DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Ричард и Билли Чизмар: «Мы сделали нечто иное»

Независимое хоррор-издательство «Полтергейст Пресс» начало год с очередной заманчивой новинки — повести «Вдовий мыс», написанной Ричардом и Билли Чизмар. Отец и сын, один — издатель и редактор Cemetery Dance, известный составитель антологий, автор совместной со Стивеном Кингом «Гвенди и ее шкатулки»; другой — его сын, написавший ряд страшных рассказов. По случаю выхода книги DARKER пообщался с обоими — о маяках, детских кошмарах и взаимоотношениях отцов и детей.

С чего начался «Вдовий мыс»? Кому пришла в голову идея и как происходило ее претворение в жизнь?

Р. Ч.: Марк Паркер попросил меня написать рассказ о море. Я подумал, что все напишут о морских чудовищах и ужасе из глубин, и мне захотелось попробовать сделать что-то другое. У меня родилась идея о маяке с призраками, и я спросил Билли, не желает ли он подняться на борт и написать рассказ совместно, что мы уже некоторое время обсуждали. Он сразу согласился, и мы приступили. Я написал первый кусок. Билли заступил там, где я бросил, а потом мы передавали текст друг другу до тех пор, пока не закончили. Оригинальная история, которая вышла в «Пугающих фатомах» (Fearful Fathoms), получилась объемом, кажется, около 9000 слов. Через несколько месяцев после этого я написал Билли, что история не идет у меня из головы, и спросил, что он думает насчет того, чтобы расширить ее до полноценной повести. Как выяснилось, он думал ровно то же, и мы снова за нее взялись.

«Вдовий мыс» не был вашей первой соавторской работой, и, занимаясь совместным творчеством, вы наверняка узнали друг о друге что-то новое. Так ведь?

Р. Ч.: Несомненно. Соавторство — процесс глубоко личный. Каждый раз, когда я работал с кем-то совместно, я многое узнавал не только о писательстве в целом, но и о чутье, принятии решений и выдержке моего партнера. Это очень увлекательно.

Соавторство отца и сына в последнее время не такая уж редкость. Обменивались ли вы советами со Стивеном и Эдвином Кинг, которые незадолго до «Вдовьего мыса» выпустили совместный роман «Спящие красавицы»?

Р. Ч.: Не совсем обменивались советами, но мы со Стивом рассказывали друг другу кое-какие любопытные — а зачастую и забавные — истории о нашем соавторстве с сыновьями. Мы оба обожаем быть родителями, поэтому часто поднимаем эту тему между собой. И оба очень этому рады.

«Вдовий мыс» — классическая история о призраках в проклятом месте, но в то же время она вполне себе свежа и современна. Как думаете, какими качествами должно обладать произведение, чтобы выглядеть оригинально, даже если обращается к весьма избитой теме?

Р. Ч.: Честно, понятия не имею! Формат, который мы использовали во «Вдовьем мысе», на самом деле оказался счастливой случайностью: мы буквально почувствовали, что он подходит для нашей истории, и просто ухватились за него. Не думаю, что кто-то из нас сильно об этом задумывался, и уж точно мы ничего не обсуждали. И до тех пор, пока не появились первые отзывы, мы не понимали, что сделали нечто иное, чем другие.

Б. Ч.: История определенно рисковала скатиться в клише. Мне кажется, от этого нас спасли форма и увлеченность делом. Мы честно раскрыли наши источники вдохновения в ряде отсылок и «пасхальных яиц», которые то тут, то там появляются в тексте. А благодаря уникальной форме повествование казалось свежим, и людям это понравилось.

Доводилось ли вам посещать настоящие маяки, чтобы проникнуться их атмосферой и больше узнать об их устройстве?

Р. Ч.: Нет, но мне бы этого хотелось, потому что это было бы чертовски весело. Мы много чего искали в интернете, чтобы понимать, что к чему. Остальное же пришло из нашего воображения.

Вдохновлялись ли вы реальными историями о маяках? Были ли у маяка Вдовьего мыса прототипы?

Р. Ч.: Перед работой над «Вдовьим мысом» я намеренно не читал ничего, связанного с маяками. Не хотел забивать голову тем, что написано другими, да и, сказать по правде, на это не было времени: нам выставили жесткий дедлайн! А если у нашего маяка и был прототип, то я бы назвал им дом Беласко из «Адского дома» Ричарда Матесона. Я обожал этот роман, и, видит Бог, это проклятое жилище во многом оказалось полноценным персонажем само по себе.

Некоторое время назад вы упоминали о планах написать к «Вдовьему мысу» сиквел или приквел. Не удалось ли еще осуществить этот замысел?

Р. Ч.: Он еще определенно в наших планах. Я только жду сына. Так… когда мы сядем и напишем его, Билли?

Б. Ч.: Ха-ха, сейчас моя голова занята попытками доработать сценарий для одного полнометражного фильма к лету. Но и маяк вскоре вернется…его очередь уже почти пришла.

Кадр из фильма Грегори Ламберсона «Вдовий мыс» (Widow's Point, 2019).

Вы наверняка уже посмотрели киноадаптацию Грегори Ламберсона. Как считаете, сумел ли он со своей командой создать в фильме нужную атмосферу? Чем она отличается от той, что в книге?

Р. Ч.: Я считаю, Грег и компания проделали потрясающую работу. У них не было большого бюджета, поэтому они были вынуждены идти на некоторые компромиссы и терпеть ограничения, но в целом я доволен. Местами фильм вышел дрянноватый — каким, по моему мнению, и должны быть все хорроры, — но все же он довольно страшный и держит в напряжении. Грег написал просто адский сценарий.

Б. Ч.: Мне он понравился! Грегу удалось справиться с одним из самых трудных вызовов, с какими сталкиваются адаптации: он не только обработал и сохранил оригинальную историю, но в то же время рассказал собственную и при этом улучшил ее смотрибельность. А маяк Данкирк оказался крутой локацией для съемок.

Ричард, режиссер Грегори Ламберсон, Билли.

Вопрос персонально Ричарду. Следующей вашей книгой, которую издаст в России «Полтергейст Пресс», станет «Девушка на крыльце». История не менее захватывающая, но уже чисто реалистичная и с сильным социальным подтекстом. Расскажите, пожалуйста, об истории ее создания. Взята ли она из реальной жизни или же полностью вымышлена?

Р. Ч.: «Девушка на крыльце» основана на реальном случае, который произошел однажды в Техасе. Видеоглазок посреди ночи записал, как какая-то женщина стучалась в дом. При этом она явно была напугана, то и дело оглядывалась через плечо и у нее были следы побоев и синяки, а на запястьях висели обрывки веревок. Потом она убежала, исчезнув в ночи. Владельцы дома увидели запись только утром и тогда вызвали полицию. Так возникла большая и очень тревожная загадка, которая широко распространилась по интернету. Никто не знал, что это была за женщина, откуда она пришла и куда убежала. А у меня эта история не шла из головы. Несколько дней она меня преследовала, эта женщина меня преследовала. И тогда, чтобы справиться со всем этим, я написал собственную версию того, что случилось.

Вопрос Билли. С вашими самостоятельными рассказами русскоязычные читатели еще не имели возможность познакомиться. На какие из них вы бы порекомендовали обратить внимание в первую очередь и почему?

Б. Ч.: Я в восторге от еще не изданного рассказа «Безумное приключение мистера Боуна» (Mr. Bone’s Wild Ride), который этой осенью выйдет в «Полночи под вершиной» (Midnight under the Roundtop) в Cemetery Dance.

Вы оба люди активные и, кроме того, чтобы писать книги, занимаетесь много чем еще. Ричард редактирует журнал и продюсирует фильмы, Билли учится и играет в лякросс. А какое место занимает в вашей жизни писательство ?

Р. Ч.: Писательство — это важная часть (почти) каждого дня моей жизни, и так было всегда. Я благодарен за то, что нахожусь в том месте (временном промежутке), где имею возможность направлять свою энергию в новые истории.

Б. Ч.: Мне повезло, что в Колледже Колби превосходная кафедра писательского мастерства. Я пишу прозу и стихи каждый день в рамках учебной программы. Помимо этого, есть поездки на выездные матчи — идеальная возможность, чтобы найти время на творчество.

Как люди, связанные с жанром хоррора, признайтесь: чего вы боитесь больше всего?

Р. Ч.: Что с дорогим мне человеком случится что-то плохое. Змей. Высоты. Вещей, которые разбиваются в темноте.

Б. Ч.: Рубашек с воротником, клопов-вонючек, идеи о том, что привидений не существует.

Так уж случилось, что этот выпуск DARKER’а посвящен теме снов. А вы можете вспомнить какие-нибудь кошмары или связанные с ними происшествия, которые случались с вами или вашими знакомыми?

Р. Ч.: Мне они часто снятся в повествовательной форме. Я имею в виду, это полноценные истории, обычно бессмысленные, нередко страшные или тревожные. Некоторые потом превращаются в рассказы — например, вспоминается «Поэзия жизни» (The Poetry of Life), — но большинство просто появляются и исчезают в течение пары дней.

Б. Ч.: В детстве у меня был повторяющийся кошмар: рыбак в клетчатой рубашке выскакивал из шкафа в моей спальне и говорил, что убьет моих родителей, а потом выбегал в коридор и врывался в их комнату, захлопывая дверь за собой. Я часто о нем думаю.

Спасибо за интервью! Надеюсь, ваши книги, выходящие в России, у нас полюбят, и за ними последуют другие!

Р. Ч.: Не за что. Спасибо, что расспросили!

Б. Ч.: Спасибо

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Денчик 18-03-2020 11:49

    Читал "Вдовий мыс". Занятно, но... не затягивает и, тем более, не пугает. Ну маяк, ну привидения... Пресноватое чтиво. Нет изюминки.

    Учитываю...