DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Тьма в книгах. Читаем в оригинале

Тому, кто здесь родился, суждено остаться до самой смерти. Тому, кто здесь поселится, никогда не удастся уехать. Добро пожаловать в Блэк-Спринг, умеющий хранить тёмные тайны… Отговорить от визита в «райский уголок» попробует Олег Хасанов, прочитавший роман Томаса Олде Хёвелта «Ведьма», который ломает все каноны написания романа ужасов.

Сначала исчезли все птицы. Потом мир заполонили насекомые. Затем начали сходить с ума люди: видения и галлюцинации, вспышки агрессии, дезориентация, суицид. Болезнь заразна, и вскоре обзаводится собственным прозвищем — Безумный Пилигрим. Впрочем, есть люди, которые имеют полный иммунитет к пандемии. Например, семейство Арлен. Об их судьбе прочитал Евгений Михайлов.

Джон Уильям Уолл, писавший под псевдонимом Сарбан, является автором нескольких мистических и фантастических произведений. Повесть «Рингстоунз» он создал, опираясь на ставшие классическими и узнаваемыми сюжетные ходы «Поворота винта» Генри Джеймса и чарующую прозу валлийского писателя Артура Макена. Что получилось в итоге, выяснил Дмитрий Квашнин.

Хоррор Бельгии, если оставить за скобками Жана Рэя, нам почти неизвестен. Ещё из довольно-таки видных имён вспоминаются разве что Томас Оуэн и Эдди Бертин. Но есть и другие авторы, оставившие свой след в «тёмной» литературе. Мишель де Гельдероде известен прежде всего как драматург. Однако в его библиографии есть целый сборник мрачных рассказов под названием «Колдовство». Хотя многие произведения, вошедшие в эту книгу, переведены на русский, пожалуй, самый известный рассказ — «Больной сад», пока не известен русскоязычному читателю.

В старые добрые времена господства палп-журналов на рынке фантастической беллетристики было много всего интересного. Писатели пробовали себя в чём только могли, экспериментировали, искали. Джек Уильямсон, известный в среде любителей научной фантастики автор, написал в 1932 году повесть «Волки тьмы». Эта история совместила в себе ужасы и научную фантастику — и стала одним из самых известных произведений автора.

Неуравновешенный мужчина издевается над своей женой в спальне, в то время как маленький ребёнок сидит в гостиной и ждёт чуда. Когда стражи порядка приезжают и разбираются с измазанным в крови преступником, то с удивлением созерцают такую картину: освежёванная жена преступника осталась в живых! А мальчик обнимает её и утверждает, что эта изувеченная до неузнаваемости женщина — его «мамочка»... Максим Деккер поведал о брутальнейшем романе Рэта Джеймса Уайта — «Похититель трупов».

«Меч и магия». Кто-то на дух не переносит это определение, кому-то оно вполне нравится, но большинство, надо полагать, смиряется с ним за неимением лучшего. Что ж, и мы не будем выдумывать Америку, тем более что объект нашего обзора уже в самом своём заглавии содержит этот термин. «Антология меча и магии» представляет жанр в его многообразии, включая произведения разных лет и различных писателей: от Роберта Говарда до современных авторов.

Роберт Артур был мастером короткого триллера. Вспомнить хоть «Шутника», «Смерть — это сон» или совершенно незабываемую «Комнату-могилу»... Также он был мастером лирического рассказа о чудесах и приключениях. Тут на ум приходят «День чудес», «Упрямый дядюшка Отис» и, конечно, «Марки страны Эльдорадо». Но мы вспоминаем один из самых известных рассказов этого ныне практически забытого писателя — «Зеркало Калиостро», который был впервые издан ещё в 1963 году.

Зеркало само по себе — тайна, а уж чужое зеркало — тем более. Поэтому ужасы, связанные с этими предметами, всегда вызывают интерес. Не обошёл тему зеркал и британский писатель Грэм Мастертон. Султанбек Аббасов познакомился с романом 1988 года, который, несмотря на то, что сегодня уже не смотрится так свежо, но написан в обычной манере Мастертона — лёгким языком и с выдумкой.

Сериал о похождениях дампира Ди может показаться бесконечным. Всё-таки количество томов серии уже перевалило за два десятка. В таком разнообразии можно и потеряться. Виктор «Гримуар» Лазарев, разобрав первые два романа, прыгнул сразу к восьмому и представляет обзор книги, не издававшейся на русском языке.

«Сдаётся мне, что мы определенно больше не в Канзасе». Помните приключения Дороти в стране Оз? Ф. Пол Вилсон, автор множества хорроров и триллеров, и Томас Монтелеоне тоже решили вспомнить дедушку Баума и придумали свою страну — Ноктюрнию. Она населена вампирами, оборотнями и всеми прочими «прелестями». И, в традиции классических «попаданческих» историй, в этот мир переносятся подростки... Что их ждёт по ту сторону урагана, выяснил Василий Рузаков.

Роберт Говард был одним из ближайших друзей Лавкрафта и оставил в «Мифах Ктулху» такой глубокий след, что его просто трудно не заметить. Роберт Прайс, один из самых известных литераторов, увлекающийся ктулхианой практически уже профессионально, в своё время составил сборник произведений Роберта Говарда, так или иначе относящихся к этой теме. Айк Варданян прочитал эту книгу, названную, как и «запретный» том, придуманный техасцем, — «Безымянные культы».

Всегда интересно читать что-то новое (хорошо забытое старое), особенно у авторов, которых любишь давно и беззаветно. Немецкий кудесник Ганс Гейнц Эверс отлично подходит на роль подобного писателя. Что бы новое вы у него ни взяли — оказывается хорошо забытое старое, ведь творил он в начале XX века. Первый роман Эверса «Ученик чародея, или Охотники на дьявола» оценил Дмитрий Квашнин — и остался очень доволен.

Уже сейчас, после стольких лет работы в разных жанрах и издания просто огромного количества книг, после десятилетий неослабевающего внимания со стороны читателей, писателей и критиков, можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что Джо Р. Лансдейл — неоспоримый мастер. Он вполне может быть причислен к небольшому числу «живых классиков» жанра. Специально к номеру DARKER, посвящённому тюрьмам, Юрий Александров прочитал довольно свежее произведение маэстро — повесть «Заключённый 489».

Карл Эдвард Вагнер скончался в ночь с 13 на 14 ноября 1994 года, оставив после себя обозлённых издателей, горюющих родственников, разочарованных читателей, множество завершённых и ещё больше незавершённых проектов. Довольно полно его творчество освещает посмертный сборник «Экзорцизмы и экстазы», составленный Стивеном Джонсом. Александра Миронова разобрала эту книгу по косточкам.

«Howard Carter Lovecraft». Именно такой поисковый запрос нужно скормить Гуглу или Амазону, чтобы найти книгу, о которой рассказывает Александра Миронова. И да, ни одно из этих имен не означает того, о ком вы подумали. Знакомьтесь, Джонатан Говард и его новые протеже, Даниэль Картер и Эмили Лавкрафт. На сей раз автор сочинил мистический детектив «с щупальцами» и не только.

Что будет, если взять счастливое семейство и в одночасье обрушить весь их устоявшийся мир? Многие писатели пытались воссоздать подобную ситуацию и посмотреть, что получится. Вот и Адам Нэвилл, автор «Номера 16», в своей новой книге тоже решил найти ответ на этот вопрос. Евгений Михайлов, постоянный читатель британского творца, считает, что новый роман не похож ни на один из ему предшествовавших, и в эксклюзивной рецензии рассказывает, почему.

Мифы Ктулху уже давно стали легендой в литературе ужасного. Только ленивый не написал что-нибудь о мире Великих Древних и других богов, тропу к которым впервые протоптал Г. Ф. Лавкрафт. И Лиззи Борден тоже можно назвать легендой — и легендой тоже вполне ужасающей. Эта девушка, как известно, отлично управлялась с топором. А что выйдет, если эти две легенды объединить? Таким вопросом задалась писательница Чери Прист, а что у неё получилось, выяснила Мария Гинзбург.

Интересно, можно ли собрать всех лавкрафтианских чудовищ под одной обложкой, да так, чтобы показать каждого с его наиболее богомерзкой стороны? Едва ли, ведь наследие мечтателя из Провиденса слишком внушительно. Поэтому составителям антологий частенько приходится посвящать свои книги лишь отдельным божествам — то Ктулху, то Глубоководным... А вот Эллен Датлоу замахнулась! Пусть не на всех монстров, а только на самых-самых, но разнообразия её антологии «Lovecraft's Monsters» всё равно занимать не придется.

Уж кто-кто, а Роберт Прайс собаку съел на лавкрафтовщине. Не исключено, что саму Гончую Тиндала! Неудивительно поэтому, что одна за другой под его началом выходят разнообразные антологии окололавкрафтовского толка. «Круги» Хастура, Азатота, Иннсмута, Итакуа плодятся как грибы после дождя. Но первой ласточкой этого многообразия стала антология «Рассказы о Мифах Лавкрафта», в пару к которой Прайс составил позже уже известную русскоязычному читателю книгу «Новый круг Лавкрафта».