DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Руслан Лютенко «Член»

Работа на этот раз выдалась непыльной: клиент хотел только дрочки. Люда не удивилась, ей было плевать — «баба с возу, кобыле легче». Тем более агрегат у клиента был поистине здоровенным — таких размеров она, наверное, и не видела ни разу. Мысль о том, чтобы отработать комплекс на этой палице, не вызвала ни капли возбуждения, лишь усталую брезгливость.

Ее узловатая рука медленно ходила вверх-вниз по пенису мужчины, мизинец и безымянный палец то и дело опускались в заросли лобковых волос. Глаз головки без устали подмигивал из-под века крайней плоти. Сам клиент на проститутку даже не смотрел, буравя взглядом свое достоинство — наверняка какой-то центрированный на собственном члене извращенец. Центрироваться, правда, было на чем: пальцы Люды, обхватившие восставшую плоть, соприкасались едва-едва. Она словно занималась на тренажере: рука от кисти до плеча начинала болеть от усталости, хриплое дыхание вырывалось изо рта облачками пахнущего сигаретами пара. Жлоб не включил печку, да еще и зачем-то покрыл все заднее сиденье клеенкой, неприятно холодившей зад через колготки. Люда замерзла. Казалось, единственный очаг тепла в автомобиле, на заднем сиденье которого они расположились, находился в месте соприкосновения члена и ее ладони.

Леня тем временем нервничал и не мог расслабиться. Не отрывая глаз от Червя, он гадал, что же ему нужно. Обычно требовался вагинальный секс, иногда оральный, но простая мастурбация… С другой стороны — «баба с возу, кобыле легче». Мысль о проникновении в дешевую вонючую дырку заставила содрогнуться от омерзения. Хватит и потной, грязной, чересчур сильно сжимающей ладони.

— Нежнее, — прорычал он, стараясь сосредоточиться на слабых пульсирующих ощущениях на кончике головки.

Люда послушно ослабила хватку и замедлила движения, гадая, что творится в голове у этого урода и что вообще его сюда привело. Вроде красивый мужик, из-под расстегнутой снизу рубашки видны кубики пресса, член как палка… Внутренние части бедер покрыты какой-то сыпью, похожей на укусы — не заразно ли? Ее мысли тут же переключились на странные отметины, она пожалела, что не настояла на использовании презерватива.

— Давай, милый, — прошептала она, моля бога, чтобы все это скорее закончилось. — Уже скоро…

Шлюха не ошиблась. Леня почувствовал, как по пенису распространяется огонь неостановимого блаженства — Червь проснулся, и импульсы его жизни дарили носителю оргазм нечеловеческой силы. Отдаваясь на милость захлестнувшей его сладкой волны и стараясь сохранить толику ясности сознания, Леня наблюдал за Червем и проституткой. Страх и нездоровый интерес — щепотка приправы для бурлящего в паху бульона.

Раздался громкий стрекот — нечто среднее между звуками, издаваемыми кузнечиком и гремучей змеей. Люда завертела головой, не сразу осознав, что звук доносится из паха клиента. Внезапно пальцы обожгла боль. Что-то, глухо стукнув, покатилось по полу. Отдернув руку, проститутка уставилась на исполосованную глубокими ранами ладонь, округлив от удивления губы. Все пальцы, кроме большого, были аккуратно срезаны примерно до половины, внутри обрубков наливались краснотой кругляши костей.

Стрекот — нетерпеливый, хищный — повторился, и Люда все-таки перевела взгляд на пенис клиента, над которым так тяжко трудилась последние десять минут. Только тогда и завизжала.

Он уже не стоял, изогнувшись знаком вопроса. Ствол изменил цвет на глянцевито-черный, черной стала и большая часть лобка, напоминавшая теперь то ли переплетение корней, то ли клубок пиявок. На члене сплошь повырастали острые, залитые кровью костяные наросты, крайняя плоть распустилась ядовито-алой бахромой, заострившаяся головка развалилась на четыре части, открыв розовую пасть, полную мелких зубов.

Леня, из паха которого росло черное чудовище, разлегся на сиденье, блаженно улыбаясь.

Не помня себя от ужаса, Люда отшатнулась, приложившись головой о потолок. Покалеченную руку, которой она изо всех сил вцепилась в переднее сиденье машины, пронзила боль.

Член, содрогнувшись, плюнул в нее тугой зеленой струей.

Бабий визг сменился истошным криком. Люда схватилась за пылающее, словно в огне, лицо, чувствуя вместо упругой кожи какое-то пористое, шипящее месиво. Крик сменился свистом, когда вещество проело дыру в горле, перемешивая мышцы, сухожилия и хрящи. Свист не стихал долго, хотя проститутка умерла, успев нащупать собственный мозг сквозь размягчившиеся кости черепа.

Тело повалилось на Леню, ткнувшись остатками лица прямо в Червя. Тот с чавканьем заворочался внутри размякшей головы шлюхи, тепло которой опалило мужчине бедра. «На минет мы не договаривались», — подумал Леня и слабо хихикнул.

Очнувшись минут через десять, он дрожащими от слабости руками поднял хлюпнувшую голову мертвой женщины и отбросил прочь. Червь вновь превратился в пенис — увядший, покрытый зеленоватым студнем. Леня вытер его салфеткой и спрятал в штаны. Проститутка наблюдала за его манипуляциями выдолбленной до затылка ямой на месте лица, сложив руки-обрубки на коленях.

Автомобиль, в котором они развлекались, припарковался недалеко от шоссе в тупичке между домами, рядом с баками для мусора. Холодный, пропитанный запахом помоев воздух казался в сто раз слаще штына в салоне. Леня постоял несколько минут, привалившись к крылу машины, пока не прошла истома в теле, и принялся за работу.

Очередную жертву Червя требовалось завернуть в загаженную клеенку.

*

Больше всего на свете во времена, когда его сперму можно было проглотить без летального исхода, Леня любил трахаться. Не так, как сейчас — с убийством и пожиранием. Старая добрая возня под одеялом, крутые бедра под руками, вкус женского тела, помады и пота на губах. Только ради того, чтобы получить доступ к топовым цыпочкам, он зарабатывал деньги и работал над внешностью. Выжимал из себя застенчивого очкарика, которым девушки брезговали и в школе, и в университете. Усилия приносили плоды: Леня поимел столько телок, что после сотни перестал считать; правда, с каждой у него было не больше одного-двух раз — чувство новизны притуплялось. Чтобы затащить понравившуюся девушку в койку, он готов был свернуть горы, не заботясь о сопутствующем ущербе. Замужняя женщина — плевать. Девушка друга — вообще пофиг, раз согласна.

С таким образом жизни проблем было не миновать. И они пришли.

В тот день Леня возвращался от очередной подруги. Пальцы постукивали по рычагу передач в такт Потапу и Насте. За окном проносились многоэтажки спального района.

Хлопок — и машина внезапно завиляла, не слушаясь руля. Следующее, что Леня помнил после въезда в стену дома и прыгнувшей в лицо подушки безопасности, — как он стоит, покачиваясь на ватных ногах, у разбитого автомобиля и смотрит на плавающую в сумерках темную фигуру с пистолетом в руках.

— Тебе привет от Барина.

Оружие с грохотом расцвело огнем, и что-то неодолимое сложило Леню пополам. Он заскулил от запредельной боли, пронзившей низ живота, таранящей мозг, безжалостно выжимающей глаза из черепа. То был пинок в яйца, помноженный на миллион.

Пуля разворотила Лене член и мошонку, не оставив даже культи. Говорят, если сохранить оторванный пенис, его можно пришить в течение суток, но в случае Лени все, что осталось от органа, можно было разве что отжать из штанов.

Взглянуть «туда» он смог лишь через несколько недель, когда сняли повязки. За время в больнице он не проронил ни слова, лишь при встрече со следователем хрипло прошептал три ответа на вопросы: «Не видел. Не знаю. Врагов не было».

— Поверьте, все не так плохо, как кажется, — сказал хирург, удерживая зеркальце между его ног. Не очень, правда, уверенно. — Современная фаллопластика…

Леня откинулся на подушке и зарыдал.

Вместо члена к его лобку пришпилили паука. Ножки — грубые черные швы на воспаленной коже промежности, тянущиеся к животу, бокам и ногам. Тело — набрякшая краснотой дырка, из которой торчит посеребренная трубка катетера. Внутри, он знал, все было ушито и исковеркано в попытке слепить из мышц и пещеристых тел подобие мочеиспускательного канала. А еще, судя по ощущениям, всунута пара раскаленных лезвий.

Самым страшным было то, что, несмотря на адскую боль, он продолжал думать о сексе. Мечась в душных объятиях обезболивающих, Леня видел во сне женщин. Блондинок, брюнеток, рыженьких. Стройные ноги, плоские животики, прикушенные в экстазе губы… И никаких ощущений «там». Просыпаясь, он прижимал подушку к лицу и выл, пока хватало сил, а после лежал до самого утра, слушая возню медперсонала в коридоре… и другие звуки.

— Мне кажется, ночью по вентиляции что-то… Дребезг какой-то, в общем, — сказал Леня врачу во время осмотра.

— Хм… Я скажу администрации. Леонид, думаю, пришла пора вам снова начать ходить.

Швы сняли, паук сменил окрас с черного на воспаленно-розовый, вокруг импровизированного мочеиспускательного канала собрались толстые складки кожи, похожие на половые губы. Из недовагины по-прежнему торчал катетер, тянущийся к мешку на бедре, но почему-то не спасающий от преследующего Леню запаха ссанины. Он научился ходить, преодолевая боль — кажется, правило «попрыгай на пяточках» при кастрации действовало в обратную сторону. Мучился желанием отомстить и потрахаться. Слушал, как каждую ночь что-то бьется в вентиляции, иногда надолго затихая — неподалеку от него. От странной возни по спине бежали мурашки.

В последнюю ночь перед выпиской Леня впервые проснулся не от тупой, неспособной найти выход похоти. Неподалеку со звуком коровьей лепешки что-то шлепнулось об пол. Леня включил свет, сразу устремив взгляд на квадратик вентиляции под потолком.

От решетки остались дымящиеся стальные огрызки.

— Какого… — сказал Леня, но тут же заткнулся, когда что-то холодное скользнуло по лодыжке. Одеяло вспучилось между ног, из-под него раздался приглушенный стрекот. Холодея, Леня отбросил его и вскрикнул.

На кровати лежало, свернувшись в кольцо, нечто черное, длинное и живое. В следующий миг оно совершило бросок и впилось зубами в Ленину промежность. Тот успел услышать хруст рвущегося катетера перед тем, как внутренности взорвались и он отключился от боли. Это было как пуля в член, помноженная на миллион.

Червь выгрызал зубами содержимое паха носителя, перемалывая кожу лобка, с таким трудом восстановленную хирургами уретру и мочевой пузырь, освобождая для себя место, врастая в погрызенную плоть и принимая облик органа, которому было здесь самое место.

Так Леня себе это представлял. Он не знал, что это за тварь и что она делала в вентиляции клиники. Важным было лишь то, что Червь подарил ему новую жизнь. Возможность отомстить.

И потрахаться, естественно.

Очнувшись, Леня не сразу понял, что боль, с которой он жил после кастрации, пропала. А привычно расслабившись, почувствовал, как моча заливает ноги и живот. Катетер, что ли, лопнул? Одеяло полетело на пол, открывая обоссанную, покрытую запекшейся кровью простыню и…

От удивления у него отвалилась челюсть. Член. Он снова был на месте, болтался, изогнувшись буквой «S», между ног. Леня недоверчиво дотронулся до увитого венами ствола, провел рукой по шершавой коже яиц и гладкой головке, вызвав прикосновением к ней приятное ощущение. В следующий момент он обхватил пенис рукой и принялся мастурбировать. Оргазм настиг его спустя десяток фрикций, и Леня, стоная и улыбаясь, развалился на изгаженной кровати.

То был первый и последний раз, когда Червь позволил использовать себя вхолостую.

Наспех одевшись, Леня сбежал из клиники, убрав следы ночного происшествия и прихватив с собой простыни. Меньше всего ему хотелось стать медицинским чудом и подопытным кроликом в лабораториях. Лечащему врачу он впоследствии заплатил круглую сумму, чтобы тот помалкивал о побеге и ежемесячно отмечал в своем журнале процедуру замены катетера.

К одной из старых пассий Леня явился, не прошло и дня после выписки. С девчонкой они расстались без взаимных обид и с желанием с ее стороны как-нибудь повторить. Увидев бывшего на пороге своей квартиры, та хоть и удивилась, но цветы с шампанским приняла благосклонно.

Позже, вминая ее в постель мощными движениями бедер, Леня с удивлением подумал, что до этого еще ни разу не занимался сексом с одной партнершей больше двух раз. И никогда еще не чувствовал такого наслаждения от близости, словно потеря и чудесное возвращение пениса что-то изменили в его голове. Глядя в затуманенные очи подруги, он подумал даже, что мог бы в нее влюбиться.

Горячее тело под ним содрогнулось и замерло. Лицо девушки, находившееся в нескольких сантиметрах от его лица, сморщилось в гримасе, глаза полезли из орбит.

— Что… — прошептал Леня и ощутил вдруг влагу на животе. Опустив глаза, увидел, что залит кровью, хлещущей у девушки из промежности — развороченной дырки, в которой извивался его член.

Леня попытался отпрянуть, но таз не слушался, вжимаясь в липкие от кровавого сквирта бедра партнерши. Девушку начало корчить, из булькающего рта побежали алые струйки. Внизу чувствовалась упругое шевеление. Хруст и чавканье заполнили комнату. В следующий миг Леню накрыл небывалый оргазм, и он уплыл, обмякнув на мертвой уже девушке.

Очнувшись, Леня расцепился с трупом и отпрянул на другую половину кровати. Увидев, что торчит между его ног вместо члена, он оцепенел.

Покачиваясь, словно тяжелый цветок на тонком стебле, Червь приблизил тупую треугольную морду к его лицу. На иссиня-черном теле со стрекотом шевелились острые костяные наросты и маленькие ножки насекомого, местами соединенные провисающими мостиками кровавой слизи. Каждое движение Червя отдавалось у Лени сладким содроганием до самых кончиков пальцев. Он был во власти двух чувств — парализующего страха и не дающего усидеть на месте удовольствия.

Червь разговаривал с ним на языке оргазма. Чтобы питаться, ему нужен был секс. Леня даст Червю секс. Червь даст Лене удовольствие, которого он был лишен, усиленное в тысячи раз.

— Я не буду убивать.

Червь молниеносно изогнулся. Внутреннюю сторону бедра прохватила боль. И еще раз, и еще, до самого мяса. Когда Червь вновь приблизился к скорчившемуся Лене, с его миножьей пасти капала густая кровь. Тварь давала понять, что кроме языка оргазма знает и другие.

И Лене не оставалось ничего другого, кроме как покориться. Тем более в глубине души он уже знал, кого скормит Червю в следующий раз.

*

Босые ступни шлепали по влажному деревянному покрытию. В душевых пахло сыростью и ядреным шампунем. Улучив момент, Леня пробрался мимо администрации в предбанник VIP-сауны. Но на входе в парилку все-таки нос к носу столкнулся с голой девушкой, которая как раз уходила, заворачиваясь в полотенце.

— Эй, мужик, ты перепут…

Леня уложил ее хуком справа: голое тело глухо стукнулось о доски, полотенце отлетело в сторону. В нише на противоположной стене парилки, у самых углей, развалился краснолицый мужчина лет пятидесяти. Мускулистое, но слегка обрюзгшее тело было покрыто мокрыми седыми волосами, член еще не успел опасть после недавнего соития. Мужчина этот был успешным, не чуравшимся криминала бизнесменом Николаем Бариновым, известным также как Барин.

На неожиданного посетителя он почти не среагировал — лишь слегка подобрался на скамейке.

— Ай-яй-яй, — произнес Леня, чувствуя, как закипает внутри ярость. — А что бы на это сказала жена?

— После того как я тебя с ней прищучил, у нее и без этого есть о чем подумать, — ответил Барин, пожевав губами. — Чего пришел, кастрат?

— Наказывать.

Хрюкнув, мужчина поднялся со скамьи, оказавшись на полголовы выше Лени.

— Чем? Голыми руками? Или носком в трусах?

Он ткнул пальцем в обмотанные полотенцем бедра Лени, в выпирающий бугорок спящего Червя.

— Быстро ты на ноги встал. Но вот сейчас ступил. Я ж тебя, ебаря, похоронить мог, а вместо этого просто урок преподал. Пожизненный, хех. Не суй хер куда не надо.

— Лучше бы похоронил.

— Ну, давай. Сгораю от любопытства, что ж ты будешь делать. Даже охрану звать не буду. Что может быть лучше после сауны и траха, чем хорошая тёрка? — Мужчина показал пудовые кулаки со сбитыми костяшками.

Сбросив полотенце на пол, Леня с удовольствием увидел, как улыбка сползает с лица Барина. В следующий миг рванулся, выпятив бедра, вперед, предвкушая злобный стрекот, отвратительную метаморфозу, ощущение жрущего Червя, вошедшего в плоть врага, словно нож в масло. Вместо этого получил в подбородок, отлетев назад — удивление не помешало Барину среагировать на нападение.

— Это как же… — произнес мужчина, бестолково пялясь на Ленин пенис.

Тот сплюнул кровью на доски, не понимая, почему не явился Червь. Вот тебе жертва — бери и жри. Тварь не проснулась даже после удара — на раны носителя, видимо, ей было плевать. На Леню накатил страх перед голым великаном, который должен был вот-вот оправиться от потрясения, понять, что любовник его жены не усвоил, так сказать, урок, и решить преподать его самостоятельно. Что такими кулаками можно сделать с человеком, не хотелось даже думать.

Рядом послышался вздох боли: девушка начинала приходить в себя. И тут до Лени дошло, какой приправы не хватает этому блюду. Потянувшись к эскорт-шлюхе, он положил ладонь на ее плоский живот. Повел вверх, ощущая, как непроизвольно напрягается под гладкой кожей пресс, дошел до груди, схватил и сжал, почувствовав под рукой заострившийся сосок. Вжался носом в подключичную ямку, втянул аромат распаренного тела. Член потяжелел, раскачиваясь между ног, словно грузик: кончик головки то и дело цеплял бархатное бедро бесчувственной девушки.

— Что ты, блин, делаешь?! — Барин потрясенно наблюдал за его манипуляциями, его перекошенное лицо становилось все краснее. В следующий миг он шагнул вперед, занося ногу для удара, целясь Лене в голову.

Червь бросился навстречу, дергая Леню за собой. Пятка Барина исчезла у твари в пасти. Раздался хруст, брызги крови разлетелись по парилке. Барин страшно взвыл, падая на спину. Леня, получив болезненный удар в бок, сумел взгромоздиться на мужчину сверху, зажав голову противника между колен.

Когда Барин разглядел над собой Червя, он тут же затих, наблюдая сначала прямо, затем — краем глаза, как маслянисто-черное тело, треща неисправной розеткой, обвивается вокруг его шеи. Задергался только после того, как петля затянулась и давление начало возрастать с неимоверной скоростью. Леня, оргазмируя от каждого движения Червя, смотрел, как лицо человека, оплатившего его кастрацию, наливается лиловыми соками, как костяные гребни на теле твари до крови царапают гладко выбритые щеки. Чувствовал, как по голым ягодицам все медленнее скребут руки Барина. Валивший от углей пар горячими каплями оседал на спине.

Когда Червь разжал хватку и задушенное тело Баринова упало к его ногам, Леня подошел к девушке и встал над ней на четвереньки. Ему не нужно было напоминать, что Червь теперь не заснет. За услугу стоило заплатить.

Девушка открыла глаза. Она, наверно, спала, потому что над ней, улыбаясь, склонился красивый плечистый мужчина. Абсолютно голый. После вереницы набитых деньгами старперов девушка не имела ничего против таких эротических снов.

Но, опустив взгляд вниз, она поняла, что попала в кошмар.

*

— Попался, сука, — прошипел Валик, следуя за темно-зеленой «десяткой» по пятнадцатому километру автомагистрали.

За окном клубилась темная ночь. По обеим сторонам дороги — лишь дрыхнущие под снегом поля да редкие посадки. Автомобиль, который он преследовал, остановился. Валик, заранее потушив фары, притормозил в пятидесяти метрах и выбрался на свистящий холод, прихватив с соседнего сиденья разводной ключ, который, даст бог, скоро тесно соприкоснется с чьей-то наглой мордой.

То унижение он запомнил хорошо. Грузная усатая Мынычиха — «мамка» всех девок, ошивающихся после десяти вечера по Полтавскому Шляху и Тракторостроителей, — со всего размаху отвесила Валику оплеуху, опрокинув немаленького в общем-то парня на землю.

— Как это, млять, пропала? Во второй раз? Ты куда, дэган, смотрел?

— Парень был вроде нормальный, — прогундосил Валик, утирая выступившую кровь. — Не из проблемных. А там возле заправки как раз индивидуалка выползла, я пока ей объяснял, что это ваша, теть Мыня, территория, мужик с «местоимения» укатил. Как будто почуял что, урод.

— Первый раз тоже он был?

— Да, наверно. Девочки в тачках не шарят. Говорили, вроде зеленая, не драндулет, но таких хоть жопой жри. Не кидаться ж на всех подряд, а, теть Мыня?

Мынычиха с грозным видом подступила вперед, заставив Валика, который так и лежал на полу, испуганно съежиться.

— За тех девчонок расплатишься сам. Упустишь еще одну — самого поставлю на панель, понял?

Валик с готовностью закивал.

— Теть Мынь… А мы того… ментам звонить не будем? Он же их убил… девочек… походу.

— Валь, ты дебил? На шлюх им насрать, будет только лишний повод за отступными заглянуть. Сами разберемся, если урод этот вернется.

Но урод не вернулся. Словно волк проредил стадо проституток и скрылся в темном лесу многоэтажек. Все вошло в привычную колею: долг Валик выплатил, девок пасти стало не нужно. И все же мудак на зеленой «десятке» не шел у парня из головы. То был самый настоящий маньяк, как пить дать, и ушел он от него, Валика, лишь по чистой случайности.

Если честно, до того, как тетя Мыня взяла его в оборот, он хотел стать полицейским. Не прошел, правда, психологический тест. И по спортивным нормативам. И по знанию Конституции. Но с логикой у него все было зашибись, и все сезоны «Криминалистов» он пересмотрел, так что знал: маньяк сам не остановится. Либо его грохнули сводники с других участков — но тогда Мынычихе доложили бы, — либо он промышляет среди таких шлюх, на которых даже сутенерам плевать.

Маньяк вполне мог сейчас кататься в пригород, снимать «плечевых».

Не поленившись, Валик созвонился с тамошними шмаровозами и сам поездил, поспрашивал по «местам». Не самое приятное времяпровождение, но каково же было его удивление, когда он узнал, что в последнее время девки здесь пропадают пачками, а несколько трассовичек опознали зеленую «десятку».

Загребая полные кроссовки снега, Валик продвигался к впаянному в ночь силуэту автомобиля, согреваясь мечтами о статье в газете с названием типа «Простой гражданин поймал серийного убийцу» или образом хрустящего под разводным ключом лица ублюдка, из-за которого ему пришлось отслюнявить Мынычихе приличную сумму.

Окна запорошенной снегом «десятки» уютно светились, будто при дороге стояла избушка. Крепче сжав ключ, Валик заглянул в салон со стороны водителя и замер в нерешительности. Он ожидал увидеть кровавую сцену, но такого не предусмотрел.

Хозяин «десятки», заложив руки за голову, развалился на заднем сиденье автомобиля, в то время как одетая в поношенный свитер проститутка делала ему минет.

Прошла минута. Валик вусмерть замерзал, наблюдая, как мужик расслабляется в теплом салоне. Ну не лезть же туда сейчас? А вдруг это вообще не тот кадр, просто не слишком разборчивый таксист, или этот, как его… коммивояжёр.

И тут голова шлюхи начала разваливаться.

*

Ничего об этом не зная, Леня рассуждал так же, как и старая Мынычиха. Аппетиты Червя пугали: он требовал по человеку в день. Леня прекрасно понимал, что серийный убийца из него никакой, и если он будет склонять к смертельному интиму обычных девушек, то на него быстро выйдут. Кого менты точно не хватятся, так это проституток. Да и то не всяких.

Леня, пользующийся среди девушек популярностью, услугами шалав пренебрегал. Зачем, если есть куча нормальных и чистых телок? Несколько раз с элитными проститутками за компанию с деловыми партнерами в счет не шли. Но элитных так просто не убьешь, как и «комнатных». Крыша у них — никакой Червь не поможет. Охотясь на уличных, Леня в какой-то момент понял, что его пасут: вокруг все время вились сутенеры, последнюю шалаву он еле выцепил, не попавшись в лапы «котам» по чистой случайности.

Оставались «плечевые», ошивающиеся по междугородным трассам. Низшая каста шлюх, нечто среднее между человеком и животным. Шмары, которые по-хорошему должны были сами доплачивать за интим, — грязные, вонючие, одетые в обноски. Леня просто не мог взять в толк, кто вообще на них тратился. По их венам вместо крови текла дешевая наркота и венерические болезни, между ног в зарослях свалявшихся лобковых волос притаились загнившие щели, в которые он, подавляя (когда удавалось) рвотный позыв, вторгался со звуком хрустнувшей сукровичной корки. Жизнь Лени превратилась в кошмар — вечный страх быть пойманным, дрянные тела на обочине дороги, кровь и стрекот холодного чужого монстра между ног. Он больше не хотел секса, но и умирать не хотел тоже.

Сейчас он изо всех сил стискивал веки, ловя последние мгновения оргазма, пока Червь работал над шлюхой, превращая тупое беззубое лицо в питательную кашицу. На колени стали падать кости черепа, покрытые сальными, выпаленными дешевой краской волосами. Пахнущее ядреным потом тело завалилось назад, Леня едва успел придержать его за покрытые следами инъекций руки.

Когда боковое стекло взорвалось ему в лицо, а что-то твердое ткнулось в скулу, выбив ее из пазов, он не сразу почувствовал боль — только облегчение, когда ворвавшийся в салон вьюжный ветер на секунду выдул оттуда все запахи и остудил тело. А вот в следующий миг в голове произошел взрыв, отбросивший Леню на пассажирское сиденье. Сквозь фейерверки в глазах он успел увидеть бешено изогнувшегося Червя и струю кислоты, выпущенную в окно.

Когда чресла и живот полыхнули адовым огнем, Леня отключился почти с облегчением.

*

Вместо члена у мужика был… не член. Едва увидев это существо, Валик высадил стекло, цепанув голову водителя, затем ударил второй раз, прямо по черной хрени, распанахав пуховик и руку о торчащие осколки. Тварь плюнула чем-то зеленым, Валику обожгло висок, и он, отшатнувшись, сел в сугроб.

Черная хрень прыгнула за ним, с корнем выдирая себя из паха мужика. Пролетев над Валиком, она скрылась в ночи, таща за собой ворох кишок с перепутанными в них комьями внутренностей, окропив потрясенного сутенера фонтаном кровавых брызг.

Валик прижался спиной к дверце «десятки», выставив разводной ключ перед собой. От лошадиной дозы адреналина он вспотел и не ощущал колючего, скребущего по телу ветра. Висок продолжало жечь. За квадратом света, падающего от машины, хрустел снег. Так трава шуршит под змеиным телом.

Жжение стало просто невыносимым, перекинувшись на всю голову. Дотронувшись до места, куда попала плевком тварь, Валик окаменел. Вместо твердой кости пальцы на фалангу вошли в мягкую массу. В ту же секунду в голове что-то щелкнуло, и все звуки пропали. Возможно, именно поэтому он и прозевал бросок Червя.

Юркое тело, похожее на шмат ночной тьмы, вошло прямо в приоткрытый Валиков рот, разом отхватив язык и кусок щеки. Костяные гребни встали торчком, разрывая напрягшуюся для вопля гортань, нижнюю часть лица и носоглотку. Валик несколько секунд агонизировал в полной тишине, пока не погиб его мозг, пожираемый Червем, растворяющийся в его пищевых соках.

Но рука еще долго махала разводным ключом.

*

То, что пациент протянул так долго, было необъяснимым чудом. Найденный и чуть не сбитый дальнобойщиком посреди пустынной трассы за городом, почти окоченевший, до этого проползший приличное, судя по сохранившемуся кровавому шлейфу расстояние. И все это с выпотрошенным животом и тазовой областью — ни кишок, ни желудка, ни мочевого пузыря. При том, что скорая ехала полчаса: не спасать — забирать труп.

В его крови обнаружили вещества неизвестной природы. Возможно, только благодаря им он и дышал сейчас, подключенный к системам жизнеобеспечения.

— Как же тебе больно, наверное, — хмыкнул врач-реаниматолог, наблюдая за чудо-пациентом.

Ему не терпелось взглянуть на результаты вскрытия, которое проведут следующим утром. Температура росла, по телу бедолаги пожаром бушевал сепсис, купировать который было уже не реально.

Странный грохот в вентиляционной трубе над головой непонятно почему заставил врача вздрогнуть.

Комментариев: 5 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 thistle 13-04-2019 23:05

    Рассказ действительно интересный.

    Билкис из Американских Богов Лениного прикормыша не заценила бы - она-то своим поеденным дарила блаженство.

    А Веном - вполне себе обрадовался братику.

    Учитываю...
  • 2 Виктория 10-04-2019 22:25

    Это такой рассказ, который и люто интересный, и ужасно мерзкий, и просто страшный (особенно предпоследняя сцена, где происходит вся движуха). Но, собственно, поэтому рассказ и притягивает внимание - он жуткий во всех отношений, поэтому любителям хоррора должно понравится. Мне вот понравился) И да, стиль написания хорош, очень ладный текст, ни на на чём не споткнулась.

    Учитываю...
  • 3 Надя 20-03-2019 22:29

    Читала не отрываясь. Понравилось! Необычно. Очень интересно. Можно развить тему в целый сериал.

    Учитываю...
    • 4 Автор 21-03-2019 16:22

      Надя, спасибо за приятный отзыв!

      Учитываю...
      • 5 Надя 29-03-2019 00:01

        Автор, спасибо Вам за увлекательный рассказ! Пишите ещё!

        Учитываю...