DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ОМУТ

Петер Бергенди: О посмертной фотографии, психологии и длинношеих мертвецах

Петер Бергенди — венгерский режиссер, сценарист и актер. Его четвертый фильм «Пост-мортем» — мистическая драма, разворачивающаяся во время эпидемии испанского гриппа в Венгрии, разрушенной Первой мировой войной, — официально выдвинут страной на «Оскар»-2022 в категории «Лучший зарубежный фильм».

Прежде всего позвольте поблагодарить вас от имени журнала DARKER и всех фанатов качественного хоррора. Венгрия нечасто балует нас фильмами ужасов, в особенности по-настоящему пугающими.

Расскажите немного о себе. В Сети практически нет информации, а та, что попалась мне, лишь заинтриговала. Так, например, мне известно, что впервые вы взяли камеру в руки в шесть лет…

Вы правы. Мой дедушка занимался любительской киносъемкой, и я пошел по его стопам. С детства я снимал любительское видео классической восьмимиллиметровой камерой.

Если я не ошибаюсь, по образованию вы психолог?

Совершенно верно. Более того, моя дипломная работа была посвящена символизму в классических фильмах ужасов. Упреждая ваш следующий вопрос — мое увлечение фильмами ужасов сложилось не благодаря, а скорее вопреки. В социалистической Венгрии хоррор, разумеется, был непопулярным жанром. Но мой отец имел возможность выезжать за границу и привозил фильмы ужасов из-за рубежа.

В одном из ваших интервью вы назвали «Пост-мортем» первым венгерским фильмом ужасов. С одной стороны, вы правы, ведь Венгрия крайне редко балует нас хоррором, но, с другой стороны, широко известны такие успешные ленты, как «Таксидермия» и «Бодом»...

Так сложилось, что хоррор не является распространенным жанром в венгерском кинематографе. При этом первый венгерский фильм ужасов был снят еще в начале прошлого столетия. Это был немой фильм о вампирах. К сожалению, он не сохранился (речь, скорее всего, идет о «Drakula halála», режиссера Кароли Лайтая, премьера которого состоялась в 1921 году в Австрии — прим. инт.). Таким образом, мы не можем сказать, являлся этот фильм хоррором или нет. Мне кажется, что до появления на экранах «Пост-мортем» классические мейнстримовые фильмы ужасов в Венгрии не снимали.

Фильм посвящен тревожной и зловещей европейской традиции, а именно — посмертной фотографии. Что привлекло вас в этой теме?

Моей целью при создании этого фильма было воспроизведение на экране классической истории о призраках. В свое время, увидев впервые оригиналы посмертных фотографий, я нашел их ужасающими. Я попытался объединить мой ужас перед фотографиями усопших и историю о призраках в этом фильме.

Некоторые критики полагают, что призраки в вашем фильме — это метафора. Эдакий юнгианский архетип, отождествляющий умерших с самой Смертью, «Испанской дамой», что бродила тропами Европы после Первой мировой. Какой подтекст вы вкладывали в свой фильм? Что вы хотели донести до зрителя, кроме ужаса, разумеется?

Полагаю, вы согласитесь с тем, что фильмы ужасов, как правило, успешно используют два компонента, а именно — осознанные страхи, основанные на психологических травмах, и страхи неосознанные. В моем фильме я стараюсь визуализировать именно неосознанные страхи. Призраки — это архетипы человеческого бытия. Несомненны параллели с темными сторонами человеческой личности или визуализацией подсознания.

Однако в фильме присутствуют и осознанные страхи. Совершенно неслучайно герои «Пост-мортем» живут и страдают в Венгрии, пожинающей горькие плоды Первой мировой. Потерпев поражение в войне, Венгрия потеряла более двух третей своей территории, и этот исторический факт аллегоричен сам по себе. Призраки, присутствующие в фильме, выступают проводниками исторической травмы венгерского народа, что живет в наших сердцах и сегодня. При этом вынужден признаться: несмотря на то, что мы пытались объединить темные стороны человеческой личности с исторической трагедией, хорошо знакомой и близкой каждому венгру, прежде всего мы хотели создать развлекательное кино, которое будет интересно широкой аудитории.

Меня довольно сложно испугать. И все же во время просмотра «Пост-мортем», несмотря на весь мой скептицизм, я вынужден был несколько раз прерываться, чтобы перевести дух. Визуальная составляющая фильма потрясает. Как вы добились такой атмосферы на экране?

Прежде всего спасибо вам большое за такую оценку. Ведь я и сам большой поклонник жанра. В этом фильме я попытался довериться инстинктам. Мои предыдущие работы были совершенно «осознанными» и все же не принесли мне такого успеха, как «Пост-мортем». В этот раз я в каком-то смысле пустил все на самотек, и эта стратегия оказалась выигрышной. Нам удалось объединить и визуальную составляющую, и сценарий в единое целое. Следует отметить, что сам проект был невероятно рискованным — ведь ни я, ни тем более мои коллеги не обладали практическим опытом создания фильмов ужасов. И все же, несмотря ни на что, нам удалось создать качественный продукт, который, учитывая отзывы как критиков, так и зрителей, достоин называться первым венгерским фильмом ужасов.

В вашем фильме много покойников. Одним из наиболее запоминающихся кадавров является мужчина с вытянутой, скрученной шеей. Расскажите поподробнее об этом мертвеце!

Прежде всего следует отметить прекрасную работу творческого продюсера фильма Габора Хэллебрандта. Еще на стадии обсуждения проекта мы пришли к выводу, что нам требуется несколько таких «кадавров», которые, благодаря своей нестандартной внешности, будут производить соответствующее впечатление на зрителя. Исходя из всего вышесказанного, персонаж с длинной шеей и мне кажется одним из наиболее впечатляющих в фильме. Изначально мы использовали манекен, но, разумеется, он бы подвергнул CGI-обработке на стадии post-production.

Работая над фильмом, мы просмотрели огромное количество посмертных фотографий. Так, например, при создании персонажа, застрявшего в дымоходе, мы использовали фотографию, на которой была изображена женщина с запущенным дерматологическим заболеванием. В основу другого персонажа, а именно мертвого мальчика, легла фотография, на которой был запечатлен юноша, страдающий от сифилиса.

Должен отметить прекрасную работу специалиста по спецэффектам Даниэля Хамори. В свое время он обучался у самого Дика Смита, создателя неподражаемых спецэффектов для «Изгоняющего Дьявола».

Хоррор уникален для венгерского кинематографа. Как вам удалось убедить продюсеров в потенциальной успешности проекта и собрать деньги на его реализацию?

Все началось с тендера, объявленного Венгерской ассоциацией кинематографистов в 2012 году. Мы с Габором Хэллебрандтом подали заявку, однако нам недвусмысленно намекнули, что в Венгрии не снимают фильмы ужасов на государственные деньги. И лишь шесть лет спустя нам удалось убедить совет, ответственный за распределение средств, в том, что мы способны снять качественный и интересный фильм с хорошим сценарием. Тендер был одобрен, и результат превзошел все наши ожидания!

Главным нашим доводом было то, что мы собирались создать коммерчески успешный проект, который можно было бы без стыда предлагать на реализацию за рубеж, равно как демонстрировать его на всевозможных престижных жанровых кинофестивалях. В конечном итоге Венгерская ассоциация кинематографистов выдвинула наш фильм в качестве соискателя премии «Оскар» в номинации «Лучший иностранный фильм».

В «Пост-мортем» вы выступили в роли режиссера и сценариста. Некоторые критики, высоко оценив художественную составляющую и режиссуру картины, весьма прохладно отнеслись к сюжетной линии. Довольны ли вы сценарием?

Сценарий писал не я. Мы С Габором Хэллебрандтом разработали базовый сюжет, который лег в основу сценария, написанного профессиональным автором. Вынужден признать, что в Венгрии крайне слабо представлена современная школа сценарного мастерства. Исторически сложилось так, что венгерский кинематограф более тяготеет к художественно-визуальным формам — в таких фильмах сценарий, к моему сожалению, не играет первостепенной роли. Однако, защищая честь мундира, я бы хотел добавить, что мы изначально не ставили целью создание фильма с «мощным» сценарием. В основном мы акцентировали свои усилия на визуальной составляющей проекта.

Впрочем, мы сделали выводы и в будущем будем уделять больше внимания сценарию. Я прекрасно понимаю, что, скажем, в США при создании фильма ужасов собирается команда специалистов, тогда как в Венгрии нам приходилось работать с тем, что было. Возможно, вам покажется это смешным, но среди моих коллег попадались люди, которые в принципе не смотрели ни одного ужастика, и мне приходилось выслушивать идеи, далекие от реальности. При этом речь шла о специалистах, с которыми я сотрудничал на протяжении долгих лет, и лишь благодаря этому мы понимали друг друга с полуслова.

Как вы относитесь к современному хоррору? Есть ли среди жанровых режиссеров те, кто вдохновляет вас?

В свое время глубочайшее впечатление на меня произвели такие ленты, как «Изгоняющий дьявола» и «Хэллоуин». Мне очень понравилось «Сияние» Стэнли Кубрика, однако я крайне негативно отношусь к концовке этого фильма — по моему личному мнению, она является грубейшей режиссерской ошибкой. Среди современных режиссеров я с неослабевающим интересом слежу за творчеством Джеймса Вана и Энди Мускетти. Несмотря на некоторую наивность, даже инфантилизм, который они порой проявляют в своем творчестве, я искренне верю в то, что именно эти два режиссера являются той новой волной, что так необходима жанру.

Планируете ли вы возвращаться в жанр ужасов?

К сожалению, ситуация в венгерском кинематографе не располагает к созданию новых фильмов ужасов, во всяком случае в ближайшие годы. Разумеется, я бы с удовольствием вернулся в хоррор, если бы моей кандидатурой в качестве режиссера заинтересовались на международном уровне.

И последний, самый важный вопрос. Что бы вы пожелали новоприобретенным фанатам на территории бывшего СССР?

Я считаю, что у постсоветского хоррора большое будущее, учитывая богатую культурную традицию. Принимая во внимание эту историческую подоплеку, можно и нужно создавать отличные фильмы ужасов, которые я бы посмотрел с удовольствием. Прежде всего я имею в виду национальный фольклор, который мог бы выступить в роли основы для создания шикарных ужастиков. К слову, на одном из фестивалей мне сказали, что «Пост-мортем» напоминает старый советский фильм ужасов «Вий». У меня не было возможности посмотреть этот фильм, но я обязательно исправлюсь в ближайшее время!

Спасибо! И помните: мы следим за вами!

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)