DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ПИЛА. ДЖОКЕР

Ужас плоского мира

В середине XX века западная философия навсегда разделилась на две ветви: континентальную и аналитическую. Взаимные обвинения в неправильном подходе к предмету, отказ считать оппонентов настоящими философами, провальные попытки примирения — всё это сопровождало раскол. Сопровождает его и теперь.

Континентальная философия — очень литературна. Обычно рассуждение континентального философа представляет собой интересный и запутанный текст, в котором из темноты появляются новые фигуры, содержатся умолчания, намеки, ссылки на авторов прошлого и так далее. Темами исследования континентальных философов становятся кино, литература, медиа. Вы можете встретить книгу континентального философа, где тот убедительно доказывает, что необходимо убить всех людей, оставить только киборгов, которые очистят планету от коры, а затем сбросят освободившееся ядро на Солнце (Ник Ланд). Конечно, есть и более сдержанные работы, но от осциллирующих, выстраивающихся в сложные иерархии понятий типа «воли к жизни», «воображаемого-виртуального-реального», «темной тропы знания» и так далее вам никуда не деться. Яркие современные представители: Квентин Мейясу, Питер Слотердайк, Славой Жижек, Фёдор Иванович Гиренок.

Аналитическая философия пошла совсем по другому пути. Это четкое, выверенное, по возможности лишенное двусмысленности размышление на какую-то изолированную тему. Часто аналитические философы применяют формальные логические языки, теоретические конструкции типа теории вероятностей или семантические теории, апеллируют к хорошо подтвержденным частям научных теорий там, где это уместно. Могут ли повествовательные утверждения, содержащие слова «хорошо» или «плохо», носить истинностное значение (т. е. быть истинными или ложными)? «Существовать» — это предикат или квантор, и если квантор, то что такое существование? Можно ли сказать про какой-то объект, что он некрасив, и быть правым не относительно своего восприятия, а вообще? Вот примеры вопросов, которые могут быть поставлены в аналитической традиции. Самыми заметными аналитическими философами нашего времени являются Дэвид Чалмерс, Дэниел Столджар, Алвин Плантинга, Вадим Валерьевич Васильев.

И хотя темы ужаса, страха, темных онтологий чаще обсуждаются в рамках континентальной философии, сегодня мы предлагаем попытаться прочувствовать один мейнстримный взгляд на мейнстримную проблему в аналитической философии. Подойти к границе познания и ужаснуться.

Крайне популярным в аналитической философии является тезис материализма. Многие аналитические философы — материалисты. Однако что такое в точности «материализм»? Ответить на этот вопрос не так-то и просто. Быстрый ответ таков: «Существующими признаются только объекты, которые может объяснить фундаментальная физика». Однако такой ответ совершенно неудовлетворителен. В книге «Физикализм» (2010) Д. Столджар показывает, что сформулированный таким образом материализм выписывает из класса существующих целый ряд объектов: футбол, анархизм или теорию эволюции (именно как теорию, а не как процесс, который она описывает). Если же прибавлять к этому необходимому набору признаков материализма дополнительные, то мы получим уже нечто, что недостойно называться материализмом.

По этой причине был сформулирован тезис B-материализма («би-материализм»). Для того, чтобы его объяснить, сначала остановимся на понятии супервентности, введенном Дональдом Дэвидсоном и подробно исследованном Джегвоном Кимом.

Большинство фактов относительно нашего мира — это физические факты. И, по сути дела, все остальные факты зависят от физических фактов. Например, факт «слон живой» — биологический факт. Но очевидно, что мы можем спуститься с уровня биологии на уровень химии (то, как реагируют между собой органические вещества, из которых «состоит слон»), а с уровня химии — на уровень физики, так как мы способны описать взаимодействие не химических веществ, а молекул и атомов, из которых они состоят. Итак, огромное множество фактов зависят от физических фактов. Если взять слово «зависят» в широком смысле, то это может показаться тривиальной истиной. Если же взять слово «зависят» в каком-то узком смысле, то необходимо разобраться в каком. Само отношение зависимости между двумя сущностями может быть разным. Это может быть тождество, эмерджентность, реализация, изоморфизм и так далее. X тождественно Z, X происходит из Z, X реализовано Z, X изоморфно Z.

Для того, чтобы каким-то образом унифицировать рамки, в которых могут обсуждаться эти отношения зависимости, и было введено понятие «супервентность». Это философское понятие. Супервентность — это отношение между двумя множествами свойств: свойствами Верхнего Типа — интуитивно высокоуровневыми свойствами и свойствами Нижнего Типа — более фундаментальными, низкоуровневыми свойствами. Так, можно дать следующее определение супервентности: свойства Верхнего Типа супервентны на свойствах Нижнего Типа, если невозможны две ситуации, тождественные по свойствам Верхнего Типа, но различные по свойствам Нижнего Типа. «Тождественные» значит полностью одинаковые.

Приведем пример. Физические факты, которые мы можем найти в нашем мире, по всей видимости, полностью определяют все биологические факты в нем же. Представьте себе, что мы ставим на паузу все физические факты — и только физические! — каждый атом и то, из чего состоят атомы. Интуитивно понятно, что как только мы сделаем это, биологические факты также не смогут меняться. Никто не будет рождаться, умирать, двигаться и так далее. Аналогично, если мы скопируем все физические факты нашего мира — и только физические! — каждый атом и то, из чего состоят атомы в том виде, в котором они застыли во времени и пространстве, а затем создадим полностью новый мир, изолированный от нашего, в который поместим все скопированные факты, то все остальные факты в этом новом мире окажутся точно такими же, как в нашем. Все звезды и планеты будут там же (астрономические факты), а слоны будут на тех же местах в родных прериях.

Свойства Нижнего Типа обычно будут физическими свойствами, которые, может быть, мы до сих по не знаем, но которые потенциально могут быть выявлены совершенной физикой будущего. Вообще говоря, это довольно простые свойства: положение во времени и пространстве, размер, масса, заряд, участие в работе каких-то фундаментальных законов физики и так далее. Кажется, что абсолютно все другие свойства Верхнего Типа будут сводиться к перечисленным выше примерам свойств. Комковатость, красота Венеции, сочность, яркость, слоновый вид и подобные — всё это можно будет представить в виде наиболее фундаментальных свойств, опускаясь на всё более низкие уровни.

Теперь подумаем : все ли свойства супервентны на физических свойствах? Например, биологические свойства супервентны на физических тогда и только тогда, когда две тождественные ситуации по физическим свойствам будут тождественны и по своим биологическим свойствам. Если два мира будут тождественны по распределению элементарных частиц в пространстве и времени (а также по массе, заряду, скорости, направлению движения и т.д. каждой из этих частиц), то и все биологические свойства будут в этих мирах тождественны.

И вот тут мы подходим к интересному моменту. Признание того, что все факты, которые мы могли бы отнести к свойствам первого типа, будут супервентны на свойствах второго типа, имеет далеко идущие последствия для онтологии (онтология — это представление о том, какие вещи являются существующими, и о том, какова структура нашего мира как такового; онтология — наша модель бытия). Если случайные свойства Верхнего Типа всегда будут супервентны на свойствах Нижнего Типа, то можно сказать, что все свойства Верхнего Типа достаются нам «бесплатно». Обратите внимание: создавая новый мир, мы скопировали только физические факты из нашего мира, а биологические факты возникли в новом мире сами собой, просто по факту размещения всех частиц в таких же местах во времени и пространстве, как они были в нашем мире! Можно сказать, что свойства Верхнего Типа просто по-новому описывают то, что уже было описано свойствами Нижнего Типа. Конечно, в каком-то смысле это другие свойства: факт о том, что слон жив,— — не физический факт, а биологический, ветеринарный или зоологический. Но, в собственном смысле, факты, основанные на наблюдении за свойствами Верхнего Типа, и не факты вовсе. Это так — дополнительное украшение к физическим фактам.

B-материализм — это тезис: «Два мира, тождественных по физическим свойствам, также будут тождественны по всем остальным свойствам». Если вы разобрались с тем, что такое супервентность, то вот иное выражение того же самого: «Все свойства мира супервентны на физических свойствах». Если вы согласны с этим утверждением — вы B-материалист.

Однако где же здесь ужас, спросите вы. Ужас появляется на горизонте тогда, когда мы понимаем, что у некоторых физических систем есть разум, сознание, ощущения, опыт. Наиболее проницательные читатели уже почувствовали, как холодок пробежал по спине. В книге «Взгляд из ниоткуда» (1986) Томас Нагель описал теоретическую позицию объективного познания. Представьте, что вы — механический аппарат со всевозможными датчиками и видеокамерой. Вы летите через Вселенную. Вы видите необычайную красоту и, главное, сложность. Вспыхивают сверхновые, сталкиваются галактики, туманности порождают звездные системы, а войды поражают настоящей, а не мнимой пустотой. И вот вы подлетаете к третьей от небольшого желтого карлика планете и сканируете ее…

На ней вы видите растения, зайцев, волков, слонов. И вас это нисколько не удивляет. В сравнении с тем, какие процессы происходят в ядрах звезд, биомеханические существа выглядят даже примитивно. Да, зайцы едят траву, волки едят зайцев. Но это нормально. Отбор идет по всей вселенной: звезды поглощают друг друга, а крупные галактики притягивают на свою орбиту мелкие. Ничто не свидетельствует, что у зайцев и волков есть ощущение того, каково это — быть ими. Ничто в позиции от третьего лица не говорит, что у некоторых физических систем есть позиция от первого лица. Всё, что вы видите на планете Земля, может происходить «в темноте». Более того — происходит.

//darkermagazine.ru/uploads/devjatko-k-state-1.jpg

Знаменитый философ Д. Деннет является ярым приверженцем материализма. Он написал множество книг, в которых прекрасным метафорическим языком пытается развеять наше закостенелое представление о том, что у нас существует… сознание. Посудите сами. Из объективной позиции вы видите на Земле автомобили на автопилоте, управляемые сложными программами, сделанными по последнему слову нейросетевых технологий. В симуляторах эти автомобили совершают даже довольно-таки сложные «моральные выборы». ДТП неизбежно, через улицу переходят беременная женщина и инвалид-колясочник, а на тротуаре стоит группа школьников, идущих на экскурсию. У автопилота выбор: въехать в женщину, в инвалида, в группу детишек или же в железобетонную стену. В последнем случае погибнет пассажир машины. И обученная на огромном материале программа совершает выбор. Вы будете подозревать, что у нее был «внутренний свет»? Что она ощущала, каково совершать такой выбор? Деннет утверждает, что отличие человека от такого автомобиля лишь количественное, но не качественное. В вас тоже нет ничего нефизического. Мозг — сложный прибор с электромагнитными «наводками». Просто в силу особенностей биологии этой физической системе кажется, что у нее есть некоторое сознание, некоторый приватный внутренний мир, доступный только ей со стопроцентной безошибочностью.

Но в мире не может быть ничего приватного. Почему мы вообще думаем, что сознание чем-то отличается от других свойств Вселенной? Потому что у него есть феноменальные свойства. Обычно их четыре.

1) Интенциональность — сознание направлено на что-то, не может быть «просто сознание». Вы что-то воспринимаете, представляете или обдумываете. Но ничто другое в мире не интенционально. Стол или электрон — сами по себе.

2) Приватность — содержание вашего сознания доступно только вам. Но ничто другое в мире не приватно. Даже фотон вы можете поймать и разделить напополам в лаборатории. Во всяком случае, абсурдно, что в мире есть сущности, которые могут не могут быть доступны для изучения.

3) Стопроцентная доступность. Вы всегда имеете доступ к своему сознанию. Если это так, то сознание — какой-то очень странный объект с эксклюзивным доступом для конкретного человека. Можно лишиться любимой игрушки, доступа в спортзал или руки, но сознание, пока вы в сознании, будет с вами всегда.

4) Безошибочность. Даже если я вижу библейски аккуратного ангела во время написания этой статьи, я могу ошибаться относительно того, что он существует. Но я не ошибаюсь в том, что я его вижу. Или, например, я могу думать, что это результат моей религиозной экзальтации, а на деле — это результат какого-нибудь тяжелого отравления. Но, независимо от моих ошибок о природе увиденного, я всегда знаю, что именно является содержанием моего сознания.

Эти феноменальные свойства сознания делают его абсолютно ненаучным фактом. Мы не можем изучать то, что недоступно от третьего лица. Деннет утверждает, что тем хуже для сознания. У нас его просто нет. Мир — строго однороден, в нем есть только физические факты и никаких других. Ваш онтологический статус — такой же, как у растения или камня. Нет не только Бога, души или не-натуралистических явлений — нет также vis vitalis, объективных моральных или эстетических фактов. Есть только пустынный ландшафт количественных показателей.

Как такое могло произойти? В книге «Виды психики» (1996) Деннет приводит метафору Башни порождения и проверки, показывая, что переход от химической эволюции к биологической не был драматическим скачком. Масса химических веществ теперь просто катилась из тени, чтобы попасть на свет. Таков нижний этаж Башни. На втором этаже химическая масса уже не уходила из неудобного места, а шла к удобному: съесть другую массу, данные о которой она получила. Но если рядом была ямка или обрывчик, то масса падала в нее и погибала. А те, кто не падал дали жизнь на третьем этаже Башни: создания там могли давать погибать своим гипотезам, а не себе. Мышка видит сыр, но она не ест его сразу, как это делают жители второго этажа, она отправляет вперед гипотезу — мысль «что будет, если». И тогда замечает, что сыр-то в мышеловке. И, наконец, на пятом этаже живут совсем особенные комки химических веществ. Они не только умеют посылать во все стороны гипотезы, но также могут передавать друг другу сложные навыки при помощи культуры. Этим массам не нужно кодировать в генах гончарные навыки — им расскажет учитель или книга. Но качественного отличия от первого этажа здесь нет. И быть не может, иначе мы вынуждены вводить в онтологию какую-то странную, не видимую никому особенную фигню, которую в последние четыре столетия только заметили и дали ей название.

Деннет утверждает, что очень скоро люди свыкнутся с мыслью, что у них нет особого приватного сознания, подобно тому как они свыклись с тем, что фраза «Солнце встает на востоке» не описывает ничего в реальности (это Земля поворачивается к Солнцу), а является просто удобным культурным кодификатором реально стоящего за ней обстоятельства.

Оглянитесь по сторонам. Вы — биологический автомат в царстве количества. Нет ни души, ни радости, ни улыбки. Фундаментальные физические свойства сгруппированы в облака объектов, которым принадлежат. Этот мир плоский. Здесь нет возвышенностей. Добро пожаловать в пустыню Реальности.

//darkermagazine.ru/uploads/devjatko-k-state-2.jpg

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)