Тьма в книгах. Читаем в оригинале

читать
Готика и хоррор для белорусской литературы вещь необычная, непривычная. Однако мир не стоит на месте, и в 2016 году зомби добрались и до Беларуси — Владимир Садовский выпустил книгу «1813», которую можно безоговорочно отнести к жанру «хоррор». С локальным зомби-апокалипсисом по-белорусски познакомился Андрей Гайос.
читать
Тому, кто здесь родился, суждено остаться до самой смерти. Тому, кто здесь поселится, никогда не удастся уехать. Добро пожаловать в Блэк-Спринг, умеющий хранить тёмные тайны… Отговорить от визита в «райский уголок» попробует Олег Хасанов, прочитавший роман Томаса Олде Хёвелта «Ведьма», который ломает все каноны написания романа ужасов.
читать
Сначала исчезли все птицы. Потом мир заполонили насекомые. Затем начали сходить с ума люди: видения и галлюцинации, вспышки агрессии, дезориентация, суицид. Болезнь заразна, и вскоре обзаводится собственным прозвищем — Безумный Пилигрим. Впрочем, есть люди, которые имеют полный иммунитет к пандемии. Например, семейство Арлен. Об их судьбе прочитал Евгений Михайлов.
читать
Джон Уильям Уолл, писавший под псевдонимом Сарбан, является автором нескольких мистических и фантастических произведений. Повесть «Рингстоунз» он создал, опираясь на ставшие классическими и узнаваемыми сюжетные ходы «Поворота винта» Генри Джеймса и чарующую прозу валлийского писателя Артура Макена. Что получилось в итоге, выяснил Дмитрий Квашнин.
читать
Хоррор Бельгии, если оставить за скобками Жана Рэя, нам почти неизвестен. Ещё из довольно-таки видных имён вспоминаются разве что Томас Оуэн и Эдди Бертин. Но есть и другие авторы, оставившие свой след в «тёмной» литературе. Мишель де Гельдероде известен прежде всего как драматург. Однако в его библиографии есть целый сборник мрачных рассказов под названием «Колдовство». Хотя многие произведения, вошедшие в эту книгу, переведены на русский, пожалуй, самый известный рассказ — «Больной сад», пока не известен русскоязычному читателю.
читать
В старые добрые времена господства палп-журналов на рынке фантастической беллетристики было много всего интересного. Писатели пробовали себя в чём только могли, экспериментировали, искали. Джек Уильямсон, известный в среде любителей научной фантастики автор, написал в 1932 году повесть «Волки тьмы». Эта история совместила в себе ужасы и научную фантастику — и стала одним из самых известных произведений автора.
читать
Неуравновешенный мужчина издевается над своей женой в спальне, в то время как маленький ребёнок сидит в гостиной и ждёт чуда. Когда стражи порядка приезжают и разбираются с измазанным в крови преступником, то с удивлением созерцают такую картину: освежёванная жена преступника осталась в живых! А мальчик обнимает её и утверждает, что эта изувеченная до неузнаваемости женщина — его «мамочка»... Максим Деккер поведал о брутальнейшем романе Рэта Джеймса Уайта — «Похититель трупов».
читать
«Меч и магия». Кто-то на дух не переносит это определение, кому-то оно вполне нравится, но большинство, надо полагать, смиряется с ним за неимением лучшего. Что ж, и мы не будем выдумывать Америку, тем более что объект нашего обзора уже в самом своём заглавии содержит этот термин. «Антология меча и магии» представляет жанр в его многообразии, включая произведения разных лет и различных писателей: от Роберта Говарда до современных авторов.
читать
Роберт Артур был мастером короткого триллера. Вспомнить хоть «Шутника», «Смерть — это сон» или совершенно незабываемую «Комнату-могилу»... Также он был мастером лирического рассказа о чудесах и приключениях. Тут на ум приходят «День чудес», «Упрямый дядюшка Отис» и, конечно, «Марки страны Эльдорадо». Но мы вспоминаем один из самых известных рассказов этого ныне практически забытого писателя — «Зеркало Калиостро», который был впервые издан ещё в 1963 году.
читать
Зеркало само по себе — тайна, а уж чужое зеркало — тем более. Поэтому ужасы, связанные с этими предметами, всегда вызывают интерес. Не обошёл тему зеркал и британский писатель Грэм Мастертон. Султанбек Аббасов познакомился с романом 1988 года, который, несмотря на то, что сегодня уже не смотрится так свежо, но написан в обычной манере Мастертона — лёгким языком и с выдумкой.

⇧ Наверх