DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ПАРАНОРМАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ. ПОМЕСТЬЕ ПРИЗРАКОВ

Поворот в туда

У холмов есть глаза/ The Hills Have Eyes

США, Франция, Марокко 2006

Жанр: ужасы, триллер

Режиссер: Александр Ажа

Сценарий: Александр Ажа, Грегори Левассёр (по одноименному фильму 1977 года Уэса Крейвена)

В ролях: Аарон Стэнфорд, Эмили де Рэвин, Тед Левайн, Дэн Берд, Роберт Джой

Похожие фильмы:

  • «Поворот не туда» (2003)
  • «Последний дом слева» (2009)

Уэс Крэйвен, не нуждающийся в представлении классик хоррора, и продюсер оригинальной картины Питер Лок в середине нулевых решили подарить новой аудитории свежую, современную версию культового ужастика «У холмов есть глаза». Срок выдержали приличный – почти 30 лет, что в наши дни постоянных ремейков и ребутов уже заслуживает медали за терпение. Сам Крейвен решил ограничиться функциями продюсера, а в свое кресло постановщика пригласить молодого французского режиссера Александра Ажа, который в начале нулевых у себя в стране снял малобюджетный слэшер «Кровавая жатва». Этой картины оказалось достаточно для того, чтобы Лок и Крейвен смогли доверить создание ремейка зарубежному постановщику. Выбор оказался удачным. Кассовые сборы картины превысили свой скромный пятнадцатимиллионный бюджет почти в три раза. Тем зрителям, кто подзабыл о фильме 1977 года или вовсе не знал о нем, режиссер Александр Ажа твердо напомнил о его культовом статусе.

Фильм повествует о семье Картеров, которые отправляются в семейный отпуск через пустыню из Огайо в Калифорнию, потягивая за собой немало повидавший трейлер. Глава семьи — старый предусмотрительный полицейский по имени Боб, роль которого исполняет актер Тед Левайн, некогда блестяще воплотивший образ Буффало Билла во всем известном «Молчании ягнят». Члены семьи называют его «Большой Боб», отдавая дань его твердому мужскому характеру и телосложению. До этого образа явно не дотягивает его зять Даг, который с виду напоминает обычного зубрилу или офисного клерка. Даг пытается снискать расположение тестя, однако тот лишь язвит по поводу его мягкотелости, что впоследствии непременно скажется на повествовании, которое вскоре прирастет ярким, запоминающимся героем.

Семья из шести человек, одного младенца и двух немецких овчарок останавливается на заправке, где хозяйничает старик с темным прошлым. Он советует главе семьи свернуть с маршрута, чтобы сократить путь. Большой Боб внимает совету, из-за чего семья Картеров «поворачивает не туда». Герои оказываются в западне и становятся жертвами мутантов-каннибалов. Американское правительство со времен Второй мировой войны проводило здесь ядерные испытания. Радиация наложила кошмарный отпечаток на обитателей этого района и последующие поколения. Дети рождались с различными телесными аномалиями, которые сделали их непригодными для жизни в цивилизованном обществе. Правительство, конечно, скрыло историю своих дьявольских экспериментов. В результате это место стало кладбищем для тех, кто по совету старого владельца автозаправки сворачивал не туда, прямиком в лапы кровожадным людоедам.

Фильм полностью оправдывает данный ему рейтинг «R». Особенно восприимчивым зрителям не стоит потреблять какую-либо пищу во время просмотра. Картина изобилует жестокими кровавыми сценами, которыми в свое время так прославился Уэс Крейвен еще в своем дебюте «Последний дом слева» (1972). Отрезание конечностей и глумление над человеческой плотью, изображенные в картине, отобьют аппетит у любителей пожевать что-нибудь вкусненькое перед экраном.

Давление на психику зрителей создатели оказывают через обстоятельство, в которое Крейвен любил ставить своих героев в начале карьеры, — беспомощность. Семья Картеров — не группа подростков, желающих уехать за город ради удовлетворения своих плотских утех, а ансамбль из людей различных характеров и возрастных категорий. Они научились сосуществовать благодаря семейным ценностям, которыми и живут. Такого рода персонажи получают от зрителей гораздо больше сопереживания, нежели сексуально неудовлетворенные подростки, чьи смерти порой вызывают удовлетворение у тех же зрителей. С семьей Картеров дело обстоит иначе. Смерть каждого члена семьи сопровождается чувством дискомфорта и важной потери, вызывая ощущение петли, затягивающейся вокруг шеи. Неспособность дать отпор безумной, неведомой силе — эмоциональный якорь, за который держится повествование. Плач младенца вызывает в беспощадных каннибалах скорее азарт, нежели какой-либо намек на жалость или сочувствие.

В создании грима уродливых мутантов принимал участие не кто-нибудь, а сам Грег Никотеро, главный на сегодняшний день голливудский поставщик специального грима, практически не уступающий Робу Ботину и Тому Савини. Злодеи, устраивающие охоту на несчастных Картеров, вызывают натуральный первобытный ужас. Безнадежные, никем не услышанные крики их жертв доносятся лишь до ушей зрителей, которые, в свою очередь, как бы им того ни хотелось, тоже ничем не могут помочь героям. А не это ли тот самый уровень сопереживания, который должен рождаться при просмотре качественного хоррора, пусть не самого реалистичного, но убедительного, сделанного на совесть?

Конечно, картина не лишена минусов, которых будто требует сам зритель, а не случайно вносят создатели картины. Поведение некоторых героев в сложившихся обстоятельствах может вызывать недоумение. Например, умение пользоваться огнестрельным оружием самого младшего из Картеров вызывает (как и полагается в жанре ужасов) лишь раздражение и заставляет зрителя вспомнить о том, что он смотрит всего лишь ужастик. Но, если бы этот герой так же умело владел огнестрельным оружием, как и Джон Уик, хронометраж картины скорее всего пришлось бы сократить и отказаться от множества эффектных, бурлящих саспенсом, сцен. Нужно помнить, что «У холмов есть глаза» в первую очередь — слэшер. а обязательный элемент слэшера, как утверждали создатели фильма «Пятница 13-е»: «Зритель должен чувствовать себя умнее героев фильма».

Иногда классику нужно реанимировать, чтобы напомнить современным зрителям о культовом статусе какой-либо картины или познакомить новые поколения с историей кино, не говоря уже о желании студий и создателей повторить прошлый успех. Особо заинтересованные зрители всегда будут сравнивать разные версии одной и той же истории так же, как сравнивают книгу и ее экранизацию. К сожалению, эти попытки не всегда имеют успех. Но французский режиссер Александр Ажа справился со своей задачей возрождения успеха знаменитой картины Уэса Крейвена и Питера Лока. Студия немедленно заказала продюсерам продолжение ленты. Но эта идея окащалась неудачной. На фоне успеха Крейвен впоследствии также возродил свою дебютную картину «Последний дом слева», ремейк которой, к сожалению, не имел такого же успеха, как «У холмов есть глаза» Александра Ажа.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)