DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Саймон Кларк «Соляные змеи»

Simon Clark, “Salt Snake”, 1993 ©

— Ты собираешься разобраться с этой сукой?

— Ага, надо бы. А потом оставить хренову тачку возле дома и поджечь ее. Сжечь к чертям!

— Заткнитесь, идиоты. Я думаю.

Вайпер, лидер банды, сидел на краю старинного дубового стола и курил сигарету. Тату в виде змей извивалось на его обнаженных руках красными спиралями, и их раскрытые челюсти сверкали клыками, с которых капал яд. Одет он был в футболку с надписью «ИДИ НАХЕР!». На шее еще одна татуировка, сделанная в Борстале с помощью булавки и шариковой ручки, вырезанной из толстого винта. Синяя пунктирная линия рассекала шею. Уродливые буквы гласили: «РЕЗАТЬ ЗДЕСЬ».

Вайпер прочистил горло и громко плюнул на дорогой ковер.

— Ты ее не трогал, Спагги?

— Конечно, нет, — сказал белокурый парень.

— Отлично, если так, или я размажу твое чертово лицо.

— Как по мне, — сказал третий, Джо, в кожаной куртке, вонявшей мочой, — она точно не в себе. Она только и делает, что смотрит в окно и твердит, что море полно соли.

— Ну, так Вайпер и не собирается проверять ее на интеллект.

Вайпер бросил то, что осталось от сигареты, в камин, достаточно большой, чтобы обжарить целую свинью, и встал.

— Я умираю с голоду. Принеси пиво из машины, Джо. — А светловолосому сказал: — Спагги, найди чего-нибудь поесть по-быстрому. Чипсы и еще что-нибудь. И как можно больше. Я позабочусь о сумасшедшей суке наверху позже.

Спагги улыбнулся, когда в его голове возникла идея.

— У нас остались видеокамеры с прошлого раза. Мы могли бы, ну, типа, снять кое-что.

Вайпер нахмурился, закуривая еще одну сигарету.

— Никому не нужны идиотские домашние видео.

— Нет, — Спагги хитро прищурился. — Можно привести Джо, ну, после того, как вы закончите. Тогда мы могли бы сделать снафф-фильм. Продать. Типа заработать бабла.

— Что, убить ее?! Ты рехнулся, Спагги. Лучше займись делом.

Вайпер вернулся к полированному столу, чтобы выкурить сигарету. На прошлой неделе они промчались по Линкольнширу, угоняя машины и совершая набеги на магазины. Какие угодно — от нелегальных до магазинов электронной техники. Теперь у них было достаточно выпивки, сигарет, видео- и звукового оборудования, чтобы вернуться в Йоркшир, где они могли бы расслабиться в каком-нибудь доме и несколько недель жить как сыновья депутатов. Вайпер плюнул. Единственная проблема была в том, что копы подошли слишком близко. Когда погода испортилась, туман настолько cгустился, что они не могли видеть даже свою задницу, тогда их и упустили из виду. Затем они проехали около мили на фургоне по дорогам, которые, казалось, становились все более узкими и изогнутыми. В какой-то момент они увидели знак, сообщивший, что они добрались до Норфолка. Они продолжали искать хороший пустой дом. Блуждали в глуши.

К темноте они кое-что нашли. Большой старинный особняк на берегу моря. Ближайшая деревня в десяти милях отсюда. Там было тихо и уютно. Они отдыхали, наполняли животы, напивались, мусорили и пинали дубовые панели. После они хотели уйти.

Но дом не был пуст.

В спальне они нашли девушку лет восемнадцати, одетую в короткую хлопковую ночнушку. С самыми длинными ногами, которые они когда-либо видели. Спагги сказал, что на ней нет белья, но Вайпер ничего не заметил. Впрочем, это имело значение. У нее были длинные светлые волосы, развевающиеся за спиной. А лицо… пожалуй, не картина маслом, но было в нем что-то удивительное.

— Вы заметили, — спросил Спагги позже, — у нее косоглазие, ну типа, глаза в разные стороны смотрят?

Джо засмеялся.

— Да не особо. Но, видимо, этого недостаточно, чтобы ты отстал от нее. Или ты просто странный, Спагги?

Разговор почти спровоцировал драку, пока Вайпер не подавил ее хмурым взглядом. Хотя они все согласились: девчонка не в себе.

Джо фыркнул.

— Интересно, почему ее оставили здесь?

— Ее предки ушли по своим великосветским делам, — сказал Вайпер. — Не хотели, чтобы она пернула перед священником или чутка обмочилась.

— Обмочилась?

— Ну, то есть обоссалась, идиот. Ладно, обыщите остальную часть дома.

В доме больше никого не было. В погребе они нашли множество пыльных бутылок вина. Открыли несколько, но на вкус вино было как уксус. Несколько бутылок разбили о белые стены, разрисовав их красными, как кровь, взрывами. Спагги смеялся и что-то лепетал о том, что было бы круто сбрасывать монахинь из вертолетов. Раньше он был забавным. Теперь же превратился в головную боль. Вайпер пообещал себе, что избавится от него, когда они вернутся домой.

— Боже, какая пелена находит на дом! Такой туман в Уорвике не увидишь. — Джо положил на стол полдюжины банок пива «Карлсберг».

— О, мы напуганы? — усмехнулся Спагги, отправляя тарелку сосисок и чипсов через стол.

— Заткнись, — Джо сунул в рот горсть чипсов. Несколько упало на ковер. — Я был готов к этому… Господи! Посмотрите на это.

Терпение Вайпера иссякло.

— Что?

— Моя кожа… — Джо поднял руки. — У меня что-то на коже.

— Я не удивлюсь, если это крем для рук «Нивея», — усмехнулся Спагги, накалывая сосиску на нож.

Джо внимательно посмотрел на свою руку. На ней было что-то белое.

— Это… — он лизнул тыльную сторону ладони, — соль, — объявил он. — Я покрыт гребаной солью. Посмотри на мою куртку.

Толстая белая пленка покрывала черную кожу куртки.

— Это же чертовски очевидно, — Вайпер открыл банку «Карлсберга», чтобы запить чипсы. — Морской туман. И, как говорит дурочка наверху, море полно соли. А теперь съешь свои ублюдские чипсы, пока я никого не пришил.

Они ели молча, слышны были лишь глотки пива и челюсти, жующие сосиски и чипсы.

Господи, как хорошо, подумал Вайпер, открывая третью банку пива. Автомобиль, полный всякого добра на продажу; больше пива и еды, чем они могли бы себе представить; дом для личного пользования — «Туманный особняк», как он его назвал; и красивая шлюшка, ожидающая наверху, чтобы он показал ей свою магию.

— Как вы думаете, кто она? — Вайпер ткнул вилкой в потолок.

— Бог знает, — сказал Спагги. — Сумасшедшая шлюха не скажет. Она даже не скажет нам свое имя. На твоем месте, Вайпер, я бы пошел туда и залепил ей пощечину.

Вайпер плюнул на пол.

— Ты — не я, так что я не сделаю этого. Эти сосиски кровавые и горелые. Ты не умеешь готовить, что ли?

Спагги не смог ответить, поэтому попытался задеть Джо, спросив его, когда он собирается купить одежду, которая не вышла из моды еще в тысяча девятьсот шестьдесят шестом году. Джо хмыкнул и отодвинул от себя пустые тарелки.

— Я пойду посмотрю, хочет ли эта птичка что-нибудь съесть.

Спагги подмигнул Вайперу, когда Джо вышел из комнаты.

— Считай, что я обидел чувства нашей душечки Джо.

Вайпер открыл еще одну банку. Без сомнения, он избавится от Спагги, когда они вернутся домой. Да, он был сумасшедшим типом в школьные времена. Раньше он был смешным. Сейчас же просто не знаешь, чего от него ожидать.

— Она удрала, — сообщил Джо, тяжело дыша в дверях.

— Ты проверил все комнаты? — Вайпер мигом поднялся.

— Все до одной. Она ушла. Входная дверь открыта.

Вайпер потер татуировку в виде змеи на предплечье.

— Она не могла уйти далеко.

Спагги ударил кулаком по пустой банке на столе.

— Этой шлюхе нужно хорошенько вмазать. Вот что я думаю, — сказал он.

Вайпер проигнорировал его.

— Нам нужно найти ее.

Снаружи туман был гуще, чем любой другой, который Вайперу доводилось видеть раньше. Словно мокрая вата льнула к лицу. Он облизнул губы.

Морской туман. Соль. Он чувствовал ее на губах.

— Разделимся, — приказал он. — Она не может уйти далеко.

Их окружал сумрак, видимость была почти нулевой. Через полдюжины шагов он уже потерял из поля зрения дом и своих подельников. Хотя он слышал, как Спагги бормотал что-то невразумительное.

Вайпер пробирался по садовой дорожке, вымощенной неустойчивой плиткой, похожей на сумасшедшее дорожное покрытие. Сумасшедшее, да? Он усмехнулся себе под нос. Спагги, пожалуй, мог бы чувствовать себя здесь как дома. Сумасшедший ублюдок.

Туман становился плотнее. Иногда Вайпер натыкался на невидимые кусты, ветки цеплялись за волосы, как когти летучих мышей. Туман был таким густым, что его приходилось вдыхать. Вайпер кашлянул. Почувствовал вкус соли на языке. Где девчонка, черт возьми?

Вайпер искал, спотыкаясь и скользя по неровной дорожке. Он ничего не видел. С таким же успехом он мог оказаться в мешке, наполненном ватой. Черт, он едва мог видеть свои ублюдские ноги. Татуированные змеи на руках начали покалывать, как это бывало всякий раз, когда он начинал распаляться.

В следующий момент он услышал слабый шум — с приближением Вайпера тот становился громче. Он замер и прислушался: непрекращающийся шум расползался по саду и уходил в туман, словно…

Словно море, сказал он себе. Чертово море. Ему захотелось покурить.

Невидимый прибой грохотал на расстоянии, заглушая все звуки. И еще густой туман. Вайпер понял, что ему остается двигаться на ощупь.

Как только он подумал сдаться, кончики его пальцев коснулись мягкой ткани.

— Куда ты думала убежать, радость моя? — Вайпер смотрел за тем, как она медленно поворачивается, чтобы взглянуть на него чудным пустым взглядом. Она молчала. Вайпер сплюнул в траву.

— Когда-нибудь ты провалишься в эту мерзость, вот увидишь.

— Пересохло. — Она повернулась, чтобы посмотреть вниз в безводную канаву. — Течения больше нет.

— Видимо, хорошее лето, радость моя. — Он съежился от того, что услышал в собственном голосе. Мягкость? Боже! Нужно просто вырубить суку. Или хорошенько трахнуть здесь и сейчас прямо в высокой траве. Затем отправить ее домой с пятнами травы по всей заднице. Он такое уже проделывал. Но с ней сделать этого не мог. Даже не мог заставить себя накричать на нее.

— Сухо, — совсем тихо сказала она. — Смотри.

Он шагнул вперед по высокой траве и заглянул в канаву. Под несколькими листьями и какой-то диковинной палкой грязь была треснутой и твердой.

— Осторожнее, — снова сказала она тихим голосом. — В траве змеи.

— Змеи? — Вайпер рассмеялся. — Такие, как эти, радость моя? — Он протянул руки, показывая ей багрянец змеиного тату. Она пристально смотрела на них, но ничего не сказала.

Он вздохнул.

— Давай, радость моя. Вернемся в дом.

Вайпер собирался взять ее за руку, но она уверенно направилась обратно в дом. Только тогда он заметил, что на ней была та же короткая ночная рубашка. А ноги были босы.

Морской туман осел на лужайке и в кустах. Выглядело это так, будто густой мороз обратил весь мир в белизну.

— Странно-то как! — Спагги стоял у большой входной двери, глотая пиво из банки. — Мы прогуливались в одной ночной рубашке, дорогая?

— Если здесь кто и странный, то это ты, Спагги, — сказал Джо, проходя мимо него, чтобы войти в дом.

— Зайди, — приказал Вайпер. — И закрой эту проклятую дверь. Чертов туман меня бесит.

Они пили пиво — банку за банкой, бросая жестянки золотого цвета прямо на пол гостиной с роскошными кожаными креслами и диваном. На одной стене висела картина маслом с изображением трех черных лошадей, она была такой же большой, как дверь гаража. Девушка смотрела в окно. Вайпер не знал почему. Чертов туман был гуще, чем когда-либо, и таким же черным, как подмышка его бабушки.

Спагги встал и вышел в прихожую. Входная дверь захлопнулась. Он вернулся через три минуты с растерянным видом.

— Не могу найти херов фургон. Сплошной туман.

Девушка обернулась.

— Я тебе покажу, — сказала она.

Оскалив зубы, Спагги последовал за ней, и Вайпер услышал, как он насмешливо сказал:

— Как агнец на заклание.

Вайпер открыл пиво. Спагги долго не возвращался. Полные банки пива опустели, Вайпер и Джо устроились поудобнее в креслах, слишком взбешенные, чтобы разговаривать. Вайпер дремал. Комната медленно кружилась, а его желудок вторил ей в такт… снова… снова… и снова… и…

Он открыл глаза. Комнату заполнил туман. Мебель стала морозно-белой.

...закройте эту проклятую дверь...

...и снова… и снова...

Вайпер подумал, что Спагги приготовил слишком паршивые сосиски. Он не мог сосредоточиться.

Он облизнул губы.

Соль. Они были покрыты солью.

Его глаза открылись. Вайпер видел, как Джо растянулся на диване, весь белый, словно в сахарной пудре. Вайпер пожалел, что выпил столько пива.

— Джо. Закрой дверь. Туман пробрался в дом. Джо! — окликнул он.

Джо не двигался.

— Господи!

Мышцы болели, словно от наркотиков, и он рухнул на пол.

— Соберись! — Вайпер стащил Джо с дивана. Тот застонал и поднялся на ноги.

В коридоре Вайпер обнаружил, что входная дверь открыта и туман проникает в дом, будто вода через прорванную плотину. Ублюдок Спагги. Оставил чертову дверь открытой. Они пошли в библиотеку.

Спагги устроил рабочее место.

— Твою мать, безумный ублюдок, — проворчал Вайпер и сплюнул. Соль покалывала на языке и жгла горло.

Спагги установил на штативах две украденные видеокамеры, на цветном телевизоре было изображение девушки, привязанной к книжному шкафу.

Это был не фильм. Видеокамера снимала странную девушку с длинными волосами и в короткой ночнушке. Спагги привязал ее к полкам шнурами. Ее лицо ничего не выражало.

— Черт. Я найду Спагги, Джо. Останься здесь, ты дерьмово выглядишь.

— Чувствую себя так же, — хмыкнул Джо. Он прислонился к стене, его волосы, лицо, одежда и кожаная куртка были белы.

Вайпер посмотрел на свои руки. Татуированные змеи исчезли под слоем соли. Заставив дрожащие ноги шевелиться, он начал обыскивать дом.

Все комнаты пусты. Дорогие кровати с балдахинами, гардеробные, ванные комнаты с золотыми кранами. Спагги нигде нет. Ублюдок.

Когда Вайпер бежал по длинному коридору, он чуть не врезался в Спагги. У этого идиота был портативный телевизор и что-то похожее на декоративный кинжал с лезвием длиной в руку.

— Какого черта ты делаешь? — Вайпер попытался выплюнуть соль из горячего рта.

Глаза Спагги сверкали. Вайпер никогда не видел такого возбужденного человека.

— Снафф, — выдохнул Спагги, покачиваясь. — Снафф.

Он прошел мимо Вайпера и поспешил вниз.

Нужно вмазать ублюдку, подумал Вайпер. Кивнул самому себе. Вмазать, дать ему знать, кто в доме хозяин. Превозмогая боль, он последовал за ним.

Это место… Вайпер покачал головой. Когда он открыл глаза, то обнаружил, что находится за пределами библиотеки, стоит на коленях. Как долго он здесь?

Он толкнул себя в дверной проем. Хотя туман и соль застилали глаза, он все же мог видеть достаточно. Он мог видеть достаточно...

Джо изменился. Он весь побелел. Сложно было даже различить очертания его лица из-за обжигающей белизны. Вайпер наклонился к нему. Джо прислонился к стене точно там, где его оставил Вайпер, он весь был покрыт в один или два сантиметра этой дрянью.

Солью.

— Джо? — Голос Вайпера стал хриплым.

— Не беспокойся. Он мертв, — неумолимо заявил Спагги. Он регулировал положение видеокамер, изображения на которых пьяно дрожали всякий раз, когда он задевал основание штатива. Девушка, привязанная к книжным полкам, бесстрастно смотрела на него.

Вайпер взглянул на соленое лицо Джо. Черты лица были почти неразличимы. Он словно…

Нет, нет… Вайпер посмотрел Джо в глаза. Они были покрыты густой пленкой соли, но он все же видел голубые глаза Джо. Зрачки Джо быстро двигались из стороны в сторону, как у испуганного ребенка.

Спагги весело сказал:

— Я собираюсь снять снафф, Вайпер.

— Нет.

— И кто же меня остановит, Вайпер?

— Я.

Вайпер попытался сделать шаг, но не смог пошевелиться. Попытался поднять руки, а затем повернуть туловище. Не получилось. Все его тело плотно покрыто солью. Он как будто превращался в камень.

Черт! Ублюдские ноги, ублюдские руки... Становилось трудно дышать: белая пелена застилала его взор. Словно туман.

Вайпер мог только смотреть, как Спагги включил видеокамеру. Один телевизор показывал изображение Джо, ныне погребенного в соли, как египетская мумия, окутанная белым. Белый аморфный шар.

Другой телевизор показывал девушку, она смотрела в окно. Вайпер больше не видел ее лица. Он не мог двигать головой. Только Спагги и девушка остались свободными от солевого налета.

Спагги двигал в тумане острым лезвием кинжала. Эта штука могла бы разрезать и вола.

Спагги махнул кинжалом перед ним, и Вайпер увидел то, что засняли камеры. На большом экране он увидел, что девушка смотрит прямо в объектив.

Господи, должно быть, это все из-за выпивки. Вайпер вздрогнул. Он изо всех сил пытался вдохнуть, его глаза были прикованы к изображению лица девушки. Господи, да, все из-за выпивки. Вайпер пытался убедить себя, что он просто пьян. Просто пьян.

Затем он узнал лицо девушки.

Забытые длинные волосы. Каким-то образом это лицо напомнило ему, как он сам выглядел, когда ему было тринадцать-четырнадцать лет. Такой же чистый и невинный. Такие же глаза и той же формы нос в чернилах веснушек.

Спагги нанес ей удар. Один раз. Второй. Третий. Медленно.

Но что-то было не так. Должно быть, он случайно поранился. Спагги разрезал свою правую руку от локтя до запястья; кровь стекала по его ногам, как красное вино, которое они обнаружили в подвале ранее.

Он снова нанес удар.

На этот раз он пронзил свой пах стальным лезвием. Он вопил, матерился и снова вопил. Он споткнулся о штативы, изображения на телевизорах задрожали.

Вайпер слышал смутно. Лицо Спагги было просто маской: взорванной, как воздушный шар на Хеллоуин, полной боли вперемешку с яростью.

Он ударил девушку в грудь.

И снова промахнулся: огромный клинок оказался глубоко в его ребрах, чуть выше живота. Кричащее лицо маски, казалось, сдулось, и Спагги безвольно плюхнулся вниз.

На экране Вайпер разглядел девушку. Она не пострадала. Ее лицо, лишенное выражения, все еще было похоже на его, когда он был мальчишкой. Она наблюдала за ним. Он чувствовал, что она хочет помочь, но не знает как. Или, может быть, он просто не знал, как попросить о помощи.

Господи, как бы он хотел дышать. Он был заперт в твердом соляном бетоне.

Он задыхался.

На экране он увидел себя. Большой белый шар. Как личинка или куколка насекомого. Неподвижный.

Я переживу это, говорил он себе. Я выживу. Я отвезу этот чертов фургон обратно в вонючие трущобы на задворках Йоркшира. Для этого нужна сила воли. Я выживу.

Продолжай, Вайпер, приятель. Скажи это, Вайпер.

Скажи это, ублюдок! СКАЖИ ЭТО!

Я жив…

Я ЖИВ.

Я ЖИ-ИВ!

Я Я Я… Я

Я… ЯЯ… ЯЯЯЯЯЯ


Перевод Лины Догановской

Иллюстрация Ольги Мальчиковой

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)