DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Свет и тьма (часть вторая): Uriah Heep и Black Sabbath в 1980-е

Золотой период британских основоположников хард-рока Black Sabbath и Uriah Heep пришелся на семидесятые. Команды сумели встать в один ряд с такими монстрами, как Deep Purple и Led Zeppelin. Мы уже публиковали большой материал о лучших годах творческого пути Sabbath и Heep. Настал час поговорить о более позднем и менее известном, но столь же безумно интересном и сложном периоде творчества этих музыкантов-мистиков — 1980-х.

Заново рожденные

Скоропостижный и позорный конец настиг Uriah Heep в 1980 году. На последнем издыхании команда выдала слабый альбом «Conquest», после чего посыпалась. Группу покинул клавишник-гитарист и основной автор песен Кен Хенсли. Написанные им в лучшие годы «Easy Livin'», «July Morning», «Sunrise», «Free Me», «Lady in Black» и другие блокбастеры стали бессмертными хитами, которые даже сейчас, спустя сорок-пятьдесят лет, не слышал разве что глухой. Еще до записи «Conquest», плюнув на все, из группы ушел ветеран классического состава Ли Керслейк, недовольный дрязгами и творческим кризисом. Примечательно, что барабанщик присоединился к вылетевшему с треском из Black Sabbath Оззи Осборну и поучаствовал в записи первых двух альбомов «великого и ужасного», ставших классикой хэви-метала. Именно Керслейк барабанит в «Crazy Train» и «Mr. Crowley».

Новые участники «Хип» — ударник Крис Слэйд и вокалист Джон Сломан — разбежались кто куда следом за Хенсли. Гитарист Мик Бокс и басист Тревор Болдер, пытаясь реанимировать расползающийся по швам коллектив, обратились к первому вокалисту и основателю Дэвиду Байрону с предложением вернуться. Вопреки ожиданиям, тот отказался без объяснения причин. Болдер не стал ждать у моря погоды и принял предложение присоединиться к Wishbone Ash. К 1981 году от Uriah Heep остался один Мик Бокс.

После годового запоя гитарист взял себя в руки и решил возродить легендарный ансамбль. К тому времени Керслейк рассорился с Оззиком и рвался обратно в «Хип», где Бокс принял его с распростертыми объятиями. Заодно барабанщик переманил из группы Осборна басиста Боба Дэйсли — известного музыканта, который успел засветиться еще и в альбоме Rainbow 1978 года. Клавишником наняли Джона Синклера, а вокалистом — Питера Голби.

Обновленный состав тут же засел за работу над материалом, который увидел свет в 1982 году под отмороженной обложкой с жутко правдоподобной харей некоего потустороннего существа. Своей способностью вызвать внутренний дискомфорт она сравнится, пожалуй, лишь с обложкой «Innocent Victim» 1977 года.

Впрочем, не так страшны Uriah Heep, как их обложки. Новый релиз получился вполне в духе попсовенького мейнстримового хард-рока того времени. Поскольку Хенсли отошел от дел, новинка имела маловато общего со старыми добрыми «Хипами», когда на вокале трудились Байрон и Лоутон. Да и не такая уж это новинка, если разобраться.

Из десяти композиций пять — кавер-версии малоизвестных песен других исполнителей. Раньше Uriah Heep никогда не включали каверы в альбомы — разве что иногда исполняли рок-н-ролльные стандарты на концертах. В обойму вошли слезливая баллада «Prisoner» (оригинал Sue Saad and the Next), динамичная «On the Rebound» в стиле диско (Расс Боллард), скучноватые и почти одинаковые «Hot Night in a Cold Town» (Джон Кугар) и «That's the Way That It Is» (Bliss Band). «Running All Night with the Lion» притащил с собой Синклер из группы «Lion», откуда только что ушел.

Керслейк, Бокс, Синклер, Дэйсли, Голби

Закрывающая «Think It Over» уже была ранее записана синглом с Джоном Сломаном на вокале — сразу после ухода Хенсли. Таким образом, полностью оригинальный материал — всего четыре композиции из десяти. К их сочинению Бокс привлек всю команду. Особенно интересны «Too Scared to Run» («Парализованный страхом») и «Sell Your Soul» («Продай душу»). Первая — напористая, скоростная, с заводным гитарным риффом, мощным припевом на несколько голосов, с витающей в воздухе угрозой. Такой и должна быть открывающая песня в хард-роковом альбоме. Вторая — агрессивная, зловещая, о темной стороне рок-н-ролла. В ней энергичный гитарный шаффл, эффектно замедляясь, переходит в тяжеленный, раскатистый припев. «Too Scared to Run» так хорошо зашла публике, что до сих пор остается в концертном репертуаре группы.

Обновленный ансамбль быстро набрал обороты, стал давать огромное количество концертов, а в 1983 году тем же составом выдал новый релиз — «Head First». Антураж «Абоминога» сохранился, хотя получилось слегка затхло. Здесь вновь наблюдается легкий перебор с заимствованиями. Одна песня принадлежит Брайану Адамсу (иные сочтут это дикостью для классиков хард-рока), еще две — менее известным сторонним композиторам.

Когда ситуация в Uriah Heep стабилизировалась, у Black Sabbath дела, наоборот, пошли наперекосяк. Случилось это в 1982 году, когда из группы ушел Ронни Джеймс Дио. В команду вернулся барабанщик Билл Уорд, а на роль вокалиста взяли Яна Гиллана, прославившегося работой в Deep Purple. В 1983 году вышел альбом «Born Again», подробнее о котором можно прочитать в предыдущей статье цикла «Свет и тьма». Хоть релиз и принято ругать, он превосходно сыгран, достаточно самобытен и весьма интересен тем, как Гиллан оригинально вписывается в стилистику Black Sabbath. Увы, коммерчески пластинка оказалась полностью провальной, а тут вдруг наклюнулось возрождение классического состава Deep Purple, так что Гиллану в Sabbath делать было больше нечего. Группа пробовала нанимать других вокалистов, но безуспешно. Постепенно ее активность сошла на нет, и участники переключились на другие проекты. Впрочем, возрождение не заставило себя долго ждать. Но об этом позже.

Пока Sabbath пребывали в анабиозе, Uriah Heep немножечко обновились. Дэйсли ушел обратно к Оззи, а его место занял вернувшийся Тревор Болдер. В 1985 году этот состав выпустил альбом «Equator» — на сей раз, бог миловал, без каверов. Пожалуй, лучшие номера этого релиза — последние три. «Skools Burnin'» могла бы стать неофициальным гимном всех школьников. Почему неофициальным — понятно из названия. Заводная, легкая, в духе глэм-метала восьмидесятых, она с первых аккордов поднимает настроение. «City of Heartache» («Город страданий») — тревожные завывания о темной стороне богемной жизни. Ну, и вишенка на торте — «Night of the Wolf» («Волчья ночь») — тяжелая, зубодробительная, напряженная, сильно выбивающаяся из общего контекста. Явно в духе старых Uriah Heep времен «The Magician's Birthday» и «Sweet Freedom»: инструментальная часть и тематика соответствуют. Позже такую музыку обзовут пауэр-металом.

На этом эра Питера Голби в Uriah Heep завершилась. Из-за напряженного гастрольного графика он сорвал голос и покинул коллектив. Синклер тоже сделал ручкой и на всех парусах вслед за Дэйсли дал деру к Оззи Осборну. Оно и неудивительно: бывший фронтмен Sabbath в те годы купался в лучах славы, а денег у него было в разы побольше, чем у полузабытых «Хипов».

UH сильно изменились, если сравнивать с тем, какими они были в свое золотое десятилетие. Поскольку Хенсли ушел, клавишные отодвинулись на задний план, а на передовую вышла гитара Мика Бокса. Голос Голби, хоть и смахивает на вокал Джона Лоутона, совершенно не тянет на звание выдающегося. Музыканты старались быть ближе к модным в то десятилетие направлениям — AOR'у, глэм-металу, даже заигрывали с диско. Как показало время, зря. Новых поклонников они не привлекли, зато многих старых и верных от своего творчества порядком отвратили. Впрочем, это не мешало Боксу и его соратникам заколачивать неплохие деньжата на сцене, а альбомы, по-видимому, служили оправданием существования коллектива, который был словно могильный выползень-зомби: не то великая команда, не то халтурная подмена.

Боксу, Керслейку и Болдеру понадобилось время, чтобы набрать новых участников и слегка обновить музыкальный формат. Это удалось сделать лишь к концу десятилетия. Тем временем пережила своего рода второе рождение Black Sabbath.

Зов седьмой звезды

История вышла почти комическая. Гитарист Тони Айомми в 1986 году записал сольный альбом со своим другом Гленном Хьюзом на вокале. (В семидесятые Хьюз состоял в Deep Purple — играл на басу и был соведущим голосом.) Ушлый продюсер Дон Арден буквально в последние дни перед выходом пластинки настоял, чтобы ее выпустили под вывеской «Black Sabbath featuring Tony Iommi». Так «Seventh Star» загремел в официальную дискографию группы, хотя все, кто остался из всех предыдущих составов, — это Айомми да клавишник Джефф Николс, который ранее всегда числился приглашенным музыкантом, а не полноценным участником ансамбля. Остальные имена в новом релизе — малоизвестные на тот момент музыканты.

С одной стороны, Хьюз утверждает, будто новостью, что он записал голос для нового альбома Sabbath, а не для сольника Айомми, его огорошили чуть ли не в вечер перед поступлением пластинки в магазины. В пользу того, что изначально планировалась сольная работа гитариста, говорит и тот факт, что музыка и тексты полностью написаны лично им. С другой стороны, Хьюз обычно не только поет, а еще и играет на бас-гитаре — это одна из его фишек. Здесь басовые партии исполняют другие люди — Дэйв Спиц и Гордон Копли. То есть саббатовское распределение инструментально-вокальных обязанностей сохранено изначально. Кроме того, после выпуска альбома подозрительно быстро был организован тур Sabbath с Хьюзом на вокале. В Сети есть любительские видео плохого качества с концертов, где Гленн, привыкший к мелодичной, возвышенной и часто нежной манере исполнения, силится реветь, как Оззи, исполняя саббатовскую классику. То еще представление...

Человек неподготовленный, наслушавшийся Black Sabbath с Осборном и Дио, испытает когнитивный диссонанс. Именно так было с автором этой статьи в далеком 2002 году, когда музыку еще не скачивали из интернета и приходилось искать каждый альбом по всем музыкальным салонам города. Копий классических лонгплеев Sabbath было навалом везде, а вот «Seventh Star» попался лишь раз — спустя годы моей тесной дружбы с классическими творениями группы. Не могу сказать, что впечатления были неприятными. Скорее наоборот: «Seventh Star» стал одним из моих любимых саббатовских альбомов. Но тогда... ощущение, словно оказался в родном городе спустя десятилетия странствий и с трудом узнаешь места.

Тягучая, маслянистая манера гитарной игры Айомми по-прежнему легко узнаваема, особенно когда он играет тритоны, но в целом музыка мало напоминает прежних Sabbath. Теперь это изысканный, лощеный — пусть местами и готически-мрачноватый — хэви-метал с душещипательными балладами и сильным уклоном в перепродюсированный поздний блюз. «In for the Kill» («Убивать») — бодрое начало с мощной ритм-секцией и повествованием о средневековых королевских битвах. «No Stranger to Love» («Не чуждый любви») — типичная для тех лет вылизанная до блеска рок-баллада в духе скорповской «Still Loving You», цепкая, в меру попсовая, в меру надрывная. На нее даже сняли клип, где можно понаблюдать за редким природным явлением — бородатым Гленном Хьюзом.

Следом — озорная «Turn to Stone» («Превратишься в камень») об опасной женщине и ее колдовских чарах. Далее следует короткая эмбиент-инструменталка «Sphinx», которая предваряет долгую эпическую «Seventh Star» — традиционный ход для Sabbath. Заглавная песня отмечена печатью роскошного Востока и повествует о путешествиях по неизведанным мирам. Далее — «Danger Zone» («Опасная зона») о темных сторонах одиночества, с цепким риффом и эффектной вокальной работой Хьюза.

Последние три композиции сливаются в одну и повествуют исключительно о внутренних переживаниях лирического героя. Первая — абсолютно блюзовая, изобилующая импровизированными соляками «Heart Like a Wheel» («Душа — перекати-поле»), в которую Тони удалось органично вписать многократно повторяющийся средневековый тритон. Вторая — размеренная, но напористая хард-роковая «Angry Heart» («Ожесточившееся сердце»). Наконец, третья — короткая баллада «In Memory...» («В память о...»), где акустический гитарный перебор дополняется тоскливым дисторшн-риффом и еще более тоскливыми завываниями Хьюза. Это редкий случай, когда типичный для того времени «затухающий» финал пришелся к месту, странным образом закольцевав альбом, который воспринимается исключительно как единое целое, как монолитное, зрелое произведение умелого скульптора.

Не отработав до конца тур в поддержку альбома, Хьюз вывалился из обоймы: надо было подлечиться от наркомании и алкоголизма. Позже они с Айомми запишут еще пару совместных лонгплеев, но это уже будет совсем другая история — и отнюдь не история Black Sabbath.

Вечные идолы

Пока Мик Бокс в очередной раз сражался с текучкой кадров, Айомми продолжил работать по принципу «сделай сам» — самостоятельно сочинил с десяток композиций для нового альбома, который вышел в 1987 году. Из заслуженных работников Black Sabbath с ним вновь остался лишь Николс. За бас-гитару взялся... кто бы вы думали? Боб Дэйсли. И тут он наследил... За барабанной установкой трудился будущий участник Kiss Эрик Сингер, а на цимбалах ему ассистировал Бив Бивен. К микрофону поставили тридцатилетнего Тони Мартина, который до того засветился лишь в малоизвестных провинциальных командах.

Мартин и Айомми

Айомми окрестил свежий релиз «The Eternal Idol» — «Вечный идол». Поток музыки течет в том же русле, что и в «Seventh Star». Набор тем — традиционный: темная магия, тяжелые психические расстройства, агонизирующее человечество. Открывает альбом бодрая «The Shining», где Мартин сразу демонстрирует свои внушительные вокальные данные — мощный, профессионально поставленный голос и широкий диапазон. Сразу понятно: не самоучка.

Следующая — тягучая, тяжеловесная, исконно саббатовская «Ancient Warrior» («Древний воитель») с приятно навязчивым гитарным проигрышем, приправленным клавишной аранжировкой. Стоит отметить и задумчивую акустическую инструменталку «Scarlet Pimpernel» («Алый первоцвет») — своего рода «цветочную» отсылку к «Orchid» 1971 года (альбом «Master of Reality»). Мрачная «Nightmare» («Ночной кошмар»), изобилующая «адскими» метафорами и раскатами инфернального хохота, предупреждает: «Не дай дьяволу обвести тебя вокруг пальца!» Наконец, заглавная композиция — долгая притча в обреченных тонах о предстоящей гибели мира.

Злобные кагэбэшники и древние викинги

Пока Айомми корпел над новым альбомом, Бокс подобрал в свою команду новых надежных людей — клавишника Фила Лансона и вокалиста Берни Шоу. Этот состав — Бокс, Керслейк, Болдер, Шоу, Лансон — стал самым долгоиграющим в Uriah Heep. Он протянул аж двадцать лет — до 2007 года, а поменялся не из-за дрязг, как обычно, а потому, что ушел на пенсию Керслейк, чье здоровье сильно пошатнулось. Забегая сильно вперед: в сентябре 2020 барабанщик-ветеран умер после долгой борьбы с онкологическим заболеванием. Болдера тоже подкосил проклятый рак, но до самой своей смерти в 2013 году Тревор продолжал играть в Uriah Heep...

Шоу, Лансон, Бокс, Болдер, Керслейк

Берни показал себя превосходным вокалистом: наконец-то нашлась достойная замена Байрону и Лоутону. На сцене он умело исполнял и интересно интерпретировал старые хиты — да и в студии знатно голосил. Тогда же, в 1987 году, оформился авторский дуэт Бокса и Лансона. Другую половину песен с тех пор обычно сочинял Болдер.

В 1987 году обновленная команда отправилась в мировой тур, с размахом прокатилась по соцлагерю и выступила в СК «Олимпийский» в Москве. «Хипы» были, наверное, первыми легендарными зарубежными рокерами, прорвавшими железный занавес. (Как бы ни выпендривались Scorpions своими ветрами перемен, они впервые приехали к нам позже — в 1988-м).

Под впечатлением от посещения параллельного мира Uriah Heep записали в 1988 году альбом «Raging Silence» («Гневное молчание») — в основном на модные в то время пацифистские темки. В песню «Cry Freedom» даже вмонтировали сэмпл голоса русской тетки, говорящей какие-то пафосные слова о свободе. Если отбросить всю подобную шелуху и три довольно невзрачные кавер-версии, то остается единственная по-настоящему яркая песня — «Blood Red Roses» («Алые розы», почти миллион). Текст попсовый, но звучит композиция сочно, добротно, убедительно — с хорошо прорисованными клавишными партиями, эффектными переходами и пронзительными коротенькими гитарными проигрышами. Что примечательно, песня досталась группе в наследство от уволившегося Питера Голби...

Вероятно, дядьки чересчур поторопились поделиться впечатлениями от посещения "совка" — вот и получился альбомчик так себе. В следующем десятилетии они с лихвой возместят долги своим верным поклонникам. Уже не будет дурацких кавер-версий и проходных песенок-клише.

Об этом мы расскажем в ноябрьском номере журнала, а пока вернемся к Тони Айомми и Black Sabbath.

В 1989 году, пока «Хипы» бороздили просторы нашей необъятной, «Саббат» порадовали поклонников релизом «Headless Cross» («Обезглавленный крест») при участии Тони Мартина и Джеффа Николса, а также барабанщика экстра-класса Кози Пауэлла и некоего Лоренса Коттла на басу (кто это такой и откуда взялся, непонятно). Да-да, Дэйсли и отсюда сбежал — на сей раз опять перекочевал под крылышко Оззи.

Саунд, к которому Айомми пришел еще в «Seventh Star», сохраняется, хотя к сочинительскому процессу допущены теперь все участники группы. В лирике краски заметно сгущаются: тексты буквально распирает от всяких дьяволов, могил, мертвецов и смертей с косами в разных вариациях. Чего стоят одни названия — «The Gates of Hell» («Врата ада», открывающая эмбиент-инструменталка), «Headless Cross» («Обезглавленный крест»), «Devil & Daughter» («Дьявол и дочь» — вероятно, о бывшем продюсере Sabbath Доне Ардене и его дочурке Шерон, ненавидимой буквально всеми, кроме Оззи, который на ней женился), «Kill in the Spirit World» («Убийство в потустороннем мире»), «Black Moon» («Черная луна»), «Cloak & Dagger» («Плащ и кинжал»).

Последовав примеру «Хипов» и «Скорпов», коллектив после выпуска пластинки тут же укатил покорять заснеженные просторы Советской России — было это в конце 1989 года.

«Headless Cross» получился качественным, добротным и зрелым — без сомнительных экспериментов. Чего не скажешь о следующем релизе — «Tyr» 1990 года.

Изменения в составе были минимальными: пост басиста вместо сессионщика Коттла занял Нил Мюррей, до того отметившийся в альбомах Whitesnake. Есть несколько композиций, замешанных на древнескандинавской тематике — это инструментальная «The Battle of Tyr» («Битва Тюра»), больше подходящая для саундтрека к какому-нибудь эпическому фэнтезийному фильму, чем для альбома хэви-метал-группы; «Odin's Court» («Суд Одина») и «Valhalla» («Вальгалла»). В других номерах эксплуатируется фэнтезийно-историческая тематика иных эпох и народов. Две финальные композиции звучат блекло, не запоминаются, они абсолютно проходные и как будто впихнуты в альбом по принципу «что осталось».

В 1990-е судьба у Black Sabbath сложилась значительно сложнее, чем у «Хипов».

Продолжение следует.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)