DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Татьяна Мастрюкова: «Я лучше не расскажу о своих страхах, а заставлю бояться вместе со мной»

Отечественный подростковый хоррор сегодня не слишком пестрит именами, однако из тех, что в нем успешно представлены, особняком стоит имя Татьяны Мастрюковой. Самостоятельно опубликовав роман «Болотница», Татьяна стала лауреатом премии «Электронная Буква». В 2019 году книга вышла в издательстве «РОСМЭН», а за ней — и следующая, «Приоткрытая дверь», действие которой разворачивается в той же вселенной. Оба романа номинировались на ряд литературных премий, входили в различные топы и полюбились не только юным читателям. Сейчас готовится к выходу третий роман — «Тихие гости». DARKER решил познакомиться с Татьяной поближе и пообщаться о славянской нечисти, градусе ужаса для подростков и терапевтическом эффекте хоррора.

Татьяна, так уж вышло, что вы пришли в литературу вполне себе обособленно, в достаточно своеобразном жанре подросткового хоррора и вследствие этого попали в наше внимание относительно недавно. Поэтому первый вопрос будет о вашем творческом пути. В какой момент вы почувствовали себя писателем?

Почувствовала ли я себя писателем? Меня недавно спросили: «Как изменилась ваша жизнь после того, как вы стали популярным писателем?» — И я вдруг поняла: «Серьезно, это про меня! Точно, я же писатель! Популярный или нет, но писатель! Вот оно что! Кажется, что в этом есть какой-то элемент игры».

Когда я в первом классе, научившись писать, записала свою первую сказку и даже оформила ее книжкой, то не ощущала себя писателем. У меня просто были истории, которые хотелось рассказывать.

У меня и сейчас есть истории, которые хочется рассказывать, которыми хочется делиться. Здорово, что в виде книг.

Как вы пришли к тому, чтобы писать именно ужасы? Были ли у вас какие-то ориентиры в этом жанре или вас вернее назвать в нем самородком?

Мне нравятся ужасы, я считаю их важным литературным жанром, с которым читатели любого возраста обязательно должны познакомиться. Они обладают терапевтическим эффектом, поэтому я всегда на встречах в книжных магазинах говорю, что мои книги должны стоять в разделе «Медицина». В ужастиках, в страшилках человек переживает травмирующую ситуацию, учится справляться с ней и в любой момент может спастись, всего лишь захлопнув книжку. Ужасы дают эмоциональную разрядку без ущерба для здоровья.

Потому я сама, начав нервничать, в стрессовой ситуации, перечитываю Кинга, Лавкрафта, Дэна Симмонса или срочно листаю новинки в разделе «Ужасы и мистика».

Но почему я сама стала писать именно ужасы? Сама не понимаю, почему любая история, даже самая веселая у меня в итоге непременно скатывается в мистику. Может быть, я в постоянном стрессе?

Ваши книги хоть и классифицируют как подростковый хоррор, но при этом они вполне способны напугать и взрослого читателя, а кому-то, напротив, могут показаться слишком легкими. Дозируете ли вы градус ужаса, пытаетесь ли соблюдать некий баланс, или все страшное и жуткое всплывает в ваших романах сами собой?

Поскольку истории случились со мной-подростком и я их рассказывала перед сном своим детям, то, скорее всего, градус пугающего регулируется сам собой. Я сама испугалась, я об этом рассказала и напугала других, давайте бояться вместе, потому что это не так страшно. Правда, иногда детям потом снились кошмары, но я не нарочно.

Фигурирующие в «Болотнице» одноименные существа — далеко не самые очевидные представители славянской нечисти, их в искусстве встречаешь куда реже, чем, скажем, русалок или кикимор. А какие еще из мифических существ нашего фольклора, по-вашему, особенно недооценены?

К сожалению, у нас где-то с конца XIX века стали относиться к народной мифологии с насмешливым пренебрежением, а уж в советское время вообще, казалось, тема была интересна сугубо узким специалистам. У кого не было родственников в деревне или из деревни, тому просто неоткуда было узнать про шатанов, жабалак, болотниц, криксов-вараксов, шуликунов и злыдней. Но это наша культура, уникальная реакция на какие-то переживания, травмирующие события и способы справиться с ними. Если на то пошло, то у нас по пальцам можно пересчитать известных персонажей. Спасибо сказкам, спасибо Гоголю, Одоевскому и Алексею Константиновичу Толстому, что хоть про каких-то помним. Остальные пропали, некоторые бесследно. Например, никто не знает, кем был на самом деле столь любимый неоязычниками Велес. Никаких сведений не сохранилось. А бесчисленное количество сезонных духов, существ, связанных с деревенской жизнью, с выживанием в тяжелых условиях? Мифологические словари и то отзываются о них весьма скупо, а на самом деле они порой интереснее и ужаснее известных нам древнегреческих персонажей.

Иллюстрация к роману «Болотница». Автор Даша Манжула.

Вы сравниваете свои романы с быличками — рассказами очевидцев о встречах с нечистью. И наверняка в процессе работы изучали различные этнографические собрания. А могли бы вы подробнее рассказать о работе с такими источниками и, возможно, порекомендовать какие-либо из них тем, кто хочет зарыться в них поглубже?

Ответ на предыдущий вопрос плавно перетекает в ответ на этот.

Действительно, я с самого начала опиралась на былички, как на бесценный кладезь культурной истории. Рассказы, которые мои дети уже никогда не услышат от своих бабушек, даже потому что самим бабушкам нечего поведать. Именно поэтому я очень внимательно слушаю страшилки из жизни совершенно посторонних людей, случайных попутчиков, тех, кто больше никогда меня не встретит и потому точно не боится быть впоследствии обвиненным во лжи, а то и в сумасшествии.

А вот с письменными источниками у нас дело обстоит совсем не радужно. Я действительно ищу этнографические исследования мифологии, сказаний разных народов нашей необъятной страны. Многие из них оцифрованы и доступны в библиотеках. К сожалению, с девяностых годов подобная работа практически прекратилась, возможно даже потому, что уже некого было опрашивать. Ушли люди, ушла с ними память. Но все равно в крупных электронных библиотеках можно без особого труда найти интересные источники. Навскидку могу назвать «Мифологические рассказы Архангельской области» (составители Дранникова Н.В. и Разумова И.А), «Мифологические рассказы русского Севера» Черепановой О.А., «Народная демонология Полесья» Л. Виноградовой, «Мифологические персонажи в системе мировоззрения коми-пермяков» Т.Г. Голевой. Лежат у меня в закладках.

Есть ли у вас любимая цитата из своих произведений? Если да, то какая?

«Страшные истории с плохим концом нужны именно для того, чтобы ты, прочитав последнее предложение, с радостью осознал, что с тобой-то ничего такого жуткого не произойдет, что у тебя-то все в порядке. И это не может не радовать».

Цитата из «Болотницы», и попала туда именно потому, что сама я говорю это довольно часто.

В ваших произведениях с реальным миром то и дело соприкасается потусторонний, служа для персонажей источником ужаса. А что больше всего пугает лично вас?

Вопрос, ответ на который я с удовольствием читаю у других писателей. Вопрос, в ответ на который я сама неизменно отшучиваюсь. А все идет из детства. Посмотрела «Иствикских ведьм», и из всего фильма вынесла самую главную мысль: кто знает о твоих страхах, может взять над тобой власть. Несмотря на то, что я привыкла смотреть на окружающую действительность с юмором и вообще скорее позитивно, это нисколько не мешает мне быть довольно тревожным человеком. И хотя я никогда еще не встречала таких людей, кто мог бы и вообще захотел бы воспользоваться моими страхами, продолжаю придерживаться правила: я лучше не расскажу тебе о своих страхах, а заставлю тебя бояться вместе со мной.

Говоря о своих книгах, вы упоминали, что они основаны во многом на вашем личном подростковом опыте, на собственных дневниках. Ввиду этого, процесс написания был относительно легким. А когда эти истории закончатся или совсем сотрутся из памяти, получится ли дальше развивать созданную вселенную или задумаете что-нибудь совершенно новое?

Учитывая, сколько я теперь получаю материала из первых рук про паранормальное и странное, случившееся с родственниками моих читателей или с самими ними, думаю, недостатка в идеях не будет. Однако я не оставляю надежды подготовить к публикации авантюрно-юмористическо-мистико-абсурдный роман из альтернативной реальности, который мы на протяжении многих-многих лет пишем вместе с моей подругой. Он веселый, но я не знаю, как точно определить его жанр. Хотя кое-какие истории оттуда очень хорошо вписались во все мои изданные книги. Но роман правда веселый, там совсем немного жути.

Вы называете себя поклонником жанра ужасов, однако сами их пишете пока только для подростков. А не возникало мыслей перейти на территорию «взрослого» хоррора?

Для взрослых хоррор пишут столько первоклассных авторов, что я предпочитаю быть читателем. А вот для аудитории десяти-пятнадцати лет ситуация уже не такая радужная. Из «Гроба на колесиках» и «Зеленой руки» читателям сразу предлагают окунуться в кинговскую мрачноту, без перехода. Получается, что есть Стайн и больше ничего. Но ведь гораздо страшнее читать про то, что может произойти с тобой, что легко встретишь в обычной жизни прямо сейчас, а не только посетив штат Мэн. Отечественные авторы страшилок для подростков практически неизвестны и представлены разве что в «Большой книге ужасов» или ограничиваются Гоголем и Алексеем Толстым. Все закончилось, кажется, на серии «Черный котенок», о которой бывшие подростки вспоминают с такой ностальгией. На самом-то деле это не так, конечно. Но хоррор для взрослых представлен гораздо шире.

И я, как поклонница ужасов, которая не может сразу обрушить на своих детей Кинга и Симмонса, поняла, что надо срочно ситуацию исправлять. У меня есть истории, которые я хочу рассказать и которые я сама хотела бы услышать, будь мне двенадцать лет. Я до сих пор хочу услышать эти истории, и не только от себя.

Расскажите о вашей третьей книге — «Тихие гости». Насколько легко будет в нее погрузиться тем, кто пропустил «Болотницу» или «Приоткрытую дверь», а то и сразу обе?

«Тихие гости» (другое название — «Скрип калитки») — это немного новый формат истории, где три равноценных героини, хотя повествование ведется от лица только одной из них. И конец однозначный. Я думаю, что однозначный. Считаю, что все поймут одинаково, чем закончилась книга. Книга, но не история, которая, разумеется, продолжается.

Как и «Болотница», и «Приоткрытая дверь», «Тихие гости» — самостоятельная история. Но происходит она в той же вселенной. Здесь сойдутся все герои предыдущих книг. Почти все. Ну как сойдутся — они и так вместе, в одной вселенной, навсегда связаны приоткрывшейся дверью.

Кто читал предыдущие книги, найдут множество маячков и отсылок, и, возможно, ответы на некоторые вопросы.

Кто начнет знакомство со мной с «Тихих гостей» — добро пожаловать! Надеюсь, нам с вами по пути. Открывайте калитку, заходите и помните, что бояться вместе не так страшно.

Спасибо за интервью, Татьяна!

Спасибо вам за интересные вопросы!


В оформлении интервью использованы фото издательства «РОСМЭН» и сайта KoTYTan.com

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)