DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ТЕХАССКАЯ РЕЗНЯ БЕНЗОПИЛОЙ

Изгоняющий заново

Дэвид Гордон Грин, с переменным успехом перезагрузивший «Хэллоуин» своей новой трилогией, в 2023 году добрался до ребута очередного классического хоррора – на этот раз он решил преподнести для современных зрителей новую трактовку «Изгоняющего дьявола» (или, проще говоря, «Экзорциста»). С итоговыми выводами подождем до непосредственной рецензии, но уже по отзывам критиков и зрителей за рубежом можно сделать вывод, что перезапуск не удался.

Впрочем, этой странной случайной франшизе не привыкать – если первоначальный фильм был признан «самым страшным фильмом всех времен», обласкан и профильными авторами, и аудиторией, а сейчас имеет статус незыблемой классики, то последовавшие четыре картины вызвали реакцию в лучшем случае смешанную. И лучше всего эту беду иллюстрируют два приквела, съемки которых впору обозвать «Странной историей доктора Джекила и мистера Хайда», так как, населяя условное «тело» одного и того же сценария, они подошли к нему с диаметрально противоположных сторон. Именно об этой «странной истории» и пойдет сегодня речь.

Начало

Подробно пересказывать историю создания оригинального «Экзорциста» не стоит – на сайте есть большая и подробная рецензия, в которой объясняется, отчего фильм заслуженно считается классикой. Сегодняшнюю статью лучше начать там, где фильм закончился, а именно на моменте, когда картина принесла десятикратную прибыль. Хотя по нынешним меркам голливудская машина по производству сиквелов еще только еле-еле набирала обороты, такая сумма не могла не зажечь в глазах продюсеров мигающие неоновые значки с буквой S и двумя черточками. Вот только их ждал неприятный сюрприз…

Режиссер оригинала Уильям Фридкин и сценарист Уильям Питер Блэтти (он же – автор литературного первоисточника) недаром слыли людьми с очень тяжелым характером. В процессе съемок они умудрились перессориться между собой, а потом еще и повоевать со студией. Более того, и Фридкина, и Блэтти можно с полной уверенностью назвать творцами, и в их планы никак не входило снимать ленивое продолжение успешной картины. В результате сиквел доверили человеку, который меньше всего подходил для этой задачи. Джон Бурмен, заслуженный к тому моменту британский режиссер, с первого же просмотра возненавидел «Экзорциста», поэтому взялся за работу с одной-единственной целью – создать жизнеутверждающий и душеподъемный фильм, который исправит все ошибки оригинала. Результат известен: «Еретик» регулярно попадает в списки как худших продолжений, так и просто худших фильмов всех времен и народов, а смотреть его без гомерического хохота просто невозможно (и нет, при всей ненависти Бурмена к мрачности оригинала комедия у него вышла ненамеренной).

Блэтти, не новичок в киноиндустрии, долго мучился, глядя на результат, и в конце концов решил написать роман-продолжение, чтобы стереть из памяти «Еретика». А затем взялся и за экранизацию своего детища. Вышедший 12 лет спустя «Легион» считается единственным достойным из пяти продолжений и представляет собой качественный мистический детектив с крайне изобретательными страшилками (не зря ТА САМАЯ сцена в больнице регулярно признается лучшим скримером всех времен и народов). Только особого внимания фильму привлечь не удалось, хотя определенную прибыль он и принес. Блэтти успокоился, подарив своему детищу заслуженный финал и покой. Или так ему казалось…

Возвращение к истокам

Разговоры о приквеле «Изгоняющего дьявола» начались в конце XX века. И, надо признать, повод для них был. Уже сам оригинальный фильм открыто намекал, что столкновение отца Ланкестера Меррина с демоном, вселившимся в тело девочки, стало не первой встречей священника и беса. «Еретик» эту тему лишь углубил, подарив нечистому гомерически смешное имя Пазузу, а также продемонстрировав пару флешбэков из африканских приключений молодого экзорциста. Уже в 1997 году продюсер Джеймс Робинсон привлек Уильяма Уишера младшего (соавтора «Терминатора 2») для написания первого драфта. И Фридкин, и Блэтти, по старой привычке, послали студию куда подальше, вполне разумно заявив, что в истории поставлена точка и влезать в сомнительный проект они желанием не горят. Кандидатуры на подмену оптимизма не внушали – первым вариантом продюсеров стал Тим Маклофлин, самым известным фильмом которого была и остается «Пятница 13-ое: Джейсон жив» (не лучшая даже по меркам франшизы). Затем к проекту подключили Джона Франкенхаймера, одного из самых уважаемых режиссеров в истории, да только его последние фильмы, «Остров доктора Моро» и «Азартные игры», оптимизма не внушали (затесавшийся между ними великолепный боевик «Ронин» лучше счесть аномалией), а пошатнувшееся здоровье выбило его из обоймы уже на этапе подготовки к съемкам. Зато третья кандидатура подходила идеально (по крайней мере – на бумаге).

За приквел «Экзорциста» взялся Пол Шредер – не новичок в жанре психологических триллеров (эстетский ремейк «Людей-кошек»), маститый автор сценариев (написавший «Таксиста»), да еще и истый христианин с перманентным кризисом веры (правда, в отличие от Блэтти, Фридкина и Миллера из оригинала, не католик, а протестант). Кому, как не ему, вернуть серию к корням, сняв кино сколь страшное, столь и насыщенное в художественном плане? Сценарий, в соответствии с его пожеланиями, переписал Калеб Карр – уважаемый историк, который к тому же успел зарекомендовать себя и в художественной литературе как фантаст и мастер мрачных исторических детективов (недавний сериал «Алиенист», например, является экранизацией его романа). За камеру встал трехкратный лауреат «Оскара» Витторио Стораро, а образ отца Ланкестера Меррина примерил на себя набирающий популярность Стеллан Скарсгард. Как говорится, что могло пойти не так?

В 2003 году Пол Шредер закончил съемки и представил студии черновой монтаж, длившийся чуть больше двух часов. И тут продюсеров хватил кондратий! Причем, увы, не тот, который хватал зрителей первой части (сеансы «Изгоняющего дьявола» славились тем, что зрители убегали из зала или падали в обморок от ужаса). Нет, продюсеры поинтересовались: «Простите, а где скримеры? Где "бу-эффекты"? Где кровища и расчлененка?» Ну, знаете, те самые элементы, которыми так славился оригинальный «Экзорцист»… Что? Что говорите? Не славился?! А почему тогда…

Если без шуток – Пол Шредер просто стал очередной жертвой голливудской системы. Он думал, что студия наняла его, чтобы сделать новую часть «Изгоняющего дьявола» – религиозно-философской драмы с глубоким смысловым подтекстом, пусть и завернутой в формат хоррора. А продюсерам, в свою очередь, было глубоко пофиг на религиозные подтексты и философские размышления – они рассчитывали на современный зрелищный ужастик со всеми сопутствующими элементами, на который можно просто прицепить бирку с названием известного бренда (а «Экзорцист», как ни крути, это бренд). Видение творца и видение студии столкнулись – и началась битва. Шредер предоставил еще два варианта монтажа, которые Джеймс Робинсон и Ко вновь отвергли, как «не страшные». Они даже выписали нового монтажера, двукратного обладателя «Оскара» Шелдона Кана, чтобы полностью перекроить фильм, но тут уже режиссер уперся и отказался пускать его на порог студии. В результате Пол Шредер был уволен, а Робинсон принялся искать нового постановщика для картины. И если предыдущий (опять же, на бумаге) подходил фильму идеально, то кандидат на замену оказался, мягко говоря, неожиданным…

Явление финна

Апокрифическая история гласит, что студия пришла к Ренни Харлину, показала черновой монтаж нового «Экзорциста» и спросила: можно ли как-то спасти фильм? Харлин, который не очень-то горел желанием связываться с чужой почти законченной картиной, сказал, что фильм – говно, и единственное, чем его можно исправить, – это просто переснять с нуля. Якобы такой ответ был дан с единственной целью: чтобы продюсеры от него отстали. Вместо этого студия открыла чековую книжку и сказала: «Ладно, мы согласны, сколько денег тебе на это надо?»

Звезда финна Ренни Харлина, взявшего Голливуд штурмом в конце 80-х, к этому моменту начала закатываться. После успешного «Глубокого синего моря» оба его следующих проекта («Гонщики» со Сталлоне и слэшер-версия «Десяти негритят» «Охотники за разумом») провалились, а еще раньше он получил славу разрушителя студий – его «Остров головорезов» потопил знаменитую «Carolco». Но при этом успехов за ним числилось больше, а главное – он доказал, что умеет работать с хоррорами. Таким образом во главе встал не глубоко религиозный творец, а режиссер-трудяга, которому, в целом, не важно, что снимать. А еще большинство его фильмов выходили невероятно глупыми, но зрелищными и увлекательными. Идеальный кандидат на «Экзорциста», не правда ли?

Декорации фильма Шредера достались Харлину в целости и сохранности, а вот с актерским составом вышла заминочка. Лишь три актера оказались доступны – к счастью, одним из них был связанный контрактом Стеллан Скарсгард. Остальные роли пришлось набирать заново. Параллельно шло переписывание сценария, за которое взялся Скип Вудс – человек, которого к кино вообще подпускать нельзя (достаточно упомянуть, что он писал пятого «Крепкого орешка» и обе экранизации «Хитмэна»). К счастью, его драфты шлифовали уже сам Харлин и нанятый им соавтор.

Пересъемки заняли три месяца (из которых половину Харлин пропрыгал на костылях после того, как его сбила машина, – возможно, это был намек). Учитывая, что из версии Шредера в итоговую картину перекочевали всего две коротеньких сцены, это очень короткий срок для качественного фильма. Постпродакшн закончился всего за несколько дней до официальной премьеры. Даже трейлер пришлось монтировать из материала, отснятого Шредером (что забавно, учитывая, что ничего из показанного в рекламном ролике зрители в кинотеатрах в результате не застали). «Экзорцист: Начало» вышел в кинотеатрах в августе 2004 года и даже умудрился возглавить бокс-офис в первые выходные. Но сборы, сопровождаемые жесточайшей критикой и низкими отзывами рядовых зрителей, быстро упали, что автоматически сделало фильм провальным. Но не изменилось ли восприятие фильма спустя почти 20 лет после премьеры?

Приквел – попытка первая

Конец 1940-х. Ланкестер Меррин, археолог и бывший священник (повесивший сутану на гвоздь после резни, учиненной нацистами над его прихожанами) оказывается на раскопках загадочной церкви в Кении. Храм датирован V веком нашей эры – гораздо раньше, чем христианство достигло этой части Африки. Раскопки осаждают хищные гиены и воинственные племена туземцев, местные работники отказываются входить в церковь, а внутри обнаружены статуи ангелов, упирающие копья в землю, – очевидно, чтобы не дать чему-то выбраться наружу.

С прибытием Меррина и миссионера, отца Фрэнсиса, жуть только начинает набирать обороты. Прораб (в котором фанаты Гая Ричи быстро опознают гангстера Кирпича из «Большого куша») подхватил жуткую кожную болезнь, буквально пожирающую его кожу. Гиены сжирают местного мальчугана, а его брат впадает в транс. Археолог, начинавший раскопки, сошел с ума. А Ланкестер (если верить абсолютно ужасающего качества новеллизации) борется с самым страшным врагом – неодолимым, простите, стояком при виде доктора Сары Новак (с фотомодельной внешностью «девушки Бонда» Изабеллы Скорупко). Вот уж пришла беда откуда не ждали!

На самом деле «Изгоняющий дьявола: Начало» оказывается вполне терпимым фильмом (или это ПТР, оставшееся после ретроспективы «Детей кукурузы»). Для этого, правда, необходимо сразу же забыть, что картина все-таки является приквелом того самого «Экзорциста» (что уже странно для фильма, носящего его имя), и отключить мозг. Как и все предыдущие (это важно) фильмы Ренни Харлина, «Начало» – фильм сколь увлекательный, столь и тупой. Он четко выполнил задание студии – добавить скримеров и кровищи, в результате и того, и другого у картины в достатке. Фильм бодро скачет от сцены к сцене. Вот огромная армия крестоносцев в мгновение ока оказывается распята насколько хватает глаз (не спрашивайте зачем). Вот ребенка ест выпрыгнувшая из колодца гиена (не спрашивайте как). Вот зрелищно самоубивается безумный археолог, предварительно постращав Меррина голосом эсэсовца из флешбэка (не спрашивайте почему). Вот британские солдаты и местное племя устраивают зарубу посреди песчаной бури (не спра… ну, вы поняли). В общем, Харлин дал продюсером то, чего они просили - скримеров, кровищи и мерзких подробностей, да еще и в крайне динамичном темпе! И пока мозг зрителя блаженно отдыхает, «Начало» воспринимается как неплохой детективно-приключенческий хоррор в экзотических декорациях.

Такой темп и клиповый монтаж вызваны двумя обстоятельствами. Первое – это уже упоминавшиеся три месяца съемок и невозможность состыковать расписания актеров. В результате Стеллан Скарсгард мечется от одного персонажа к другому, лишь бы каждая сцена двинула сюжет немного вперед, пока есть возможность успеть показать двух героев в одном кадре. Второе обстоятельство – тот самый сценарий, писавшийся буквально на коленке. Если бы фильм провисал хотя бы на пару минут и ослаблял бесконечный барраж эффектных сцен, то зритель рано или поздно начал бы задавать вопросы. Например, зачем армия крестоносцев в V веке решила сходить на место, куда якобы упал Люцифер? Все взяли горячий тур со скидкой? Безумие, нависшее над местностью, заставило воинов истребить друг друга – но по какой-то причине дало строителям спокойно возвести над языческим капищем здоровенную церковь? Ватикан понятия не имеет, что случилось с нашедшими это место священниками в конце XIX века, но при этом как-то умудрился соорудить легенду-прикрытие с фальшивым кладбищем? Чьи интересы представляет таинственный незнакомец, отправивший Меррина в Кению за амулетом Пазузу, и откуда он вообще знает про храм и амулет Пазузу? А уж финальный твист, базирующийся на том, что Меррину просто никто не рассказывает сюжетно значимую информацию, – это отдельный сорт кокаина.

Но пока фильм пытается быть инфернальным «Индианой Джонсом», на это можно не обращать внимания. «Начало» садится в лужу в самый ответственный момент – когда вспоминает, что в «Изгоняющем дьявола» должна быть сцена экзорцизма. И Ренни Харлин ее снял. Причем так, чтобы всем было понятно, приквел какой картины смотрит аудитория. На лице одержимого индвида (без спойлеров, вдруг все же кто-то решит посмотреть) даже появляются те же самые раны, что и на девочке Риган, – и не важно, что той пришлось страдать неделями, чтобы дойти до такого состояния, а тут, похоже, условные стигматы проступают и убираются по команде. Сцена экзорцизма просто в очередной раз служит напоминанием, насколько унылым может быть подобный эпизод, если за него берется человек, для которого ничего не значат сопутствующие теологические и философские вопросы. Неудивительно, что Фридкина и Блэтти (если верить тем же киношным легендам), приглашенных на премьерный показ, пришлось выгонять из зала, потому что своим хохотом они мешали окружающим смотреть кино. Блэтти так еще впоследствии добавил: «Просмотр ЭТОГО стал для меня самым позорным профессиональным опытом в жизни».

Вместе с «Началом», по сути, кончился и Ренни Харлин как режиссер – всю его фильмографию после 2004-го можно не смотреть, ведь один фильм там хуже другого (отчего боязно аж за три продолжения «Незнакомцев», которые он должен представить в 2024 году). А вот что не кончилось – так это попытки сделать что-то с несчастным приквелом. Ведь второй шанс внезапно получил Пол Шредер!

Возвращение героя

Лирическое отступление: в одном из не самых маленьких городов России в середине нулевых самым распространенным способом ознакомиться с новинками кинопрома (в связи с редкостью кинотеатральных релизов, дороговизной официальных дисков и медленной скоростью интернета) оставались видеопрокаты. О, это были места настоящего паломничества, а с энтузиастами за стойкой можно было обсуждать фильмы часами. Так вот, автор этой статьи до сих пор помнит, как на вопрос о поступивших новинках Сергей, бывший врач-реаниматолог и знатный синефил, радостно достал из-под прилавка кассету с надписью «Доминион» и заявил, что вот, есть предыстория «Экзорциста». На резонное замечание, что она вышла полгода назад и давно отсмотрена, он ответил: «Не, это прям тот же фильм, но нормальный!»

Видимо, Джеймс Робинсон сидел в том же кинотеатре, где ржали Фридкин с Блэтти, и остро переживал провал «Начала». И пришла ему в голову здравая – на тот момент – мысль: а ведь Шредер закончил свою черновую версию, которую продюсеры завернули как «не страшную». Вроде как ее кто-то видел – и людям, которые разбираются в кино, она даже понравилась. А что, если…

В результате студия пригласила Пола Шредера на встречу и описала ситуацию: ему позволят закончить работу над монтажом его версии приквела, но при одном условии – денег больше не дадут! Все извел Ренни Харлин! И действительно – бюджет изначальной версии составил 30 миллионов долларов, а неистовому финну доверили еще 65 сверху! Поэтому Шредеру с барского плеча отсыпали 35 тысяч (!) – и велели ни в чем себе не отказывать.

Денег не хватило даже на нормальную цветокоррекцию, не говоря уже о доведении до ума спецэффектов и написании музыки. Шредера выручил друг Анджело Бадаламенти, бесплатно записавший пару треков, а также любимая группа сына, металлисты Dog Fashion Disco, которые добавили немного от себя, а затем постарались связать обрывки саундтрека Тревора Рэбина (к версии Харлина) и Бадаламенти. Вышло не так плохо, как могло бы показаться. А вот спецэффекты… Гиены были компьютерными и ненатуральными еще в «Начале», а тут и вовсе похожи на творчество студии Asylum. К счастью, нужны они были только для одной сцены.

В результате в мае 2005 года, спустя 9 месяцев после фиаско Ренни Харлина, на экраны вышел «Доминион: Приквел к Экзорцисту» (или в российском переводе «Изгоняющий дьявола: Приквел»). В прокате ему удалось собрать 250 000 долларов, что с лихвой окупило выделенные на монтаж средства, но явно не сильно порадовало продюсеров. Критикам он понравился куда больше (Блэтти вообще заявил, что это очень «симпатичная и элегантная работа»), а вот зрительский рейтинг недалеко ушел от «Начала» (на «Кинопоиске» так вообще оказался хуже). Интересно, отчего так?

Приквел – попытка вторая

Конец 1940-х. Ланкестер Меррин, археолог и бывший священник (повесивший сутану на гвоздь после резни, учиненной нацистами над его прихожанами) оказывается на раскопках загадочной церкви в Кении. На этот раз, правда, никакие загадочные незнакомцы и посланники Ватикана его туда не привлекают – к началу фильма он уже трудится на раскопках как основной археолог. У самой церкви нет предыстории – никаких крестовых походов и католических заговоров. Она просто есть и построена на месте языческого капища. А вот что остается неизменным – так это зловещее влияние, которое храм и его катакомбы оказывают на людей и животных вокруг.

Одной своей открывающей сценой «Доминион» показывает, что он куда умнее «Начала». Здешний эсэсовец не просто заявляет: «О, я-я, моя хотеть перестреляйт люди просто потому, что их бин нацист», как он делал у Ренни Харлина. С ходу он предлагает Меррину сделку с совестью: в городке, где расположен его приход, убит немецкий солдат. Священник должен указать на преступника, который будет показательно расстрелян. Причем нациста даже не интересует, найдет ли тот настоящего убийцу, – достаточно будет любого прихожанина, который якобы исповедался Меррину и на которого можно повесить диверсию. А вот когда Ланкестер отказывается, эсэсовец повышает ставки: хорошо, тогда я для острастки расстреляю десять твоих прихожан, и ты сам их выберешь. Или умрут все. И вот эта сцена сразу же задает тон фильму! Именно отсюда растут вопросы веры, морали, груза вины и инстинкта самосохранения! Пять минут – а Шредер уже сделал «Доминион» умнее всех двух часов «Начала».

То же самое можно сказать о многих аспектах как сценария, так и изначального концепта. Безумие, распространяемое открытой церковью, влияет на окружающих, вгоняя их в приступы нехарактерного для них насилия. Уже первое его проявление по-настоящему жуткое: хищники напали на скот туземцев, но травоядные быки и коровы просто убили хищников и начали пожирать их плоть. Аналогично и с людьми: британский майор обнаруживает двух бойцов, охранявших церковь, зверски убитыми, а их трупы обставлены богохульной пародией на христианские ритуалы. Подозрение падает на местного воина, но тот отвечает, что солдаты обезумели и убили друг друга. Самого акта насилия зритель не видел, а потому оказывается в той же позиции, что и британцы: можно ли верить представителю чуждой, а временами даже враждебной культуры? Майор берет заложников среди туземцев, но, опять же, в крайне нехарактерном приступе жестокости убивает захваченного ребенка (зеркаля эсэсовца из пролога). В ответ воин нападает на миссионерскую школу и вырезает детей, обращенных в католическую веру, ведь он винит во всем именно «христианское зло из церкви». Британцы и африканцы оказываются на грани войны, готовые при малейшей провокации вцепиться друг другу в глотки.

Гораздо сильнее получились и персонажи. Женщина-доктор, сохраняя функцию мирского соблазна для Меррина, здесь гораздо более многомерна, а заявления вроде «Лучший вид на Рай открывается из Ада» звучат в ее устах более выстраданными и оправданными, чем когда ее играла Изабелла Скорупко. Отец Фрэнсис (здесь его играет Гэбриэл Манн), у Ренни Харлина низведенный до уровня болванчика для сюжетной экспозиции, тут выступает, по сути, вторым главным героем со своим кризисом веры и катарсисом. Наблюдать за ним даже интереснее, чем за персонажем Стеллана Скарсгарда. Да и финал выходит гораздо более оптимистичным, чем взаимное уничтожение всех и вся у Ренни Харлина.

Так что же, неужели «Доминион» получился действительно великолепным фильмом, который незаслуженно пропустили зрители? К сожалению, нет. Это скорее черновик действительно отличного фильма, настоящий потенциал которого не удалось раскрыть. В отсутствии нормального цветокора, цельного саундтрека и качественных спецэффектов там, где они нужны, он выглядит дешевой телевизионной поделкой. Монтажные решения «я его слепила из того, что было», особенно ближе к концу, ситуацию не спасают.

К тому же продюсеры все-таки оказались правы – «Доминион» вышел абсолютно не страшным и лишенным интриги. Одержимым здесь становится туземец Чече, пария и калека, о котором заботятся Меррин, Фрэнсис и доктор (тут ее зовут не Сара, а Рейчел). Сам демон в первые полтора часа участия в происходящем не принимает, медленно и незаметно разлагая окружающих и сводя их с ума. Первый действительно хоррорный момент случается чуть ли не под конец второго акта и выглядит просто смешно – во многом, опять же, из-за спецэффектов.

Ну и нельзя не сказать о «финальной форме» демона, в которую тот трансформирует бедного Чече. И нет, это не страхолюдная кракозябра в духе ксеноморфа. Видимо, Пол Шредер, будучи верным христианином, очень не любит… эээ… не авраамические религии. Потому что в итоге Чече превращается в благостного альбиноса, левитирующего в позе лотоса и смахивающего одновременно на Будду и Кришну, который андрогинным голосом учит Меррина буквально «преодолеть страдание (духкха), порожденное страстным желанием, а также неведением об истинной природе реальности, основанной на непостоянстве (аничча) и отсутствии неизменной сущности (анатта)» (с) Википедия). На что Меррин вываливает на него море кипучего католического гнева и экзистенциальной вины, отчего офигевший демон поспешно изгоняется, организуя хэппи-энд. Внимательный зритель, пребывающий в не меньшем офигении, вместо финального катарсиса остается с одним-единственным вопросом: «Мистер Шредер, что это сейчас, блин, было?!»

Итог

Итог прост: зрители получили аж две одинаково ущербных версии предыстории отца Меррина. С одной стороны, Ренни Харлин снял глупейший попсовый хоррор, который нормально смотрится только с отключенным критическим мышлением. С другой – Пол Шредер оставил спорное и недоделанное авторское высказывание в форме психологической драмы с финальным камнем в огород буддистов.

Самое смешное? Оба фильма и близко не стоят по степени убогости с «Еретиком», который умудряется выкрутить на значение «одиннадцать» и тумблер тупизны, и тумблер спорного авторского высказывания с камнем в огород религии. И «Начало», и «Приквел» вполне можно посмотреть. Причем рядовому зрителю в поисках проходного ужастика на вечер, вероятно, куда больше понравится именно разгромленная критиками версия Харлина. А вот что остается неоспоримым – так это то, что во франшизе «Изгоняющий дьявола» есть один великий фильм (первый) и один действительно хороший (третий, «Легион»). Остальные – продукт на очень большого любителя. Зато редко когда широкая аудитория получает возможность увидеть, как диаметрально могут расходиться взгляды студии и двух разных режиссеров на один и тот же материал. Разве что знаменитый «Snyder Cut», но это совсем другая история и совсем другие бюджеты (зато все та же студия Warner). И уже ради этого естествоиспытательского интереса можно попытаться ознакомиться с обеими версиями так и не взлетевшего приквела «Изгоняющего дьявола». Ну, и подготовиться к перезапуску Грина, конечно! Судя по всему, там найдется о чем поговорить!

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)