DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Сон и алхимия

Об одном случае из психоаналитической практики Карла Густава Юнга


В книге «Психология и алхимия» Юнг детально проанализировал сны молодого человека в хронологическом порядке их появления. Он обработал 400 сновидений и ярких образов пациента, пришедших за девять месяцев. Важно, что Юнг, как человек, увлеченный алхимией и желавший увидеть связь между древним искусством и сновидениями, мог повлиять на содержание снов. Понимая это, Юнг не виделся с пациентом восемь месяцев, и за его интерпретацией следили ассистенты, которые должны были контролировать выводы, чтобы в них не было субъективизма и натянутых гипотез. По крайней мере, в своем предисловии Юнг заявил именно так.

Каждый сон — его причина — происходит из неизвестного источника. Юнг как психиатр установил, что активные архетипы коллективного бессознательного во снах человека пробуждаются в моменты религиозного и личностного кризиса, когда идеи, придававшие смысл жизни, утратили значение. Экзистенциальный вакуум, потеря ценностей и ориентиров, приводящая к депрессии, — это descensus ad inferos (сошествие в ад), с чего начинается opus alchymicum, алхимическое делание.

Анализируя сновидения пациентов, Юнг отметил, что похожие устойчивые образы возникают у разных людей, сны современных людей содержат точно такие же образы, что содержатся в древних мифах, ритуалах, сказках. Чтобы объяснить, почему люди чуждых друг другу культур видят одинаковые сны, Юнг ввел понятие «коллективное бессознательное». Человечество накопило огромную мудрость, но она закодирована в нашем бессознательном, с которым можно напрямую встретиться в видениях и сновидениях.

Общая функция снов заключается в попытке восстановить наш психический баланс посредством производства сновидческого материала, который восстанавливает — весьма деликатным образом — целостное психическое равновесие. Я назвал бы это дополнительной (или компенсаторной) ролью снов в нашей психической жизни.
Юнг К. Г. «Функция и анализ снов»

Юнг видел самоценность сновидений, и в этом принципиальное различие его подхода с подходом его учителя Фрейда. Сновидения — это часть бессознательного, а для Фрейда бессознательное воспринималось болотом, которое нужно осушить, чтобы не было темных мест в психике. Все противоположное сознательному требовало «всплытия на поверхность», прояснения и рационализации. Для Юнга, напротив, как и для алхимиков, имела самостоятельную ценность тайна.

Юнг считал историческими предшественниками аналитической психологии алхимиков и гностиков, осознанно работавших с собственным бессознательным и сновидениями, в частности. Бессознательное — сокровищница индивидуальных образов и древнейших архетипов, играющих первостепенную роль в процессе «индивидуации» — термин, введенный Юнгом, для обозначения развития личности через интеграцию сознания и бессознательного. С архетипами можно вступать в общение через сон и с их помощью достигать личностных трансформаций. Именно так он понимал и алхимический процесс. Процесс индивидуации захватывает человека целиком — и его сознательное эго, и бессознательные процессы, — ars requirit totum hominem («искусство требует человека целиком»). В алхимическом делании человек также имеет дело со всем содержанием собственной души:

Великое Делание затрагивает существование в его тотальности, по возможности не нарушая непрерывность его процессов.
Джаммария Г. «Эта неизвестная алхимия»

Алхимики, по мысли Юнга, подключаясь к бессознательному, часто проходили инициацию именно в сновидениях. Николай Фламель получил знак, как отыскать lapis philosophorum — философский камень, — во сне. К нему явился ангел с таинственным фолиантом, в котором раскрывались секреты алхимического делания. Согласно легенде, вскоре эта книга — книга Авраама — попала к нему в руки, и он вместе с женой сумел ее расшифровать и получить желаемый камень.

Евгений Всеволодович Головин, известный знаток алхимического искусства, привел такую историю, которая случилась с алхимиком Василием Валентином во сне:

Во сне действие происходит в пустыне, ему явился бог Меркурий и начал прыгать вокруг него. И говорит: «Вот смотри, какой я проворный и быстрый, а вообще говоря, мне лет-то не так мало». И тогда Валентин у него спрашивает: «Ну, а сколько, к примеру, тебе лет?» Меркурий говорит: «Сам я толком и не знаю, знаю что немало. Ты вот что сделай, — обращается он к автору, — ты сходи в лабораторию и принеси мне плащ, который я там забыл. А плащ мне важен, потому что он пропитан моей кровью. А кровь моя — такой состав, который никакой растворитель, никакая кислота не растворит. Возьми его и принеси». Заметим, что Валентин, видимо, был очень квалифицированный человек, поскольку из этого сна вышел в свою лабораторию, принес плащ, вернулся в сон, отдал плащ. Плащ Меркурий забрал и отдал кольцо. И Валентин проснулся, и кольцо оказалось у него. Он, собственно, даже особого удивления и не выказал, потому что знал прекрасно, что одна из трактовок алхимического термина «ребис» или «гермафродит» есть буквально «двойная вещь».
Головин Е. В. «Приближение к Снежной королеве»

Легендарный Христиан Розенкрейц, основатель братства розенкрейцеров, согласно аллегорическому произведению Валентина Андреа «Химическая свадьба Христиана Розенкрейца», также прошел алхимическую инициацию через череду снов, приснившихся ему за несколько дней перед Королевской свадьбой, куда был приглашен в качестве гостя.

Юнг также прошел посвящение в алхимию через сон.

Прежде чем состоялось мое знакомство с алхимией, у меня была целая серия сновидений, в которых все время возникала одна и та же тема. Рядом с моим домом стоял еще один или это было другое его крыло или пристройка, что казалось мне во сне очень странным. Каждый раз во сне я недоумевал, почему мой дом мне незнаком, хотя он явно стоял тут всегда. В конце концов, мне приснилось, что я попал в это другое крыло дома. Там оказалась прекрасная библиотека, книги в которой начинались с XVI и XVII веков. На полках стояли огромные толстые тома, переплетенные в свиную кожу. Среди них было некоторое количество книг, украшенных медными гравировками странного вида и иллюстрациями с изображениями незнакомых символов, подобных которым я никогда не видел. В то время я не имел ни малейшего понятия, что они означают, только значительно позднее я распознал в них алхимические символы.
(Юнг К. Г. «Воспоминания, сновидения, размышления»).

И эти сны послужили сигналом, что ему необходимо начать штудировать алхимические трактаты. С помощью них Юнгу удалось сформировать концепцию индивидуации, светский вариант духовного саморазвития.

Был у швейцарского психиатра период, когда он стал практиковать анализ собственных сновидений, а также вызывать видения с помощью метода активного воображения, чтобы преодолеть личный кризис. Юнг серьезно переживал разрыв с Фрейдом, который считал его своим главным учеником, продолжателем его учения. Расхождение взглядов с учителем его потрясло.

Юнг довольно подробно описал этот критический период жизни. Порой, читая написанное, не веришь глазам, как европейский просвещенный психиатр пишет о том, как его работа с собственным бессознательным — общение с персонифицированными архетипами — привела к тому, что привидения заселились в его дом, пугая его самого, его детей и служанок.

Дом наводнили призраки, они бродили толпами. Их было так много, что я едва мог дышать и без конца спрашивал себя: «Бог мой, что же это такое?». — Призраки отвечали мне: «Мы вернулись из Иерусалима, там мы не нашли того, что искали». — Эти слова я сделал началом «Septem Sermones».

И далее он пишет:

Это невероятное событие следовало принимать таким, каким оно было, или, по крайней мере, таким, каким я его себе представлял. Оно, вне всякого сомнения, было связано с моим эмоциональным состоянием, которое и спровоцировало парапсихологические феномены. Это скопище бессознательных образов натолкнуло меня на мысль о присутствии некоего архетипического нумена».

Паранормальные явления, связанные с его погружением в бессознательное, встреча в сновидениях с образами, пугающими и возвышенными, — все это в период кризиса стало частью его повседневности.

Смысл здесь просматривался четко: душа, анима, устанавливала связь с бессознательным, и это была связь с миром мертвых — бессознательное соответствует мифологической «стране мертвых», земле предков. И если в моей фантазии душа отлетала, это означало, что она возвращается в бессознательное, в «страну мертвых». Подобное явление еще называют «потерей души», оно нередко встречается у примитивных народов. В «стране мертвых» душе дана таинственная способность «оживлять» призраков и облекать в видимые формы древние инстинкты, т. е. коллективное бессознательное. Подобно медиуму, она дает мертвым возможность соприкоснуться с нашим миром.

Девять месяцев его дом был полон призраков, а в его снах отчетливо проявлялись алхимические символы трансформации. Этот глубоко личный опыт послужил основой для книги «Психология и алхимия», в которой Юнг выступил в качестве пациента для самого себя.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)