DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ПАРАНОРМАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ. ПОМЕСТЬЕ ПРИЗРАКОВ

Сергей Переседов «Сказки на ночь»

Иллюстрация Ирины Романовской

– Мам, почему тут так противно пахнет? – детская непосредственность. Да, она самая.

– Здесь долго не проветривали… Наверное, поэтому, – объяснять шестилетнему сыну вонь в доме дряхлой старухи, последние пятнадцать лет прожившей в одиночестве, было слишком. Я и так устала за этот чертовски длинный день.

– Не будешь проветривать у себя в комнате – пахнуть будет также. А может и еще хуже… – это я, старательная мать, использую любой повод в воспитательных целях.

– Что-о, правда? – Ванины глазенки удивленно расширились и теперь занимали добрую половину лица.

Я неопределенно хмыкнула. Утвердительно или отрицательно? Пусть додумывает сам. В жизни надо оставлять место недосказанности.

Громкий топот маленьких ножек. Глубокие мысли, едва блеснув, так и остались на глубине.

– Ваня, осторожнее, пожалуйста, не носись как угорелый!

Светло коричневые доски пола прятали свои уродливые сколы под протертым половиком неопределенного цвета. Всюду пыль, засохшая грязь…

– Можешь не разуваться! – запоздало разрешила я.

– Хо-ро-шо-о-о! – звонкий голос уже доносился из комнаты.

«Бесстрашный!» – с нежностью подумала я о сыне.

– Подумать только! Отчий дом! – стряхивая с себя дремоту усталости, я пыталась осмыслить этот факт.

– Ты что-то сказала, мама?

– Будь осторожнее, говорю! Это чужой дом.

– Как же он чужой если бабушка умерла. Мы ее закопали, и он теперь наш? – светлая голова появилась в дверном проеме. – Или бабушка не умерла?

– Умерла, умерла, – поспешила я предотвратить панику. – Я имела в виду, что это место нам не знакомо…

Голова моментально пропала.

Я последовала за ней.

Большая проходная комната. Когда-то мы величаво звали ее «Зал». Те же поносного цвета полы, что и пятнадцать лет назад, укрыты тем же пыльным ковром. Выцветшая простыня на разложенном диване, там же – горб подушек под нею. Старый телевизор на обшарпанном комоде в углу, на нем пульт в истертом целлофановом пакетике…

«Для сохранности», – должно быть, я уже тысячу лет не видела, что бы кто-то убирал пульт в целлофан.

В соседнем углу Ваня возился с большой черной тряпкой наброшенной на трельяж.

«Трельяж… Неужели я помню это слово?», – тягучие серые воспоминания с трудом просыпались во мне. Если мне чего-то и не хотелось, так это предаваться сантиментам.

Мельком взглянула на кухню: самодельный, топорной работы стол едва помещался в тесной каморке. Открытый пузырек корвалола укоризненно смотрел на меня. Я отвернулась.

Безжизненной тьмой проемов на меня смотрели две комнатушки. Занавески, что когда-то выполняли роль дверей, были откинуты. В этих комнатках не предусматривалось окон – опочивальни, так их насмешливо называл Ринат. Вскоре, и мать стала повторять за ним.

«Одна из них была моей… Правая. Зайти?»

Заходить не хотелось.

Короткий осенний день вяло угасал за грязным окном. Я щелкнула кругленьким черным выключателем, но свет не зажегся.

«Чудесно!» – обрадовалась я – был повод свалить отсюда побыстрее.

– Мама, что это? – черная тряпка побеждено свалилась вниз. Под деревянную рейку центрального зеркала была воткнута блеклая фотография.

«Я!» – охнула я мысленно. Внутри что-то напряглось, натянулось.

Озорно улыбаясь, восьмилетняя я смотрела на нас с сыном из глубины зеркала.

«Счастливая…» – горько подумала я.

– Какая красивая!

– Что? ¬– дернулась я.

– Смотри, мама, какая красивая книга!

На туалетном столике лежала истрепанная толстая книжка.

– Сказ-ки на-ро-дов ми-ра, ¬– для шести лет Ваня неплохо читал.

Книга и правда была красивой. Даже спустя столько лет. Тисненные золотые буквы почти не облупились. Сине-красная обложка… Как же я ненавидела это сочетание цветов.

Тошнота поднималась к горлу.

– Можно я заберу ее себе?

Мысль о том, что она поселится в моем доме, будет лежать на прикроватной тумбочке моего сына повергла меня в ужас.

– Может быть папа почитает мне?

Руки затряслись, дыхания не хватало.

«Идем, малышка, папочка уложит тебя и прочитает сказочку на ночь… – от Рината пахло чем-то едко-горьким. Вперемешку с чесноком. – Идем, идем! Слышишь, что папа говорит!»

Уже не счастливая, восьмилетняя я хотела крикнуть:

«Мама, я не хочу! Я не буду! Он мне не папа! Он только притворяется моим папой! Он страшный монстр из книжки!»

Восьмилетняя я знала, что мама выдавит через плотно сжатые губы:

«Слушайся папу…» – и молча, старательно глядя перед собой, пойдет на кухню, включив по пути телевизор по громче.

Маленькая ладошка в потной от предвкушения ладони.

«Я в домике! Я в домике! – твердила защитное заклинание несчастная восьмилетняя я. – В домике! Домике! Домике!»

Моя любимая книга, полная чудес и обязательной, несомненной победы добра над злом, небрежно брошена на подушку.

«Сейчас папа тебя разденет, милая, – хриплый голос дрожал от возбуждения, – сейчас-сейчас, малышка… Какая красивая!»

Опустошенная восьмилетняя я, охваченная сонным параличом, не плакала и не умоляла. Покорно, как кукла, позволила себя раздеть. Только в дальнем уголке сознания, в маленьком светлом круге – барьере от ведьм и чудищ, продолжала твердить: «В домике, домике, домике…»

Ни единой слезинки. Даже потом, от боли. Ритмичное покачивание.

«В домике! В домике! В домике!»

Не хватало воздуха – все забрал себе шумно дышавший жуткий чесночный монстр. Занавеска дверного проема светилась тусклым светом недостижимого избавления. Казалось, что золотые буквы книги поглощают этот волшебный свет. Да! Это она! Она! Она! Он…

– Мама? Мам! – Ваня дергал меня за рукав. – Что с тобой, мам?

Предательские сопли заполнили нос. Стараясь не хлюпать, я медленно втянула как можно больше воздуха.

– Мам, ты плачешь? – голос сына задрожал.

Я быстро махнула рукой по глазам стараясь убрать навернувшиеся слезы.

– Нет, что ты, малыш, – хрипела я, ¬– наверное, аллергия. Тут так пыльно…

Сын мне не верил, но это не имело значения.

– Темнеет… Пойдем домой?

– А как же моя книга? – Ваня внимательно смотрел на меня.

– Нам ничего отсюда не нужно. Тут все грязное. Я куплю тебе новую книгу. Мы с папой купим тебе новую, самую красивую и интересную книгу!

Сын молча взял меня за руку и, защищая, накрыл своей ладошкой. Слезы струились по моим щекам.

Мы шли к выходу.

Комментариев: 3 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Аноним 29-12-2023 14:38

    А написано хорошо. Четко, атмосферно, проникновенно. Но осталась недосказанностьх

    Учитываю...
  • 2 Аноним 28-12-2023 23:09

    Ну и мама. Та, которая дочку отправляла с "папой". И звук телевизора делала погромче. Я не могу принять такое положение дел просто так. Мама, дающая добро на изн-е своей малолетней дочери, нуждается в хоть каких-то, но раз'яснениях.

    Учитываю...
  • 3 Людмила 20-03-2023 09:54

    Очень интересно читать. Люблю истории, которые преподносят через личные переживания героев. Буду ждать следующее ваше произведение

    Учитываю...