DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


«У Холмов Есть Подкаст»: «Хоррор, скорее, источник тревоги, а тру-крайм — разрядки»

Расстроенная гитара, бьющееся стекло, женские крики, топот маленьких лапок — так начинается «У Холмов Есть Подкаст» — первый русскоязычный тру-крайм-подкаст, освещающий кошмарные преступления на свету и в тени — непременно с юмором. Тима и Валя Назаровы — брат и сестра — созваниваются каждую неделю, объединяя заграницу и Питер ради нового погружения в мрачные бездны больного разума: лампово, смело, иронично.

Расскажите, как вы решили создать «У Холмов»?

Валя: На самом деле, это было просто по приколу. Я очень люблю тру-крайм и года три назад стала активно слушать подкасты. Тима имеет большой опыт создания аудиоконтента, он когда-то продюсировал аудиокниги. Я точно не помню, как именно все было, какой-то шутейный разговор или может даже переписка. Могло бы закончиться абсолютно ничем, знаете, как бывает — с близким другом (или братом/сестрой, как в нашем случае) строишь какие-то планы по приколу, а потом все забывается. А тут мы оба зацепились за идею и сделали. Без плана, без расчетов на будущее, просто ради идеи. Ну и дальше все само завертелось. Конечно, не без труда и бессонных ночей, но как же иначе?

Тима: именно так все и было!

Опишите, чем отличается ваш подкаст от других тру-крайм-шоу?

Валя: Если честно, понятия не имею. Как я уже сказала, у нас не было никакой концепции, просто сделали и все. На тот момент на русском языке ничего подобного еще не было, а что есть сейчас, я, если честно, просто даже и не в курсе. Названия слышала, а сами подкасты — нет. Так что, это слушателям виднее. А если говорить про американские шоу, которые я люблю, то, конечно, мы собрали с них все, что нам нравилось, все best practices, что называется, но тоже не осознанно, а скорее интуитивно. Если много потребляешь чего-то сам, то не требуется никаких концепций, просто делаешь то, что понравилось бы самому. Жанр мы не изобретали, бизнес-аналитикой тоже не занимались.

Тима: Еще мы очень ценим наше комьюнити! Мы считаем, что мы больше чуть чем просто подкаст — мы еще и предоставляем площадку для обсуждения тру-крайма нашей аудиторией. Мы очень вовлечены в общение с нашими слушателями, и сами слушатели активно общаются между собой в комментариях к нашим выпускам, обмениваются своими историями. Мы на этой почве даже решили запустить отдельную рубрику: слушатели присылают нам истории про свои столкновения с краймом, и мы читаем в выпусках самые интересные из них.

Откуда у вас любовь к тру-крайму? С детства? Или это чужое влияние?

Валя: мне кажется, почти все в человеке — чье-то влияние. Навряд ли кто-то рождается с любовью и интересом к чему-то, все мы родом из детства. Мое прошло в 90-е в Петербурге, тру-крайм был частью жизни, на нашей улице убили нескольких видных деятелей организованной преступности, по телевизору с бабушками я смотрела «600 секунд», «Человек и закон» и всякие детективные шоу. Со второго класса стала читать Конан-Дойла и Агату Кристи, с третьего — писать детективные истории сама.

Если вы спрашиваете, были ли мы свидетелями преступления или имеем ли какую-то травму, которая так повлияла, — то ответ: «нет, мы абсолютно нормальные». Вроде как.

Тима: А мне интерес к этому привила Валя. Она очень любит ввернуть какой-нибудь шокирующий факт про Джеффри Дамера в обычный разговор, мы много шутили поначалу, что этот подкаст — просто компиляция всего шок-контента, который Валя обычно рассказывает гостям за ужином. Когда еще можно было до пандемии без проблем приглашать гостей, конечно.

В этом году вы попали в топ «Яндекса», у вас уже свыше 70 эпизодов, множество прослушиваний и верные поклонники. Ожидали ли вы, что подкаст будет столь успешен?

Валя: Ожидали — нет. Надеялись — конечно, да. А зачем делать что-то, если не надеешься на успех? Я амбициозный по природе человек.

Тима: Не ожидали, но очень обрадовались и благодарны нашим слушателям.

В чем, как вы думаете, причина популярности тру-крайма?

Валя: Тут есть очень много всяких теорий, но моя любимая в данный момент такая. Как сказала моя любимая Уэнсди Аддамс, когда ее спросили о том, где ее костюм на Хеллоуин, — на мне костюм серийного убийцы, они ничем не отличаются от обычных людей. Вот в этом и интерес, как кто-то, кто ничем не отличается от нас, способен совершать такое, от чего мы приходим в первобытный ужас? Хочется изучить, понять, разобраться. Ну и, конечно, сейчас вообще повышенный интерес к правдивым историям и всему, что основано на реальных событиях. Так что тру-крайм — своего рода продолжение детективного жанра для многих. Только здесь сюжетные твисты порой не угадаешь ни за что.

Тима: Многие слушатели пишут, что успокаиваются от историй о настоящих преступлениях, что кажется контринтуитивным. Но специалисты считают, что прослушивание или просмотр тру-крайм-контента — это своеобразная экспозиционная терапия, человек в безопасной и контролируемой среде слушает о насилии и это помогает постепенно успокоить тревогу, которую у всех нас вызывают преступления.

Какие эпизоды «Холмов» привлекают больше всего внимания и почему?

Валя: По-моему, это вопрос к нашим «холмис», я могу только спекулировать.

Тима: Поскольку слежу за статистикой, могу отметить, что отдельно можно выделить нашу рубрику, которую мы шутливо назвали «Импортозамещение». В ней мы рассказываем о маньяках и других преступниках, действовавших в СССР и на постсоветском пространстве. То, что ближе к дому, похоже, трогает сильнее. Ну и конечно темы, которые известны широким массам за пределами тру-крайм-фанбазы: Чикатило, Колумбайн и т. д.

Есть ли у вас любимые эпизоды?

Валя: Обычно это тот, который мы готовим прямо сейчас, если, только, это не импортозамещение. Советские и российские серийные убийцы вызывают у меня весь букет отрицательных эмоций, но чего не сделаешь для любимых холмис. Они хотят такие истории, отказать мы им не можем.

Тима: Меня больше всего интересуют тоталитарные секты и их устройство, мы уже делали выпуск про «Аум Синрикё» [Запрещена на территории РФ — прим. ред.] и менее известную «Хевенс Гейт». Скоро планируем еще выпуск по этой теме, жду с нетерпением.

Ваш подкаст похож на разговор с друзьями — вас ценят за тепло и атмосферу, за долгие вступления, за левые взгляды Тимы, за рассказы о жизни и семье. Слушатели делятся с вами историями. Какие из них вам запомнились, потрясли вас?

Валя: Да, поток историй огромный, это не устает меня восхищать и поражать. Я так благодарна всем, кто делится своими воспоминаниями, подчас такими тяжелыми. Это честь для нас, такое доверие. Меня поражают и завораживают истории из жизни русской деревни, кровавая драма, роковая любовь, все очень по-настоящему, пугающе, реалистично. Еще нежно люблю криминальные байки из 90-х про перестрелки во дворе и друзей, которые стали бандитами.

Как вы думаете, хоррор и тру-крайм обладают терапевтическим эффектом? Что говорит вам на этот счет ваш опыт и фидбек?

Валя: Все, что помогает нам чувствовать себя лучше и прорабатывать свои травмы, обладает терапевтическим эффектом, я так считаю.

Тима: Я сам задавался этим вопросом. Прочитал несколько занятных статей о том, что хоррор и тру-крайм обладают разным эффектом. Хоррор часто режиссируют так, чтобы напугать. А тру-крайм, наоборот, чаще рассказывает о восторжествовавшей справедливости, когда преступник найден и обезврежен. Поэтому хоррор скорее источник тревоги, а тру-крайм — разрядки. Для меня это точно так.

DARKER — журнал ужасов и мистики. Были ли у вас сверхъестественные кейсы? Что-то необъяснимое — в процессе записи или самой истории?

Валя: У нас было несколько тру-крайм-кейсов, где были сверхъестественные теории объяснения того, что произошло. На Хеллоуин в прошлом году мы делали спешел про Эда и Лоррейн Уоррен, потом была еще знаменитая elevator game в деле о смерти Элизы Лэм, какие-то японские истории с проклятиями. Но, в целом, у нас заявленный формат не предполагает что-то прямо стопроцентно паранормальное. Да и к тому же Тима большой скептик.

Тима: Ага, мне кажется, всегда можно найти рациональное объяснение. Мы всегда шутим, что все необъяснимое — это сонный паралич.

Как проходит работа над подкастом? От выбора темы до финала? За кем остается последнее слово?

Валя: Мы — партнеры, обсуждаем все вопросы на равных. А процесс работы — тема такая объемная, что о ней однажды мы сделаем полноценный пост в своих соцсетях или что-то подобное, в двух словах тут не расскажешь. От кейса к кейсу все очень по-разному. Но скажу так, и к ресерчу темы, и к продакшену, и к постпродакшену у нас отношение серьезное.

Тима: Ха-ха-ха, наши процессы коммерческая тайна! Шучу, на самом деле все более менее как везде: запись, монтаж и постпродакшен, подготовка сопроводительных текстовых материалов и релиз. Более подробно, наверное, расскажем со временем.

В случае известных кейсов, бывало ли так, что отношение к фигурантам дела менялось во время работы? Были ли преступники, которые открылись вам с новой стороны?

Валя: Было пару раз, но это, скорее, исключение из правил. Недавно вот кукольник Москвин вызвал у нас огромную скорбь в процессе подготовки выпуска — всегда ужасно видеть истории, где общество является таким же виновником случившегося, как и сам преступник. Когда у больного человека проглядели симптомы, например, когда не смогли или не захотели вовремя помочь, и дело закончилось трагедией. Это я уже про дело Ричарда Чейза сейчас.

У большей части маньяков есть куча обстоятельств, которые делают исход их жизни очень предсказуемым (ужасное детство, травмы головы, абьюз и т. п.), но они не служат каким-то оправданием никому из них, потому что есть миллионы людей, кто из таких же жизненных обстоятельств вышел совершенно другим.

Поэтому отношение к преступникам не меняется, но общество и мир раскрываются с каждым кейсом все с более жуткой стороны.

Тима: Мне кажется, мы стараемся немного развенчивать культ серийных убийц, которые в поп-культуре имеют чуть ли не статус селебрити. Высокий IQ маньяков — это миф, и мы стараемся упоминать это как можно чаще. Я в целом за полтора года существования подкаста поменял свое отношение как к маньякам, так и к преступности в целом. Насилие порождает насилие, надеюсь, человечество рано или поздно сможет разорвать этот порочный круг, и тогда маньяки останутся только в книжках, кино и подкастах.

Одна из ваших рубрик — маньячная кругосветка — повествует о преступлениях по всему миру. Где на «холмиз-карте» вы хотели бы побывать? Или предпочитаете Россию и импортозамещение? Где страшней — в Лондоне или в Питере?

Валя: У меня на май 2020 была запланирована поездка в штат Вашингтон — маньячную столицу США. До сих пор страдаю, что она сорвалась. Хотела наснимать там влогов для «холмиз», пройтись по памятным местам, так сказать. Но, конечно, путешествие это моя мечта не целиком из-за тру-крайма, а еще и потому, что там снимали мой любимый «Твин Пикс», да и Керуак там в одном из национальных парков жил и написал роман. И это не говоря уже о природе тех мест.

Вообще когда путешествую, всегда стараюсь навестить всякие значимые места для истории жанра, но специально не планирую такие поездки никогда.

По поводу импортозамещения, уже говорила, что не фанат этой рубрики, если речь идет о каких-то делах из новейшей истории России. Русскую глубинку очень люблю, путешествовать по России хочу и планирую, но точно не в контексте тру-крайма. Только если что-то попадется по пути, как я уже говорила.

По поводу Питера и Лондона, не вижу большой разницы. Любой большой город — пугающее место, особенно для женщины, к сожалению, такова реальность, в которой мы живем.

Тима: У нас было несколько абсолютно ужасающих выпусков о Юго-Восточной Азии. Кажется, что там у преступлений часто бывает особенно мрачный контекст.

Чего вы боитесь?

Валя: Страхи — это очень личное. Я думаю, никто на такой вопрос честно не ответит. Я человек творческий, думаю, мои страхи внимательному слушателю/зрителю очевидны из моих текстов и выбора тем.

Тима: Меня всегда пугала несправедливость. У нас есть выпуск про трио из Уэст-Мемфиса. Там троих молодых парней несправедливо приговорили к тюремному заключению за убийство, которое они не совершали. При этом долгое время общественность считала их убийцами. Когда представляю, каково это, — знать, что ты невиновен, но слышать от всех вокруг обратное — сердце сжимается в груди.

Как вы восстанавливаетесь после тяжелых эпизодов?

Валя: А у нас такой жанр подкаста, где мы снимаем напряжение прямо во время рассказа — отсюда и шутки, и сайдбары, и все наши импровизации, за которые некоторые нас критикуют. Иначе мы не можем, это никогда не изменится.

Тима: Я лоббирую внедрение ненасильственных преступлений в спектр тем, которые мы раскрываем в выпусках. Меня очень увлекают истории мошенничества. Пока не спрашивали аудиторию, как они отнесутся к такому формату. Мне кажется, было бы здорово разбавлять наш эфир такими “вегетарианскими» темами.

Как изменилась ваша жизнь с появлением «У Холмов»?

Валя: Стало гораздо меньше свободного времени. Но появилось много любви от «холмис», которая не перестает удивлять и радовать. Комплекс самозванца очень ужесточился!

Тима: О да, времени стало сильно меньше. Помимо более глубоко проникновения во всемирную историю тру-крайма, перед нами встают очень интересные задачи по управлению подкастом как проектом. Наша команда постепенно растет и нужно налаживать процессы и коммуникацию — классный опыт!

Валя, в 2020-м фильм по твоей книге «Девушка с плеером» получил приз за лучшую режиссуру на фестивале в Бильбао. Сейчас от screen-life-триллера ты перешла к ужасам и написала историю о готах, дьяволе и ошибках молодости. Расскажи про свой новый роман «Обряд».

Валя: Я не назвала бы «Обряд» хоррором в полном смысле слова, я скорее заигрываю с жанром, оставаясь в канонах родного и знакомого мистери-триллера. То, что его продают как хоррор, для меня скорее минус, потому что это может обмануть читательские и слушательские ожидания, а для меня как для создателя контента нет ничего хуже обманутых в плохом смысле ожиданий.

«Обряд» — это история, которая балансирует на грани было/не было, оставляя ответ на усмотрение каждого, при этом расставляя все точки над i в основном детективном сюжете. Это моя первая книга, где действие происходит в России, такой, которую я люблю и боюсь, страшной, сказочной и огромной.

Какие книги, фильмы или подкасты вы можете порекомендовать нашим читателям?

Валя: почти каждый выпуск «У Холмов» мы начинаем с того, что обмениваемся впечатлениями о прочитанном, прослушанном и просмотренном, так что, чтобы всегда оставаться в теме, рекомендую не скипать вступления. А если всерьез, то я обожаю и никогда не устану рекомендовать подкаст Disgraceland, это безумно крутой проект на стыке музыки и тру-крайма, независимый, его практически в одиночку тащит на себе автор, что я очень уважаю. Кстати, по нему скоро начнут снимать сериал — очень его жду!

Тима: Если нужно посоветовать что-то одно — книга «Колумбайн» Дейва Каллена. Мой мир она перевернула, потрясающая журналистская работа.

Расскажите о творческих планах, и о том, чего от вас ждать.

Валя: Мы планируем продолжать в том же духе, я считаю, в наше нестабильное время это лучшее, что может обещать создатель контента своей аудитории!

Как специалисты по маньякам, дайте несколько советов нашим читателям — как не попасть к вам в подкаст?

Валя: Вина за преступление всегда лежит на преступнике, поэтому нет каких-то советов, как не стать жертвой, если вы об этом. Хищником может оказаться любой, даже близкий человек, этому научили нас наши семьдесят с лишним выпусков, к сожалению. В целом, наверное, работает то же самое, чему нас учили в детстве на ОБЖ (для тех, кто из 90-х, как я, и помнит, что такое ОБЖ, ха-ха): нужно быть бдительным, смотреть по сторонам и замечать происходящее вокруг, не разговаривать с незнакомыми, громко кричать и звать на помощь если чувствуешь опасность. Плевать, если это ложная тревога и ты покажешься дураком кому-то, лучше так, чем стать печальной статистикой.

Тима: Чаще, чем с маньяками, в современном мире люди сталкиваются с бытовым насилием или произволом и безнаказанностью власть имущих. Хочется сказать большое спасибо большому количеству правозащитных организаций, которые помогают жертвам насилия в непростых ситуациях.


Послушать «У Холмов Есть Подкаст» можно здесь, здесь и здесь.


В оформлении интервью использованы арты Cheety, Виктор Широкова, Ганны Тремпольской.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)