DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


«Провиденс», или Сказ о том, как Алан Мур пересобрал лавкрафтовский эпос

Провиденс / Providence

Сценарист: Алан Мур

Художник: Джейсен Берроуз

Жанр: хоррор, мистика

Издательство: fanzon

Год издания: 2019 (в оригинале – 2015-2017)

Переводчик: Алексей Мальский

Похожие произведения:

  • Аскольд Акишин «Храм, город, сны Говарда Ф. Лавкрафта»

Алан Мур похож на Распутина. Алан Мур ненавидит почти всех живущих на данный момент режиссеров. Алан Мур — наставник Нила Геймана. Алан Мур — один из гениальнейших сценаристов комиксов нашего времени. Мы уже говорили, что Алан Мур похож на Распутина?..

Имя Мура на слуху даже не в среде фанатов комиксов. Его комиксы экранизировали братья Вачовски и Зак Снайдер, главные роли в экранизациях играли Джонни Депп и Хьюго Уивинг. «Убийственная шутка», «Хранители», «V – значит вендетта» - все эти произведения вышли из-под пера мрачного английского затворника и заняли далеко не последнее место в масс-культуре. Однако это было раньше. В последнее время Алан почти полностью оборвал связи с внешним миром и занимается созданием авторских (очень авторских!) историй для издательств с крайне спорной репутацией вроде Avatar Press, известного зашкаливающим количеством расчленёнки и ультранасилия. Однако Мур подобен великому артефакту ушедшей эпохи — одно его присутствие, возможно, способно изменять мир. Именно так у издателя, специализирующегося на трэше (комикс The Crossed вам в доказательство), вдруг стали появляться сложные, интересные и неоднозначные вещи.

Если Алан Мур известен, то Г.Ф. Лавкрафт воистину эпохален. Придуманные им Мифы Ктулху пустили корни во все сферы массовой культуры, от видеоигр до музыки. Порасспрашивайте случайных прохожих на улице о том, где спит Ктулху, и каждый четвертый уверенно скажет, что в Р'Льехе. И Мур, прославившийся своей любовью к деконструкции известных образов и тропов, просто не мог пройти мимо столь лакомого кусочка, как Лавкрафт.

«Хранители» Мура в своё время разрушили все набившие оскомину стереотипы о супер героях. «Убийственная шутка» ломала привычный образ Джокера-злодея, показывая поехавшего клоуна-маньяка обычным человеком. «Провиденс» же постмодернистским катком проходится по наследию Лавкрафта, создавая на обломках его творчества нечто принципиально новое. Но обо всём по порядку.

Говоря о «Провиденсе», нельзя не упомянуть два других комикса Мура – «Двор» и «Неономикон». Поползновения Мура в сторону лавкрафтовщины начались с короткой истории, которая изначально и не планировалась как комикс. Просто так сложилось, что Алану нужны были деньги, а редактору — материал, и вот мы получили черно-белую короткую историю о веществе, сводящем людей с ума. Конечно, с отсылкам к великому и ужасному ГФЛ.

Главный герой «Двора» - чувак, размер тараканов в голове которого вызывает зависть. Он боится физического контакта, нелюдим, склонен к социофобии, проявляет явные расистские наклонности, но при всем этом он также федеральный агент. Стоит отметить, что начальство его не особо любит и постоянно отправляет заниматься самыми странными и неудобными делами, но герой не унывает, применяя «теорию аномалий» для того, чтобы искать зацепки. Благодаря этой теории он раскрывает несколько убийств и связывает их с новым видом экспериментального наркотика. Вот только заканчивается всё совсем не так, как ожидалось... Впрочем, как и всегда у Мура.

«Двор», несмотря на статус своего рода «халтурки», предельно чётко очерчивает правила лавкрафтианской игры Мура. Во-первых, влияние Говарда Филлипса на мир показано максимально ярко — в комиксе фигурируют группы Ulthar Cats и Leng, а в речи персонажей постоянно проскальзывает всем известное «фхтагн». Во-вторых, согласно задумке Мура, носители знаний о Лавкрафте часто либо сами сходят с ума, либо становятся причиной помутнения рассудка у других людей. И в-третьих, следуя заветам Говарда, столкновение с необъяснимым неизбежно сводит нас, обыкновенных обывателей этого мира, с ума.

За два выпуска «Двора», не выделяющегося особо ни в художественном плане (черно-белый комикс, на каждой странице ровно по две панели), ни в сюжетном (просто эпизод из жизни федерального агента, который приводит к неприятным последствиям), Мур, как было сказано выше, очерчивает свой лавкрафтианский мир, связывая его с миром современным. Молодежь тусит в странных клубах, в пьяном угаре орет «Йа! Шаб-Ниггурат», а потом начинает отрубать бабулькам руки и прятать их по холодильникам. А во главе этого стоит некий Джонни Каркоза, который поставляет людям ту самую бешеную наркоту и, по сути, выступает связующим звеном между всеми тремя историями.

В «Неономиконе» события происходят спустя пару месяцев после «Двора». В этой истории из пяти выпусков Мур ещё глубже погружает читателя в мир Лавкрафта, связывая своё переосмысление произведений автора с окружающей нас действительностью. «Неономикон» рассказывает о женщине-спецагенте, которая внедряется в культ, поклоняющийся живому и сексуально активному рыбочеловеку. Звучит как извращённая версия одного из эпизодов «Секретных материалов», но на самом деле всё куда интереснее и глубже, чем кажется на первый взгляд.

Важно отметить, что в этом комиксе появляется в том числе и главный герой «Двора». Он сидит в тюрячке, говорит на древнем, не понятном никому языке и не хочет помогать героине «Неономикона» в её расследовании. Однако после определённых событий оба персонажа находят общий язык – обсуждают Плато Ленг, всякие метафизические штуки и в итоге сходятся на том, что миру-то, в принципе, скоро конец.

«Неономиконом» Мур продолжает не только вырисовывать правила своей игры, но и всё активнее переосмыслять творческое наследие Лавкрафта. Если герой «Двора» - расист, сексист и вообще похож на самого Лавкрафта, то в «Неономиконе» мы имеем картину совершенно обратную. Можете ли вы припомнить произведение ГФЛ, в котором главными героями были бы женщина и афроамериканец? Вот и мы нет.

Опять же, не будем забывать, что комикс вышел под эгидой Avatar Press и имеет полный набор обязательных для продукции этого издательства атрибутов: кровищу, шокирующие сцены насилия и обвисшие старушечьи груди. При этом если Лавкрафт в своих произведениях тщательно игнорировал тему секса, Мур осознанно делает её основным мотивом деятельности зловещего культа.

Однако Мур сознательно прерывает эту историю на неоднозначной ноте, чтобы у читателя появились вопросы формата «это что было и что будет дальше?».

И после всего этого на сцену выходит «Провиденс», которым Мур завершает свою «лавкрафтовскую» трилогию и расставляет все точки над i.

Все начинается довольно просто. Познакомьтесь с Робертом Блэком — журналистом, у которого в жизни все не очень хорошо. Он еврей и скрывает свое происхождение и религию. Он гей и скрывает свою ориентацию. Начальство постоянно ноет, мол, раньше журналистика была лучше, трава зеленее, а деревья выше, а Роберт пишет не самые интересные статьи и ищет материалы, которые годны разве что на то, чтобы занять оставшиеся полстраницы газеты. Очередной поиск приводит его к пьесе, которая, по слухам, сводит людей с ума. Мимоходом обсудив с коллегами связи этой пьесы с произведениями Амброза Бирса, он отправляется брать интервью у человека, посвятившего этому произведению целую статью. Интервью не пригождается, а события складываются так, что Роберт на время оставляет работу в газете и с тетрадью под мышкой отправляется путешествовать по Новой Англии, чтобы наконец-то исполнить свою давнюю мечту и написать книгу.

Во время поездки он напрямую соприкасается с героями произведений Лавкрафта, которых, правда, зовут чуть по-другому. Например, художник Пикман почему-то представляется как Питтман, а жители прибрежной не называют друг друга глубоководными. «Книга мудрости звезд», местный аналог «Некрономикона», все чаще и чаще упоминается в тексте. Роберт встречает сновидца и мужчину, видящего существ из иного мира, сталкивается с богохульными святынями и без своего на то согласия принимает участие в отвратительных вещах, выслушивает легенду о неком загадочном Избавителе... А затем встречает Говарда Филлипса Лавкрафта собственной персоной и даже заводит с ним вполне дружеские отношения.

Да-да, вы не ослышались. Лавкрафт — один из центральных персонажей «Провиденса», и замысел Алана Мура оказывается куда интереснее, чем банальная рисованная экскурсия по знаковым произведениям. Помните, мы говорили про постмодернистский каток? Так вот — это отнюдь не фигура речи. Мур осознанно разрушает и воссоздает саму фигуру Говарда Филлипса Лавкрафта как создателя огромного и продуманного до деталей современного эпоса.

У Мура Лавкрафт — забавный чудаковатый мужчина, немного стеснительный и старомодно изъясняющийся. Он не лелеет никаких надежд по поводу своего писательского мастерства, очень любит почившего деда и вообще ведет себя так, будто он самую малость не от мира сего. Однако в какой-то момент выясняется, что дед Говарда был членом некоего древнего мистического ордена, а потом к Роберту в гости наведывается Джонни Каркоза, известный по предыдущим частям «лавкрафтовской» трилогии Мура, и все встает на свои места.

Осознайте уровень изощренности идей Мура: он сделал Говарда Лавкрафта типичным персонажем историй Говарда Лавкрафта. Вся жизнь писателя оказалась спланирована орденом Stella Sapiente с одной целью — поведать миру о пришельцах из иного мира и древних ритуалах. Рассказать так, чтобы в это поверили и чтобы «мир стал таким, каким был раньше».

Как итог, все персонажи «Провиденса» оказались совершенно не властны над своей судьбой. План древних Богов сработал, расходимся.

Но нет, еще не расходимся. Дело в том, что 12-й, финальный выпуск «Провиденса» показывает возвращение мира в состояние «как было раньше». Действие переносится из XX века в наши дни, персонажи «Двора» и «Неономикона» снова появляются на страницах, и Мур показывает смерть старого мира и рождение мира нового.

Можно долго сидеть и размышлять над тем, что хотел сказать автор своим «Провиденсом». По сути Мур отобрал у ГФЛ большинство его произведений, потому что в комиксе писатель создает их, опираясь на путевые заметки Роберта. Попутно Мур высмеял человечество и наглядно показал, что все наши стремления ничего из себя не представляют и что мы не властны даже над собственными жизнями. Пожалуй, доходящее до нигилизма отсутствие веры в людей — это общая черта и Мура и Лавкрафта.

При всем вышесказанном Мур прекрасно осознает, какое влияние на культуру произвели работы классика хоррор, и выкручивает эту идею на максимум. Возможно, таким образом он хочет сказать, что искусство способно изменять мир. А может, намекает на то, что любой творец по умолчанию проклят и не может ничего сделать со своей судьбой. Или же хитрый Алан Мур всех нас снова обманул?

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 eucalypt 22-09-2020 11:55

    Ух. Не с одного захода, но дочитал. Отличный разбор! Спасибо. И, да, конечно идея с тем, что ГФЛ пересоздал мир шикарно реализована в комиксе. Сам прочитал с большим удовольствием.

    Учитываю...