутствовали многочисленные сценарные переработки — то Инди отправляли на поиски персиков бессмертия, то запирали его в замке с привидениями, то сталкивали с царем обезьян… Лукас и Спилберг никак не могли найти общую точку опоры, пока, наконец, за дело не взялся Джеффри Боэм. Он буквально за две недели переписал вместе с Лукасом последний драфт сценария. Окончательный вариант, который и лег в основу финального продукта, был в значительной степени переделан известным драматургом Томом Стоппардом.

Уже в самом начале фильма возникает впечатление, что Спилберг и Лукас решили вернуться к формуле «Ковчега», отбросив в сторону авторские эксперименты. Последний фильм, подумали тогда они, надо отжечь как следует! Снова безумные погони, снова ламповая атмосфера приключения, снова роман с красивой дамой — на этот раз с femme fatale Эльзой Шнайдер. Все классические атрибуты первой части на месте, ничего лишнего. При этом все это держится на крепком сценарном каркасе.

Третий «Индиана Джонс» не обошелся и без изобретательных спецэффектов. Особенно запомнились, конечно, «невидимый переход» и смерть Уолтера Донована, соперника Индианы, который изначально выступал в качестве финансиста экспедиции. И если с мостиком все примерно понятно (это умелое совмещение хромакея и искусно разукрашенной миниатюры), то ужасная гибель злодея — эффект куда более изобретательный и даже амбициозный для своего времени. К смертям негодяев оригинальной трилогии «Индианы» вообще всегда подходили со вкусом. Донован не стал исключением — он выбрал фальшивый Грааль и сиюминутно умер от старости. Этот специальный эффект совмещает в себе одновременно робототехнику, стоп-моушн и самую малость CGI с технологией морфинга.

Однако даже при всем этом «Последний крестовый поход» оказался куда менее мрачным и пугающим, чем первые две части. И хотя опасность поджидает героев на каждом шагу, от макгаффина не веет необъяснимой потусторонней угрозой, как в случае с Ковчегом. Инди контролирует путешествие и почти всегда знает, как выбраться из очередной передряги, а святой Грааль он ищет уже не столько для того, чтобы удовлетворить свое профессиональное эго, а сколько для того, чтобы не допустить его попадание в руки нацистов.

«Последний крестовый поход» особенно интересен тем, что впервые (еще до релиза сериала) показал нам детство главного героя. Уже будучи тринадцатилетним шкетом, Инди с завидной ловкостью давал отпор негодяям и выкручивался из безумных передряг. Нам показывают и то, как будущий археолог получил свой шрам (иронично, что в реальной жизни Форд получил его, ударившись подбородком об руль машины — слишком спешил на свидание), и то, как нашел свои легендарные хлыст и шляпу, и даже то, как обрел серпентофобию, боязнь змей. Целый ориджин персонажа в первых двенадцати минутах фильма! Но особенно примечательно то, как зрителям умело объясняют навязчивое стремление Инди унести все артефакты мира к себе в родной музей — он в детстве был бойскаутом! На самом деле, как отмечал кандидат исторических наук Антон Выборнов в лекции, посвященной творчеству Стивена Спилберга, во времена доктора Джонса археологи так уже не работали:

Собирать артефакты и искать находки исключительно для музея — это век восемнадцатый, в лучшем случае середина девятнадцатого века. В тридцатых годах двадцатого века уже активно раскапывается Тель Мегиддо в Палестине. Причем, как Амихай Мазар замечал, уже раскапывают стратеграфическими методами. То есть, это очень качественные раскопки. К тридцатым годам прошло несколько важнейших дискуссий в области археологии, например, что такое культура, что вообще археолог находит, зачем нужны эти поиски. Индиана Джонс ограничивает это одним — для музея.

Естественно, как последователь «запоздавшего антикварианизма», доктор Джонс не мог проигнорировать такой легендарный артефакт, как Святой Грааль. Его появление в качестве макгаффина в сериале про Индиану Джонса можно назвать данью кинематографической традиции. Чаша Христова и до этого неоднократно фигурировала в кино, как неотъемлемая часть средневекового фольклора и рыцарских романов. До сих пор Артурианский цикл активно влияет на всемирную культуру. Однако, как и истории про рыцарей короля Артура, спилберговский фильм не обошелся без дополнительных, не менее важных сюжетных линий. В данном случае это история отношений отца и сына, которая оказалась для режиссера даже важнее самого поиска Грааля (к слову, довольно любопытно, что роль Генри Джонса-старшего исполнил Шон Коннери, самый первый экранный Джеймс Бонд).

Что касается того, существовал ли Святой Грааль на самом деле, то эту тайну унес с собой в могилу Иосиф Аримафейский, тайный последователь учения Христа. Он же, согласно легенде, передал некоему «Королю-Рыбаку» копье, которое римский воин Лонгин Сотник вонзил в подреберье Христа. История знает множество самых разных «Граалей» — из самых известных значатся Антиохийский потир (позже его датировали VI веком) и чаша, которая ныне находится в кафедральном соборе Валенсии. Все эти чаши имеют развернутые предыстории, но ни одна из них не способна развеять тайну. Наверное, в этом и кроется прелесть феномена Грааля — его поиски так никогда и не подойдут к концу, а это, в свою очередь, означает, что легенда о нем будет жить вечно.

И все же ни одно величайшее сокровище мира, даже священный Грааль, не будет дороже долгожданного воссоединения с родным отцом. Напоследок, любимые герои перешучиваются, после чего уезжают в закат под торжественный марш искателей. Начинаются титры, включается свет. Возможно, кто-то в зале даже плачет или остается, чтобы послушать дорогую сердцу музыку. Прекрасный триптих, magnum opus Спилберга и Лукаса, наконец, подошел к концу. По крайней мере так думают зрители, пока в начале девяностых второй не решает вернуть доктора Джонса, только на этот раз на телевизионные экраны.

Приключения молодого Индианы Джонса: Маски зла

Нет, Мария… Это не вино.

Сериал «Хроники молодого Индианы Джонса» задумывался не только как предыстория классической трилогии, но и как познавательное шоу для тинейджеров. В каждом эпизоде Инди сталкивался с известными людьми своего времени и попадал в эпицентр исторических событий (в общем-то, подобное стечение обстоятельств в рамках сериала оправдывается тем, что Джонс-младший родился в семье признанного британского профессора средневековой литературы, которого часто приглашают читать лекции по всему миру).

Таким образом, за два сезона сериала Инди успел повстречаться с Лоуренсом Аравийским, Эрнестом Хемингуэем, Теодором Рузвельтом, Пабло Пикассо, Шарлем Де Голлем, Львом Толстым и многими другими историческими личностями (в какой-то момент он даже умудрился закрутить мини-роман с принцессой Софией, дочкой эрцгерцога Франца Фердинанда, и попасть на митинг рабочих, на котором выступал с речью Владимир Ленин). Но из всего этого бесконечного ряда знакомств, конечно, выбивается встреча с румынским генералом Маттиасом Тарго, который внезапно оказался реинкарнацией Влада III Цепеша.

В общем-то, эпизод «Маски зла» представляет собой перемонтаж двух серий оригинального сериала — «Стамбул, Сентябрь 1918» и «Трансильвания, Январь 1918». В 1996 году вышло переиздание, полностью удалившее сцены с участием старого Индианы Джонса в исполнении Джорджа Холла, что автоматически поставило под сомнение их каноничность. По задумке Лукаса именно перемонтированный цикл приключений молодого Инди, вместе с оригинальной квадрологией, образует «Полные приключения Индианы Джонса».

Первая часть в Стамбуле по сути является отдельной историей, которая предваряет рассказ про путешествие в Трансильванию (хронология последовательности событий была слегка изменена). Тут тебе и нежный роман, и напряженные шпионские игры, и даже трагедия локального масштаба. Следует отметить очень достойную постановку кадра, местами напоминающую классический фильм «Касабланка» и в целом нуар сороковых годов. Для недорого сериала здесь на удивление хорошие декорации, качественно передающие дух исторической эпохи.

Помимо овладевающей над всеми тенью войны, Инди вынужден уживаться с навязчивой паранойей, весьма характерной для агента французской разведки, прикрывающимся под личиной безобидного шведского журналиста, пишущего материал о турецком национализме — эти чувства и сомнения отлично передают кадры с намеренно заваленным горизонтом. Объективный обозреватель Нильс Андерсон — на самом деле капитан Генри Дефанс. А капитан Дефанс, в свою очередь — Генри Джонс-младший. Как в сериале до этого однажды охарактеризовала Инди другая героиня: «Человек, у которого слишком много имен».

Вторая часть «Масок зла» в самом начале навевает какую-то необъяснимую тревогу. Инди приезжает в Венецию по просьбе американской разведки. Там ему докладывают о необычной истории, произошедшей в Трансильвании — некий румынский генерал Тарго организовал сепаратистскую армию, не признающую ни одну из сторон, и пошел войной на лагерь союзников. Цель Тарго — независимая Румыния. На место были отосланы несколько агентов, однако все они пропали, а спустя какое-то время разведка получила посылку с их частями тел — пальцем, ушной раковиной и глазным яблоком. Инди отправляется в компании полковника Уотерса в Трансильванию, чтобы разобраться в ситуации и найти исчезнувших агентов.

По большому счету, дальнейший сюжет представляет собой переиначенный сюжет «Дракулы» Брема Стокера — щепотка традиционной «индиановской» мистики в максимально приземленном сериале. Тут-то и была реализована концепция замка с привидениями — были соблюдены все хэллоуинские клише вроде зловещего смеха, инфернальных криков, скрипящих дверей и угасающих свечей. Но особенно может порадовать то, как был показан замок-штаб генерала Тарго, находящийся в горах. Местами явно заметно, что режиссер вдохновлялся «Носферату» Мурнау и «Дракулой» Браунинга. Бесконечные пустые залы, готические элементы декора отдают ламповой атмосфера старого камерного ужастика. Все это грамотно разбавлено элементами научной фантастики — например, в какой-то момент один из героев погибает от непроизвольного самовозгорания. А чтобы зрители не забывали, что перед ними не какой-то заурядный косплей стокеровского Дракулы, им наглядно демонстрируют и политические амбиции последователя Цепеша (он берет в плен военнопленных на случай, если будут нарушены его военные границы), и посаженные на кол мертвецы, служащие «украшением» заднего двора его замка.

И хотя все это дело отдает явной дешевизной, сериал был снят с такой любовью к первоисточнику, что не похвалить его создателей просто невозможно. «Хроники молодого Индианы Джонса» почти лишены какого-либо фансервиса, что также нетипично для предыстории крупной франшизы (это сейчас голливудские кинематографисты регулярно прибегают к этому приему, как к инструменту манипулирования чувствами фанатов). Шон Патрик Флэнери, известный нам по одной из главных ролей в «Пиле 3D», отлично справился с ролью молодого Инди — это настоящий, живой герой с объемным характером и чувствами. Получилось куда убедительнее и живее, чем у актера, исполнившего роль другого персонажа Харрисона Форда в фильме «Соло». А саундтрек, написанный Куртом Собелом, отлично дополняет визуальные образы — где-то он привносит в происходящее на экране определенно тревожный характер, а где-то разыгрывает целую симфонию ужаса.

В общем, видно, что люди работали над сериалом с неприкрытым энтузиазмом, однако все же он был закрыт после двух сезонов из-за резко упавших телевизионных рейтингов. Изначально Лукас намеревался закончить проект, доведя Джонса до 1924-го года, но он закрылся на событиях, происходивших в 1920-м году. И хотя в сериале даже появлялся в качестве камео Инди, исполненный Харрисоном Фордом, зрителям хотелось увидеть полноценное возвращения классического героя на больших экранах. И оно случилось… но только спустя очень много лет.

Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа

Коммунисты!..

Последняя на данный момент картина в цикле разрабатывалась долго и мучительно — над сценарием возилось несчетное количество голливудских сценаристов (включая даже Фрэнка Дарабонта, успевшего поработать над вышеописанным сериалом, и М. Найта Шьямалана). Концепция истории многократно переделывалась, даже макгаффины сменяли друг друга как перчатки. Лукас только-только закончил работу над трилогией приквелов «Звездных войн» и хотел вернуть в строй другую свою популярную франшизу. Форд несмотря на то, что годы уже стали брать свое, воодушевленно воспринял замысел, а вот Спилберг брался за проект нехотя — ну не нравилась ему идея про инопланетян, которую с таким энтузиазмом описывал Лукас, как, собственно, и решение продолжить закрытую, по его мнению, тему.

Впрочем, если отбросить в сторону скепсис, фильм получился вполне смотрибельным, пускай и шизоидным и откровенно нескладным. В этом прелесть фильмов про Индиану Джонса — ты никогда не знаешь, чего от них ждать. В одном фильме Инди может выяснять отношения с отцом, а в другом он будет прятаться в холодильнике от ядерного взрыва. Этот момент, кстати, даже породил бесчисленное количество мемов, хотя кто-то и пытался найти в нем какой-то смысл. Существует, например, теория о том, что Инди пережил падение атомной бомбы, т.к. успел испить из Грааля в предыдущей части. Даже проводились полноценные исследования на тему того, что будет с человеком, если он попробует повторить опыт Индианы Джонса в реальной жизни.

Да только, в целом, ларчик открыть куда проще — как уже говорилось ранее, фильмы эти ориентированы на киноманов, посему и действуют они исключительно по законам кино. Существует такой термин, как «plot armor» (буквально переводится как «сюжетная броня»), который означает способность главного героя выбираться даже из самой безумной ситуации, не считаясь с какой-либо логикой. Один из самых ярких примеров — выживание одного из маньяков в фильме «Забавные игры» Михаэля Ханеке. Когда заложница выстреливает в первого маньяка, второй просьл берет пульт от телевизора, перематывает фильм обратно, после чего в нужный момент отнимает у нее ружье. И сделано это было не для того, чтобы поиздеваться над зрителями, а просто потому, что фильм может продолжаться только с участием обоих маньяков. Также и в случае с Индианой Джонсом — он же заглавный герой, естественно, он выживет! Вообще, вот таких вот киношных «приколов» в «Королевстве хрустального черепа» целое изобилие. Так, например, «Пес» Уильямс, сынок Инди, одевается прямо как герой Марлона Брандо из «Дикаря» — под стать актуальной для того времени моде.

С самого начала «Индиана Джонс 4» по задумке Лукаса должен был рассказывать об инопланетянах. Один из первых драфтов так и назывался — «Индиана Джонс и Пришельцы с Марса». Тут даже у самых верных поклонников франшизы логично могут возникнуть вопросы к маэстро. К слову, в «Пришельцах с Марса» как раз и появляются впервые муравьи-убийцы, гигантские водопады, инопланетяне, советские военные и та самая сцена с ядерным взрывом. А вот в последующем варианте скрипта (в который все же перекочевало много моментов из «Пришельцев с Марса»), над которым работал Фрэнк Дарабонт, уже появляется тот самый таинственный хрустальный череп, как и некий «город Богов», явно вдохновленный островом черепа из цикла фильмов про Кинг-Конга — не просто так первоначально на пути к нему герои встречали гигантских животных. Сценарий, именуемый как «Индиана Джонс и Город Богов», понравился Форду и Спилбергу, но Лукас остался им недоволен — пришлось переписывать. Тем не менее, финальный драфт все-таки вобрал в себя множество идей Дарабонта — и древние залы со скелетами инопланетян, и персонаж профессор Гарольд Оксли, и даже финальная свадьба с Мэрион. А город Богов переименовали в Акатор, который, по сути, является мифическим Эльдорадо.

«Королевство хрустального черепа» ушло бесконечно далеко от концепции оригинальной трилогии. Лукас вдохновлялся старыми ужастиками категории B и лентами про вторжения инопланетян — все-таки действие фильма происходит в 1957-м году, соответственно, не может быть и речи о попытках воссоздания той самой теплой атмосферы дешевых приключенческих шоу тридцатых. На смену всему этому приходят элементы той эпохи — платья полька-дот, рок-н-ролл, ретро сайнс-фикшн, маккартизм (пускай сенатор Маккарти как раз и умер в 1957), Холодная война и ядерные испытания… Дух пятидесятых действительно был неплохо передан в первой половине фильма… Жаль только, что вторая половина свернула куда-то не туда, предложив зрителям очень невнятные экшен-сцены, приправленные такими себе компьютерными эффектами. Они не сочетаются по духу ни с оригинальной трилогией, ни с фильмами пятидесятых. Может возникнуть впечатление, что Лукасу и Спилбергу не очень-то была и нужна вся эта боевиковая часть — Форд все-таки уже дядька в возрасте (на тот момент даже старше Шона Коннери времен «Последнего крестового похода»). Наверное, сладкая парочка посчитала, что от «Индианы Джонса» всегда и ждут впечатляющих погонь и боевых сцен, посему и пришлось в третьей четверти фильма напихать всякой лабуды вроде дуэли в джунглях и боя в окружении муравьиной армии.

Что касается макгаффина, с ним получилось тем более странно. В фильме, фактически, не сразу объясняется предназначение черепа в рамках сюжета — первая половина картины представляет собой растянутую, пускай и очень интригующую экспозицию. А вот уже ближе к середине выясняется, что череп так-то и не макгаффин вовсе, а полноценный плот-девайс! Избирательная черепушка обладает необычными экстрасенсорными способностями и «общается» лишь с редкими избранниками, давая им направление к центральному храму Акатора. Тем более иронично, что реальные хрустальные черепа — по большей части фейки. Особый интерес для исследователей представляет лишь череп, найденный Анной Митчелл-Хеджес в 1924 году, да и насчет него до сих пор идут споры — то ли это совершенная ручная работа мезоамериканского периода без единого следа обработки, то ли искусная поделка ремесленников XIX века. До сих пор ничего о нем не понятно. Слишком много мистификаций и слишком мало точной информации. А ведь, как утверждал доктор Джонс, археология — это наука о фактах!

Подытоживая, следует отметить, что хотя «Королевство хрустального черепа» и может похвастаться интересными режиссерскими находками и даже оригинальными сценарными решениями, он вполне закономерно не зашел публике. Слишком уж долгим было ожидание (аж 19 лет после «Похода»). Слишком уж много оказалось несбывшихся надежд. Спилберг устал от «Индианы» — и никакие отговорки в духе «хотел снять Вестсайдскую историю» не смогут убедить нас в том, что режиссеру просто не захотелось снимать пятый фильм. Потому что, в принципе, история вполне грамотно завершилась в «Хрустальном черепе», дав доктору Джонсу ту концовку, которую он изначально и заслуживал.

Заключение

Оригинальная трилогия про Индиану Джонса является образцом хорошего вкуса во всем — в постановке экшена, музыкальном оформлении, режиссерских решениях, монтаже, операторской работе... Четвертый фильм — вполне неплохой, но не сильно нужный фанфик по сабжу, который удачно поставил точку в истории доктора Джонса. И хотя пятый фильм, как можно судить по первым фото со съемочной площадки, очевидно ушел в ретроградство (не просто так Мадс Миккельсен, исполняющий роль злодея в фильме, признается, что стилистически он напоминает первые две части), не ждать его просто невозможно. Да, много воды утекло, Форд уже совсем старенький, тайм-трэвел зачем-то завезли, пиар-ходы со стороны съемочной группы не похвастаются оригинальностью (Форд, эмоционально нахваливающий на ивенте D23 пятую часть, очень сильно напоминает Джеймса Кэмерона, когда-то воспевавшего хвалебные оды «Терминатору: Генезис»). Да и «Lucasfilm» под мудрым руководством Кэтлин Кэннеди показал в свое время на что способен, выкатив сомнительную трилогию сиквелов «Звездных войн», которая не имела изначальной структуры, в отличие от предыдущих двух трилогий.

И все же Индиана. И все же фирменные ужимки Форда. И все же задорная музыка Джона Уильямса. И все же магия кинематографа. Стивен Спилберг уступил дорогу более молодому режиссеру Джеймсу Мэнголду, ответственному за «Логана», что серьезно напугало аудиторию — как бы еще не передали хлыст и шляпу кому-нибудь другому, либо, что еще хуже, вовсе не убили главного героя в конце, как это сейчас модно делать. Но зная ни к чему не обязывающий характер франшизы, сложно представить себе, чтобы в ее пределах убили такого жизнерадостного и стойкого персонажа, пережившего однажды даже ядерный взрыв. Харрисон Форд как-то сказал:

Я — Индиана Джонс. Нет меня, нет и его. Все просто!

Пожалуй, так оно и есть.

Закончить хочется словами Максима Епанчинцева:

Широко известен факт, что кино про Индиану Джонса зародилось как манифест ностальгии по подзабытому жанру приключенческих циклов 30-х годов. Откопать низкобюджетный, устаревший, в чем-то даже смехотворный материал полувековой давности и слепить из этого теста нечто обладающее собственной ценностью, живое, конкурентоспособное, релевантное — это уже само по себе захватывающая задача. Это вдохновляет. Этого смысла, этой заложенной в основу идеи было бы вполне достаточно, чтобы фильм вошел в анналы истории как интересный постмодернистский эксперимент и дань уважения целому культурному пласту. Но Спилбергу с Лукасом еще и удалось обогатить эту основу яркими идеями и живыми эмоциями, вложить в нее личные переживания, моральные убеждения, мысли об отношениях науки и религии. Из этого разнообразия я вынес определенные жизненные уроки: смотри на мир шире, не будь предвзятым, держи свое сердце открытым. Для меня в этом и состоит смысл всей эпопеи о докторе Джонсе. В конце каждого фильма трилогии Инди что-то обретает, руководствуясь этими принципами.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)