DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Сара Дэйли: «Возможно, это богохульство, но я не особо люблю Ардженто!»

Сара Дэйли и ее фильмы пока не особо известны в России, но уделить им внимание стоит: много ли вы знаете хоррор-сценаристов, которые называют источником вдохновения фильмы Билли Уайлдера и Чарли Кауфмана? При этом ее

«Черные перчатки» используют стилистику «классических ужастиков Universal», но остаются самостоятельным и своеобразным фильмом, одним из самых недооцененных за последние годы. Итак, очаровательная Сара Дэйли и ее эксклюзивное интервью DARKER.

Как вы начали писать сценарии, что вас вдохновило? Пробовали ли себя в роли писателя?

Сколько себя помню, я всегда любила писать истории, но не представляла, что писательство может стать карьерой. Закончив школу, я получила степень по медиа-арту в Дублинском институте технологий. Там давали смесь кино, телевидения и радио, причем и теорию, и практику. На четвертый год обучения мы могли выбрать специализацию, и я пошла на сценариста: именно эта часть курса мне сильнее всего нравилась, и я чувствовала, что нашла свою нишу. Мне и сейчас нравятся разные способы рассказывать историю, от песен до поэзии, но сценарий – уникальная форма искусства в своей сжатости, точности и визуальности. Я сразу влюбилась в этот медиум и считаю, мне невероятно повезло, что я занимаюсь этим профессионально.

Вы не только сценарист, но еще и композитор, продюсер, монтажер – не могли бы вы рассказать о своей работе в этих областях?

С моим партнером Лаури Брюстером мы управляем производственной и дистрибьютерской компанией Hex Studios здесь, в Шотландии. Мы основали ее около десяти лет назад. И когда управляешь компанией, часто приходится заниматься самыми разными вещами, и я обнаружила, что выполняю самые разные роли в кинопроизводстве. Есть задачи, которые я предпочту делегировать: дизайн звука, например. Но по большей части мне нравится участвовать в разных частях процесса.

Думаю, сейчас любой творческий человек, работающий в кино, должен обладать широким диапазоном навыков, чтобы сделать существенную карьеру. Продюсерские способности, конечно, особенно полезны, чтобы твоя работа была профинансирована и снята. Если этих умений у тебя нет, то часто ты становишься наемным сценаристом, который рассказывает чужие истории, не обладая свободой рассказывать собственные. Творческая свобода очень важна для нас, и широкое знание индустрии помогает нам достичь ее.

Также я поняла, что знание различных сторон процесса делает тебя лучше как сценариста. Занимаясь монтажом, я узнала о сценарном мастерстве не меньше, чем из книг для сценаристов. И, монтируя сцену, на которую были потрачены твое время и деньги, ты становишься лучше как монтажер еще на стадии сценария!

Есть ли сценаристы, которых вы назвали бы учителями, источником вдохновения?

Сразу вспоминаются два имени. Во-первых, Билли Уайлдер, сценарист такой классики Голливуда, как «Двойная страховка» и «Сансет-бульвар», а во-вторых, Чарли Кауфман, написавший «Нью-Йорк, Нью-Йорк» и «Адаптацию». Они оба вдохновляют меня, но по разным причинам.

У Уайлдера был невероятный дар диалога. Каждая реплика стала культовой. Его диалоги никогда не были чисто функциональными – в них всегда была поэтичность, мелодия, но не было ничего лишнего. Его стиль диалогов был источником вдохновения для «Черных перчаток», многое позаимствовавших из мелодрам 30-х и 40-х.

Фильмы Чарли Кауфмана очень странные, но в то же время волнующие – это качество мне хотелось бы ухватить и в моих сценариях. В таких фильмах, как «Враждебные вороны» (мы рассказываем в нем о ветеране, страдающем ПТСР, которому приходится столкнуться с собственными демонами в буквальном смысле), эта история иногда абсурдна, мрачно-комедийна, но это еще и очень эмоциональный фильм, который говорит об универсальных человеческих переживаниях. Кауфман делает это невероятно хорошо, и его сценарии вдохновляют меня стремиться к подобным вершинам.

Есть ли фильмы, заставляющие вас подумать: «Боже, хотела бы я его написать!» И есть ли фильм, ремейк которого вы хотели бы сделать?

Есть несколько недавних фильмов ужасов, которые мне очень понравились и которые резонируют со мной так, что я хотела бы сама написать их, да! «Озеро Мунго», например, очаровательно простой, но глубоко пугающий и с трогательной идеей. Также мне понравились «Дары смерти» (The Devil's Candy, 2015), в которых, мне кажется, хорошо поработали, создавая правдоподобные отношения между основными персонажами, и заставили нас искренне переживать за них, а это редко происходит в хоррорах. Оба эти фильма очень недооценены, на мой взгляд. Они заслуживают большего признания!

Что касается ремейков… честно, меня не особо вдохновляет идея их создания! Для меня как сценариста удовольствие писать, в первую очередь, связано со способностью создавать новые миры, изобретать новые истории. В ремейках или экранизациях меньше места для креативности. Я открыта любым вызовам, но подобного я не буду искать или жаждать. Хотя я бы посмотрела ремейк любого из наших фильмов! Было бы забавно!

Любите ли вы хоррор в других формах: книги, комиксы, игры? Можете ли назвать несколько фаворитов и объяснить, почему именно они?

Да! Я люблю хоррор-литературу даже сильней, чем фильмы. Я выросла на диете из Стивена Кинга и Дина Кунца, а потом начала ценить классиков типа М. Р. Джеймса и Дафны дю Морье. «Поворот винта» Генри Джеймса всегда потрясал меня – то, как он создает эту вездесущую жуть и как идеально уравновешивает двусмысленность нарратива. В последнее время мне очень понравилась серия английского писателя Дэвида Муди «Бешеный» (Hater). Я не особенно люблю произведения о зомби, но он нашел свежий подход, и написана книга очень мощно, с эффектом присутствия.

Ваш фильм «Черные перчатки» рассказывает о балете и, в частности, о «Лебедином озере». Чем вас вдохновила именно эта тема и именно этот балет?

Идея использовать элементы «Лебединого озера» в истории пришла мне, когда я узнала, что антагонист в этом балете является в облике совы. Я подумала, что я могу довольно интересным образом вплести это в сюжет. Есть несколько параллелей между персонажем Одетт/Одиль из «Лебединого озера» и нашей главной героиней, Элизой.

И я, и Лаури давно любим танец, он вдохновляет нас, нам нравится включать танцы в наши фильмы. И нам повезло несколько раз сотрудничать с Александрой Николь Халм. Она одновременно и одаренная актриса, и талантливый, профессиональный танцор и хореограф. Мы работали с ней над танцевальными сценами фильма. Думаю, она потрясающе поработала.

Как насчет «Суспирии»? Повлиял ли этот фильм на «Черные перчатки»? И что вы думаете об оригинале и ремейке «Суспирии»?

Возможно, это богохульство, но я не особо люблю Ардженто! Я глубоко его уважаю, но его фильмы не особенно отзываются во мне. Я считаю, у него есть невероятное, уникальное видение, и «Суспирия», без сомнений, культовый и прекрасный фильм, который навсегда останется классикой. Что касается ремейка, то, боюсь, я его не смотрела! Как я уже сказала, я не поклонница ремейков. Если я уже знаю сюжет, то мне не особенно интересно смотреть. Загадка того, как будет развиваться история, вызывает у меня наслаждение от просмотра, а если загадки нет, то и увлечься мне трудно. Со временем, наверное, я его посмотрю, но пока не могу комментировать!

Что касается влияния «Суспирии» на «Черные перчатки», то, думаю, она сильнее повлияла на наш следующий фильм «Машина дьявола» (The Devil's Machine, он же Automata), который вдохновлен визуальным стилем джалло.

Повлияло ли на фильм джалло в целом? Микеле Соави, возможно?

И снова я бы сказала, что джалло сильнее повлияло на «Машину дьявола», стилистически, как минимум. Источник влияния на «Черные перчатки» старше лет на семьдесят, ха-ха!

«Черные перчатки» выглядят очень «олдскульно», в духе классических хорроров Universal. Это было заложено в сценарии или так решил уже режиссер? И в любом случае, почему эта история потребовала такого стиля?

Да, с самого зарождения фильма мы хотели, чтобы он воспринимался классическим хоррором, и сценарий был написан с учетом этого. Я знала, что фильм будет черно-белым, и хотела сделать его как можно аутентичнее по отношению к эпохе, вдохновившей его. Я смотрела много нуарного хоррора 30-х, 40-х и 50-х, вроде «Ребекки», «Людей-кошек» и «Седьмой жертвы», чтобы понять стиль сценариев. Полагаю, мы хотели, чтоб он заметно отличался от нашего первого фильма о Человеке-Сове, «Повелителя слез», и создание совершенно иной визуальной эстетики было частью этого.

Злодей «Черных перчаток», Человек-Сова, пришел из «Повелителя слез». Замышлялся ли он франшизой с самого начала или Человек-Сова возник как «одноразовый» монстр? Можем мы надеяться на новые истории о нем?

Конечно, создавая персонажа всегда надеешься, что он вызовет отклик у аудитории, найдет поклонников, но никогда не знаешь точно, произойдет ли это. Мы были удивлены и, конечно, очень рады, узнав, что Человек-Сова очень быстро обрел фанов! Благодаря не только фильму, но и нашему YouTube-каналу, где мы снимали розыгрыши и видео с Человеком-Совой для продвижения «Повелителя слез». Человек-Сова вызвал отклик даже у таких тяжеловесов, как Элис Купер и Слэш из Guns N’ Roses! Также он был увековечен в форме куклы в культовой серии хоррор-фигурок компании Mezco Toyz, что просто изумительно.

Так что мы знали, что с персонажем стоит поработать еще, и чувствовали, что он заслужил еще один фильм, а потому вернулись к нему в «Черных перчатках». Не знаю, будем ли мы снимать еще один фильм о Человеке-Сове, но уверена, что видим мы его не в последний раз!

Какой из ваших фильмов самый любимый и почему?

Для меня это «Враждебные вороны». Кажется, это самый честный, прямой и эмоциональный из наших фильмов. Джеми Скотт Гордон показал выдающуюся игру и в роли многострадального ветерана, и в роли его помешанного доппельгангера, и, я думаю, именно сила его игры создает дух фильма. Он очень отличается от остальных наших работ тем, что снят очень естественно (по большей части!), он очень суровый и свободный, менее «сценический» и театральный, чем другие наши проекты, но, я думаю, именно это придает ему очарования и потому он так сильно воздействует.

Успех фильма или любого произведения искусства, основан на его способности заставить тебя что-то прочувствовать. Заставить аудиторию почувствовать нечто по отношению к персонажу и себе самим – в этом и есть цель любого фильма, и, думаю, пока что «Враждебные вороны» сильнее всего преуспели на этом фронте.

И конечно, любой сценарист мечтает, что его следующий проект станет лучшим! Так что – ждите!

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)